Том 5. Глава 9. Мягко (9 часть)

Опция "Закладки" ()

Лежа на кровати, Ли Со-А смотрела в окно. Сквозь занавески она видела, как пробивается лунный свет. После того как все было сделано, наступила ночь –один из немногих моментов, когда она могла расслабиться.

После того, как она смотрела на улицу в течение неизвестного периода времени, она вдруг вспомнила все, что произошло сегодня. Сегодня – насыщенный событиями день начался с наблюдения психологического противостояния Хан Дасом и Сон Мире. После этого последовала попытка Сон Мире представить ее Чо Юнче; затем последовало внезапное приглашение Чо Юнче и совместное пение в репетиционной комнате; и его песня.

Затем песня, которую она пела…

“Ууу Юнче!”

Схватив себя за волосы, Ли Со-А испустила крик, в то время как ее пальцы рук и ног скрючились от одной только мысли об этом. Успокоившись, она ударила по кровати, крепко зажмурилась и задумалась над песней.

Песня Let me weep, ария Lascia ch’io pianga.

Это была ария сопрано Генделя в опере “Ринальдо”. Песня, которая, возможно, стала более известной благодаря фильму “Фаринелли”.

Не было никакой реальной причины, почему она выбрала эту песню – просто ей вдруг захотелось ее спеть.

Она не практиковала эту песню, не анализировала тщательно. Кроме того, она чувствовала, что пение песни, которую она практиковала, даст важную информацию Чо Юнче.

Это была песня, которую она пела совершенно обычно, но результат был совершенно необычным.

“Хаа…”

Глубоко вздохнув, она уткнулась лицом в подушку, и в темноте появился образ выражения лица, которое сделал Чо Юнче.

Этот разочарованный взгляд.

Узрев то, чего она никогда раньше не видела в его взгляде, Ли Со-А была обескуражена.

(Ты… ты поешь вполсилы, потому что практикуешься со мной? Ты ведь можешь петь лучше, правда? Оживи песню чувствами и не будь такой холодной.)

Нет, я не была бесчувственной, просто я пела ее в первый раз. Вполне разумно, что я еще не смогла проанализировать свои чувства; не слишком ли много ты говоришь?

Бормоча то, что она не могла сказать при нем из-за своей гордости, Ли Со-А вдруг вспомнила совет, который ей тогда дали.

Построение вокализации немного странное; в этой ситуации так было бы лучше; сделайте свое произношение более четким; хотя именно это и написано в партитуре, это часто поют так…

Слова, которые она должна была бы услышать от своего учителя потекли рекой, но что было еще более неприятно, так это то, что все они были правильными и что она не могла отрицать ни одного из них. Пока она ерзала всем своим телом, думая: “надо было спеть что-нибудь из того, что я репетировала”, — внезапно ей в голову пришла мысль.

(Но откуда он все это знает?)

Оглядываясь назад, я понимаю, что это было немного странно.

Хотя советы были хорошими, они были слишком подробны. Как будто он изучал меня в течение долгого времени, он знал каждую деталь обо мне. Он указал на незначительные привычки, которые невозможно было бы определить, прослушав только один раз…

Также непонятно откуда он мог много прослушивать мое пение, самое большее, это мог бы быть один раз на продвинутом концерте. Чо Юнче не был из Средней Школы Искусств, так, когда бы он мог слышал мое соло?

(Ах, эти видео, они тоже были на школьном сайте.)

Она вспомнила, что на школьном сайте было выложено несколько видео с концертов, но разве он просмотрел их на каждом уголке сайта? Из такого количества людей он выбрал и проанализировал только меня? Почему?

Не говорите мне… подумав до этого момента, Ли Со-А потерла свою переутомленную голову о подушку и избавилась от мыслей. Чо Юнче был таким странным парнем, что ей пришлось отказаться от попыток понять его.

Сделав такой вывод, она повернулась и посмотрела в сторону.

Рядом с ней, на кровати лежала Сон Мире и старательно просматривала соц. сети.

Именно из-за нее я согласилась практиковаться с ним. Подумав об этом и внезапно разозлившись, она ткнула Сон Мире локтем.

“Эй”

“Ауч! За что?!”

Увидев, что Сон Мире жалуется, Ли Со-А решила рассказать о случившемся.

“Я пообещала ему практиковаться вместе с сегодняшнего дня.”

“Мм? Так быстро?”

“Ты сама сказала сблизиться с ним.”

Сверкая глазами, Сон Мире приблизилась.

“Ты уже начали действовать, чтобы представить меня? ‘Эфью’, наша Со-А по-настоящему добра!”

“Ты так говоришь только в подобных ситуациях.”

Неловко убрав руку, которой ее гладили по голове, Со-А несколько раз пыталась что-то сказать, но решила просто промолчать.

… Не было никакой необходимости говорить прямо, что именно Юнче подошел первым.

Пока она просто молчала, Сон Мире начала без умолку болтать. Какой у него идеальный тип; какие девушки ему нравятся; еда, напитки, музыка…

Ли Со-А слушала, но вскоре ей это надоело, и она накрылась одеялом.

“Аа, я не знаю! Я иду спать.”

“Пожалуйста, спроси его обо мне~ Юнче продолжает избегать меня и иногда игнорирует мои сообщения!”

“Как я могу спрашивать его об идеальных типах девушек!”

“А зачем тебе рот, а?”

“Он для пения.”

После недолгих препирательств они вскоре мирно уснули, как будто вся эта ссора была иллюзией.

*

“Привет.”

Я посмотрел вперед.

Длинные волосы, расслабленный взгляд и одежда, которая отражала несколько преступную атмосферу.

Взглянув на зеленый бейджик, я увидел, что на нем написано “Ю Минци”, и то, что она зеленая, означало, что она со второго года обучения. Взглянув на нее, я кивнул в знак приветствия.

“Привет.”

“Ю Минци.”

“Я – Чо Юнче.”

Увидев, что мы представились, учитель Ку Минги кивнул головой и открыл рот.

“Я уже говорил это раньше, но позвольте представить вас официально. Это Ю Минци со второго года композиторского факультета, а это первогодка Чо Юнче с оперного факультета.”

Когда я снова кивнул, учитель продолжил свои слова.

“Причина, по которой я собрал вас двоих, заключается в том, что ученик Чо Юнче согласился на сотрудничество с ученицей Ю Минци. Правильно?”

Смотря учителю в глаза, я подумал.

Сотрудничество. Композиторский факультет Школы Искусств Будущего, конечно, специализировался на сочинении песен. Учась сочинять свои собственные песни и фактически создавая их, они показывали результаты – это было их главной задачей.

Другими словами, как мы исполняли песни на продвинутом концерте, они должны были представить песни, которые они сочинили. Но хотя они могли бы сочинять просто отлично, как бы они представили песни, если бы для этого требовалось несколько исполнителей?

Естественно, им самим приходилось искать необходимое количество исполнителей. Они могли либо спросить таких же учеников, либо искать самостоятельно, и именно поэтому эта старшеклассница так отчаянно искала меня.

Подумав об этом, я кивнул и ответил.

“Верно.”

Оглянувшись, учитель Ку Минги улыбнулся и продолжил.

“Хорошо, ученик Чо Юнче выступит в качестве тенора… Ю Минци, ты нашла второго исполнителя?”

“Пока нет.”

“Ну, если это Ю Минци, то ты сможешь найти его. В конце концов, ты выдающаяся ученица.”

Я посмотрел на Ю Минци-сонбэ, которая никак не реагировала на комплимент, и когда наши глаза встретились, она слабо улыбнулась.

Ю Минци.

На самом деле, получив предложение учителя Ку Минги, я изучал ее сам в течение нескольких дней. Так как Я из прошлого никогда не получал никаких просьб о сотрудничестве ни от каких композиторов… Я ничего не знал о композиторском факультете.

И благодаря тому, что я везде расспрашивал и добывал по кусочку информации, я узнал, что Ю Минци-сонбэ была довольно известным человеком. Она была человеком, который неистовствовал на композиторских концертах, которых было не так то и много, и поступила в Школу Искусств Будущего в прошлом году как лучший ученик.

Пока я был погружен в свои мысли, учитель продолжал свою речь.

“Я уже упоминал об этом раньше, но это определенно был бы хороший шанс и для ученика Чо Юнче. Наблюдая за процессом написания песни композитором и получая прямую обратную связь, ты получишь массу возможностей для обучения.”

Глядя мне прямо в глаза, учитель добавил.

“В конце концов, тем, кто пишет песню, является композитор – помня об этом, ты сможешь стать хорошим оперным певцом.”

Тот, кто пишет песню – композитор…

Я тяжело кивнул.

В самом деле, поскольку я никогда раньше не сотрудничал с композиторами, это определенно был бы отличный опыт и, по крайней мере, был бы более полезным, чем школьные уроки, которые проходили каждый день.

И после такого повышения своих навыков смогу ли я соревноваться с Ким Вучжу во время практического теста… Я думал об этом, когда учитель Ку Минги сказал с усмешкой.

“Кстати, ученица Ю Минци, ты слышала, что ученик Ким Суквон выбрал ученика Ким Вучжу своим исполнителем?”

“Нет.”

… Мм? Что?

Увидев мое ошарашенное выражение лица, учитель нанес последний удар.

“Кроме того, выступления Ю Минци и Ким Суквон будут в один и тот же день… это будет веселое противостояние.”

“О, понятно.”

Я тупо стоял и пытался прервать их разговор.

[Ю Минджи-сонбэ – я]

[Ким Суквон-сонбэ — Ким Вучжу]

Эти два старшекурсника композиторского факультета выбрали их своими исполнителями и в тот же день должны были выступать со своими песнями…

“…”

Холодно, подумал я.

Так значит ли это, что я должен соревноваться с Ким Вучжу в пении?

*

Поскольку еще требовалось время, до того, как я смогу сотрудничать с композиторским факультетом, мы сразу же пошли по своим делам. Песни не создавались в мгновение ока, а поскольку до выступления оставалось еще больше месяца, время еще есть.

‘Вздох…’

Но все же, подумать только, я так рано выступлю против Ким Вучжу. До практического теста оставалось еще два месяца, так что я немного расслабился, но все же…

Не было другого выхода, кроме как усердно тренироваться. С этой мыслью я продолжил практиковаться с Ли Со-А.

Практика с Ли Со-А на самом деле была довольно легкой. После первого дня мне нужно было только протянуть руку к сидящей Ли Со-А и спокойно сказать: “Давай потренируемся”, — и она со вздохом следовала за мной, как будто у нее не было другого выбора.

А после посещения тренировочной комнаты, она следила за мной, чтобы точно определить мои проблемы, в то время как я указывал на ее ошибки, и практика заканчивалась тем, что мы немного спорили.

За несколько дней повторения такой тренировки я смог немного развиться.

“L’amor!”

Глядя на меня, который закончил петь, взглядом орла, Ли Со-А цокнула языком, прежде чем повернуть голову. Это означало, что ей нечего было сказать – больше не было проблем с вокализацией, потому что, если бы они были, она бы попыталась изо всех сил дразнить меня этим.

Ухмыльнувшись, я проверил состояние своего тела.

С горлом не было никаких проблем, и желудок был также в порядке. Вдобавок ко всему, умственная усталость была намного меньше, поэтому, несмотря на то, что я пел ту же утреннюю песню, на этот раз я был в порядке, в отличие от предыдущего.

Всего за несколько дней я почувствовал, что сильно развился.

“Вокализация достойная, но нужно ли останавливать дыхание в конце?”

“Я пока ничего не могу с этим поделать.”

Получив отзыв на несколько выражений, настала очередь Ли Со-А петь. Слушая, как она поет “Let me weep”, я думал о тех аспектах, на которые должен был обратить внимание.

Указать на ее проблемы было очень легко.

В будущем гениальная сопрано Ли Со-А, которая с гордостью заявляла, что родом из Кореи, стала настолько знаменитой, что можно было найти множество видео, просто открыв youtube. Несмотря на то, что она была сопрано, с голосом, отличным от моего, прослушав так много, я не мог не привыкнуть к этому.

Поскольку я знал совершенную версию Ли Со-А из будущего, все, что мне нужно было сделать, это сравнить ее с нынешней. Было не так уж много отличий, и у нее было только несколько незначительных проблем, которые были связаны с ее все еще молодым возрастом.

Когда я указывал на эти вещи, она исправляла их на следующий день и приносила мне удовольствие, как будто это я ее взращивал. Учителю, отвечающему за Со-А, действительно приятно ее обучать. Это был учитель Хон Ючжин?

“E che sospiri la liberta.”

Молча глядя на Со-А, поющую песню, которая теперь может вызвать немного чувств в сердце, я медленно открыл рот.

“Молодец.”

“Не стоит, я прос…”

“Молодец, но тебе не кажется, что первая нота недотягивает? Вложи в нее больше чувств. Представьте себя принцессой, запертой в башне — ты бы хотела сбежать, даже если бы тебе пришлось прыгнуть, верно? Вот так, словно платье развевается на ветру, добавьте нежное вибрато, которое постепенно набирает силу.”

“… О чем ты вообще говоришь.”

Я видел, как она смотрит на меня с выражением лица, которое говорило: “что за чушь ты несешь” На самом деле, даже я не знал, о чем говорю в конце.

Хм… действительно, слишком трудно передать это чувство словами. Поскольку это было буквально чувство, его нужно было прочувствовать, а не учить… Может быть, она просто не могла выразить это из-за отсутствия жизненного опыта.

Чувства женщины, захваченной в плен королевством, противостоящим ее возлюбленному, и просящей о браке короля этой страны – как могла первогодка Ли Со-А знать об этом?

Вероятно, только время сможет решить эту проблему.

“Может, остановимся на сегодня?”

“Хорошо.”

Таким образом, мы закончили сеанс и начали собираться, когда Ли Со-А вдруг начала вести себя странно. Она постоянно украдкой поглядывала на меня, ее руки не могли оставаться неподвижными, а ноги все время ерзали.

Думая, что происходит, я стоял неподвижно, и, наконец, Ли Со-А начала разговор, ведя себя непринужденно.

“У тебя есть планы на сегодня?”

“Мм? Урок с учителем Ку Минги.”

“Неужели? Верно, учитель Квак Чонсу уехал за границу.”

“Ага.”

“…”

Я одним движением вытащила свою сумку из репетиционной комнаты и направился в комнату для занятий, когда Ли Со-А быстро последовала за мной.

“В-верно, ты действительно не встречаешься с Хан Дасом?”

“Я же сказал, нет.”

“Ты вообще интересуешься девушками?”

“Не думаю, что ответом будет “нет”.”

“Тогда какой твой идеальный тип?…”

Остановившись, я посмотрел в сторону и увидел Ли Со-А, стоящую там с чрезвычайно пристыженным выражением лица. Что это за отношение, когда она сама спрашивала? Найдя это докучающим, я быстро пошел дальше и дал случайный ответ.

“Кто угодно, только не ты.”

Не в силах контролировать выражение своего лица, Ли Со-А рыча открыла рот.

“Я тоже тебя ненавижу, ясно? Так раздражаешь.”

“Разве я что-нибудь сказал? Куку.”

“… очень низкий. Ах, мне нравятся высокие парни.”

“Мне тоже. Когда девушки низкие, как ты, они выглядят как дети, поэтому я их не люблю~”

“Что значит низкая? Между тобой и мной есть только небольшая разница!”

Пока мы препирались, прежде чем поняли мы добрались до классных комнат.

“Тогда я пойду на урок.”

“… Эх.”

Глядя на меня безо всякой причины, Ли Со-А встряхнулась и вышла наружу. Почему она последовала за мной, если ей в противоположную сторону?

Наклонив голову, я протянула руку к двери.

Комната для занятий.

Теперь, когда я подумал об этом, прошло много времени с тех пор, как я показывал учителю Ку Минги свое пение. На прошлой неделе ушел учитель Квак Чонсу, а урок с учителем Ку Минги был за неделю до этого, так что… около 2 недель?

Результаты тренировок были намного лучше, чем я думал, так что он может быть немного удивлен.

Усмехнувшись, я потянул за ручку двери.

Оставить комментарий