Глава 74

Опция "Закладки" ()

Выйдя из камина в замке Поттеров, он быстро направился в кабинет Гарри. Они оба поочередно останавливались здесь или в Блэк-мэноре.

— Гарри?- Ленстрендж нахмурился, когда вошел в большой кабинет. Мальчик, о котором шла речь, сидел в кресле перед ревущим камином, выглядя очень мрачным.

— Гарри, ты в порядке?- снова спросил младший, присаживаясь на подлокотник кресла. -Что случилось?»

Поттер поднял глаза, увидев озабоченное лицо ребенка, которого привык считать младшим братом. Он просто уставился на Дилана, размышляя о том, что они оба выросли в похожих условиях, подвергаясь физическому и психологическому насилию со стороны маглов. Но Гарри, по крайней мере, смог сбежать в возрасте семи лет. Поттер знал, что его родители заботились о нем, когда были живы. Родители Дилана не были женаты; его мать была изнасилована отцом, который был печально известным садистом и Пожирателем Смерти. Их детство было очень похоже, и все же они оказались такими разными. Почему?

— Как ты это делаешь, Дилан?»

-Делаю что?»

— Остаешься таким невиновным даже после всего, что с тобой произошло, — тихо пояснил подросток, опрокидывая в рот склянку с успокаивающим зельем.

— Я не совсем понимаю о чем ты говоришь?»

-Тебя всю жизнь называли уродом. Так же, как и меня. Надзирательница в приюте пыталась применить на тебе экзорцизм. Я никогда никому об этом не рассказывала, кроме Дафни, но Дурсли провели со мной подобную процедуру, когда мне было пять лет. Никогда в жизни я не был так напуган, как в тот день. Меня избивали за непреднамеренное волшебство; тебя тоже. Мне говорили, что мой отец был никчемным пьяницей-бездельником, а мать-шлюхой. Даже сейчас многие в Хогвартсе называют тебя ублюдком. Твой отец был Пожирателем Смерти, а мои родители были убиты одним из самых опасных темных лордов за последние годы. Как, Дилан ты все еще остаешься чист сердцем и не желаешь отомстить тем, кто причинил тебе боль. Даже после того, как вся школа поначалу относилась к твоему происхождению, ты все еще стараешься изо всех сил помочь, если они в беде. Честно говоря, твоя невинность и жизнерадостность сбивают меня с толку. У нас общее прошлое, но я оказался гораздо темнее. Как же так?»

Дилан лишился дара речи, никак не ожидая подобного вопроса. Он помолчал с минуту, прежде чем ответить.

-Не думаю, что меня сильно волнует месть, — тихо признался мальчик. «-Когда я рос, то пытался сопротивляться, но всякий раз, становилось только хуже. Я часто злился на обидчиков за то, как они со мной обращались, но потом понял, что в этом нет никакого смысла. Я был один, и никто не мог мне помочь. Приходилось во всем полагаться только на себя. Если я хотел выжить, то должен был избегать хулиганов. У меня не было сил противостоять, поэтому и держался особняком. И не понимаю, почему ты называешь меня чистым сердцем. Я совсем не такой.»

Гарри слегка усмехнулся, качая головой в изумлении. Дилан действительно понятия не имел, насколько он уникален. Неужели Гарри мог стать таким в какой нибудь другой жизни? Где его глаза демонстрировали бы невинность и теплоту вместо холодных изумрудных айсбергов? Гарри не мог объяснить почему, но пытка Дурслей и убийство Вернона задели его за живое.

-Будь у тебя выбор, ты бы убил людей, которые плохо с тобой обращались? Заставил бы их заплатить?»

Первокурсник был очень удивлен таким вопросом. — Не буду лгать и говорить, что они не заслуживают наказания, но я был не единственным, кого мучили старшие ребята и некоторые воспитатели в приюте. Но стал бы я намеренно пытать или убивать их? Нет. Я не думаю, что смогу это сделать.»

Помолчав, он нерешительно спросил: — А ты?

Поттер посмотрел ему прямо в глаза: «-Да. Я уже это сделал.»

Глаза Ленстреджа младшего расширились, и он невольно отшатнулся, словно обжегшись. — Убил?- прошептал он, но Гарри не ответил, уйдя в свои мысли.

Технически получается, что убил. Возможно, он и не использовал палочку для нанесения последнего удара, но все равно стал причиной смерти профессора Квиррелла и Вернона Дурсль. Также равенкловец использовал проклятие Круциатус на Мардж и тете Петунии. Он вполне был способен сотворить Аваду, что удавалось не многим. Для применения требовалось огромное количество ненависти, которое Гарри должен был чувствовать. Сириус уже говорил ему об этом, но … .. есть вещи, о которых подросток никогда не сможет рассказать крестному. Его просто не поймут. Да и Дафна тоже, если уж на то пошло, потому что они никогда подобного не испытывали.

-А если я скажу «Да», ты будешь думать обо мне еще хуже?»

Дилан уставился в окно, глядя на мерцающие звезды над головой. -Зачем ты это сделал?- спросил он после небольшой паузы. -Только из мести?»

-Нет, не совсем. Впервые я убил когда мне было одиннадцать, на первом курсе Хогвартса. Там был учитель по имени профессор Квиррелл, который преподавал защиту. Он был одержим Волдемортом или был самим Волдемортом; я не уверен. Однажды преподаватель чуть не стал причиной смерти Гермионы Грейнджер, впустив в школу тролля. Многие студенты также могли пострадать в тот день. Чтобы быть уверенным, что он никого не убьет, в том числе и меня, если уж на то пошло – я привел этого человека к смерти. Я оглушил его и позволил Церберу находящемуся на тот момент в школе сделать все остальное.»

Дилан продолжал молчать.

-Сегодня вечером я должен был сделать кое-что важное связанное с полным уничтожением Волдеморта. Требовалось, чтобы кто-то выпил очень неприятное зелье, которое заставляет пьющего переживать свои худшие воспоминания. Никто не знает, но некоторое время назад я похитил своих маггловских родственников и держал их взаперти в подземельях. Я заставил своего дядю выпить это зелье, что в результате и привело к его смерти, хоть и не планировалось подобного.»

-Но получается на самом деле ты не убивал их, — подал нерешительно голос, пытаясь сосредоточиться на том, что узнал. -В первый раз ты должен был остановить Волдеморта и Квирелл сам виноват, что позволил вселиться в себя. А второй случай был вообще случайностью, не так ли? Так почему же ты чувствуешь себя виноватым?»

-О нет, в том то и дело, я не чувствую вины за убийство этих людей, и никогда не буду чувствовать. По моему мнению они полностью заслужили все что с ними произошло. Но мне любопытно, как ты вырос таким добрым ребенком. Ты действительно что-то особенное, Дилан и я рад, что встретил тебя. Ты для меня как зеркало. Себя мне уже не изменить, да и меня вполне все устраивает, но повернись судьба немного иначе, я мог стать таким же, как ты.»

Гарри выдохнул. -Если ты боишься меня после того, как узнал… –»

— Прекрати, — твердо перебил его Ленстрендж. -Такого никогда не будет. Ты – Ты же мой брат, мой герой! Всегда помогаешь мне, когда я нуждаюсь, заботишься обо мне и, ну, да, то, что ты сделал, было неправильно, но ты принял меня, осиротевшего сына известного Пожирателя Смерти, как своего брата. Дал мне дом и проводил со мной кучу времени, учил магии; как после всего сделанного можно назвать тебя плохим человеком? Я…я не знаю, что еще сказать …»

Поттер встал и крепко обнял младшего мальчика. — Спасибо. Ты всегда будешь моим младшим братом. Просто никогда не изменяйся. Я люблю тебя.»

Дилан задохнулся и обнял в ответ самого родного человека; никто никогда не произносил эти слова ему; это был совершенно новый, но несомненно приятный опыт

-Я тоже тебя люблю, Гарри.»

Поттер легонько поцеловал мальчишку в взъерошенную макушку. Через минуту они разошлись по своим комнатам на ночь.

Сидя на полу возле камина, молодой отпрыск Поттеров закрыл глаза и сосредоточиться. Сегодня был тяжелый эмоциональный день, требовалось успокоиться и взять себя в руки.

*************************

Пожиратели Смерти разбили лагерь на небольшой поляне неподалеку от Фолкстона, графство Кент. Им удалось ускользнуть от авроров, но, к сожалению, у них не было возможности узнать, что происходит в магическом мире. Охрана вдоль границы была усилена и все прекрасно понимали, что их дома находятся под очень пристальным наблюдением, поэтому приходилось в качестве жилья довольствоваться лесными полянами. К счастью, магия делала жизнь гораздо проще даже в столь неблагоприятных условиях. Они не хотели связываться с Пожирателями Смерти, которые избежали Азкабана, так как доверия тем не было ни на грош. Невозможно было точно сказать кто из оставшихся на свободе знакомых еще верен Темному Лорду.

Оставить комментарий