Глава 456. Последовательные пощечины – первая форма (часть 3)

Однако не успел Фань Цзинь и слова сказать, как Цзюнь У Се внезапно заговорила:

— Возьми его.

Внезапные слова Цзюнь Се ошеломили всех присутствующих.

Фань Цзинь не мог поверить своим ушам. Цзюнь Се и правда только что сказал, взять с собой Ли Цзы Му? Это же тот самый негодяй Ли Цзы Му, из-за которого дни Цзюнь Се в Академии Западного Ветра превратились в ад, а теперь Цзюнь Се сам разрешил ему к ним присоединиться?!

Ли Цзы Му тоже оказался шокирован словами Цзюнь Се. Он думал, что Фань Цзинь согласится принять его в команду, а Цзюнь Се определенно станет против этого возражать. Он бы никогда не подумал, что Цзюнь Се первым даст на это свое согласие!

Даже другие молодые люди в команде Ли Цзы Му были изумлены и с недоверием посмотрели на Цзюнь Се.

Они прекрасно знали об «обиде», что существовала между Цзюнь Се и Ли Цзы Му. Цзюнь Се даже спрятался в бамбуковой роще и долгое время не выходил оттуда, пока Ли Цзы Му пытался завоевать всеобщую симпатию, опираясь на сочувствие из-за этого инцидента с Цзюнь Се. Они понимали, что эти двое были заклятыми врагами.

И Цзюнь Се просто так попросил Фань Цзиня взять с собой Ли Цзы Му?

Другие молодые люди были глубоко озадачены и сбиты с толку.

Цзюнь У Се бросила взгляд на Фань Цзиня, и тот поспешно проглотил отказ, вертевшийся на кончике его языка. Фань Цзинь быстро взял себя в руки и сказал Ли Цзы Му:

— Ты можешь пойти со мной, но тебе же лучше прилично себя вести! Иначе я брошу тебя на съедение духам-зверям! — Фань Цзиню совершенно не хотелось принимать по крыло этого неблагодарного ублюдка, но он не мог противостоять холодному взгляду, который бросил на него Цзюнь Се, поэтому уступил.

Ли Цзы Му в тот же миг счастливо улыбнулся и горячо поблагодарил Фань Цзиня, при этом полностью проигнорировав Цзюнь Се, который первым позволил ему остаться.

Цзюнь У Се только опустила глаза и не сказала ни слова.

Другие молодые люди, которых «предал» Ли Цзы Му, в гневе собирались уйти, но Цзюнь У Се внезапно заговорила, бросив им несколько бутылочек с лекарствами:

— Обработайте свои раны, — равнодушно сказала она.

Молодые люди поймали бутылочки и в замешательстве посмотрели на Цзюнь Се. Они не могли понять, почему Цзюнь Се сделал это, даже прекрасно зная, что они тоже проклинали его за спиной. А теперь, когда их бросил один из них, именно Цзюнь Се, о котором они так яростно злословили, протянул им руку помощи…

— Ли Цзы Му не так прост, ты… будь осторожен, — старший, который был наставником Ли Цзы Му, сжал бутылочку с лекарством в руке и секунду смотрел на Цзюнь Се, прежде чем оставить это дружеское предупреждение, повернуться и уйти вместе с оставшимися товарищами по команде.

Это короткое взаимодействие с Цзюнь У Се посадило крошечное семя сомнения в сердца всех тех молодых людей.

— Мудрый человек всегда действует по обстоятельствам, старший Фань. Вы так сильны, поэтому я решил поучиться у птиц, и так же как они, найти для себя прочную ветку, — Ли Цзы Му совершенно проигнорировал слова своих бывших товарищей по команде и полностью сосредоточился на том, чтобы сблизиться с Фань Цзинем.

Выражение лица Фань Цзиня становилось все более и более мрачным, он никак не мог понять, чего на самом деле хотел добиться этим Цзюнь Се.

— Э-эх, какой же тупица, — раздался наполненный сарказмом голос, под конец фразы перешедший в смех.

Ли Цзы Му повернул голову, чтобы посмотреть.

Фэй Янь улыбался, с жалостью глядя на Ли Цзы Му.

Ли Цзы Му нахмурился. Ученик из подразделения филиала осмеливался так высокомерно вести себя перед ним?!

— Цяо Чу, брат Хуа, — убедившись, что другие молодые люди ушли достаточно далеко, Цзюнь У Се наклонила голову и обратилась к Хуа Яо и Цяо Чу.

Уголки рта Хуа Яо изогнулись в зловещей улыбке, а Цяо Чу ударил кулаком об кулак и ответил:

— Понял!

Фань Цзинь все еще пытался догадаться, в чем состояли истинные намерения Цзюнь Се, когда рядом с ним раздался жалобный вскрик!

Ли Цзы Му изо всех сил пытался произвести на него впечатление и стоял рядом с ним, а в следующий миг Хуа Яо и Цяо Чу схватили Ли Цзы Му за плечи с обеих сторон и прижали к стоявшему позади него дереву.