Глава 149.1. Белая Тень (часть 1)

Перед входом в пещеру, который был закрыт огромным валуном, стоял человек. Внешне он ничем не выделялся, его трудно было бы различить в толпе. Прижав свои коротки руки к валуну, человек приложил к нему ухо, прежде чем постучать по поверхности. Звук был глухой. То есть, сказать, сколько ещё валунов было внутри, было невозможно.

— …

Опустившись на одно колено, он осмотрел поверхность валуна. На камне виднелись царапины и грязь, а это означало, что валун был перенесён к входу в пещеру недавно. Более того, перемещён он был исключительно с помощью грубой силы без использования каких-либо приспособлений.

Позади этого человека стояла семья жалко выглядящих беженцев, наполовину укрывшихся за кустами и нервно следящих за его спиной. Человек с обычной внешностью сорвал с груди свиток и тихо произнёс заклинание. Увидев зловещую магию, просочившуюся через отверстия вокруг валуна, мужчина направился к беженцам.

— Чувствую, что вы сказали мне правду.

Голос его был неприметен, что соответствовало его такой же неприметной внешности. Он не был ни низким, ни пронзительным, но беженцы были до крайности напуганы этим, казалось бы, совершенно обычным авантюристом. Дело было в том, что за семьёй беженцев стояли другие мужчины, которые совершенно не отличались от человека, стоящего перед ними, и охраняли тех от теней; казалось, будто они были сделаны по одному шаблону.

— В-вы собираетесь выплатить нам компенсацию, как и обещали?

Мужчина средних лет, который, казалось, был главой этой бедной семьи, стоя перед сыном и дочерью, заговорил, смотря на этого обычного человека запавшими глазами. В ответ на вопрос, обычный человек кивнул. Когда слабый огонёк предвкушения промелькнул в глазах отца семейства, раздался ужасный крик.

И исходил этот крик из уст членов его семьи. Шокированный мужчина обернулся. Люди, которые выглядели точно так же, как тот обычный человек, закалывали его семью своими короткими клинками. Огонёк жизни в глазах членов его семейства уже погас. Отец обернулся с глазами, налившимися яростью, прежде чем, вытащив кинжал, спрятанный за пазухой, набросился на мужчину.

— Это не то, что ты обещал, ты, грёбаный дьявол!

Холодные клинки пронзили спину мужчины прежде, чем его собственный сумел достичь своей цели. И клинков этих было не один или два.

Мужчина средних лет, выжимая из себя последние силы, обернулся, чтобы увидеть невероятную сцену, развернувшуюся перед ним. Десятки мужчин, похожих на обычного человека, держали в руках одинаковое оружие с довольным выражением на своих лицах. Это странное зрелище было последним, что увидел беженец, прежде чем его взгляд лишился огонька жизни.

Обычный на вид человек уставился на четыре трупа, включая тело отца семейства, прежде чем достать свиток.

— Воскрешение Мёртвых.

Как только он произнёс заклинание зловещей магии духов, группа убитых беженцев возродилась, восстав из мертвых. Ещё теплая кровь сочилась из колотых ран, окрашивая их лица в красный цвет.

— Ууу…

Человек с обычной внешностью удивлённо посмотрел на главу семьи, который буквально несколько мгновений назад превратился в зомби и сейчас открыл рот, чтобы что-то пробормотать.

— Великолепная возможность принять участие в решающем моменте этой эпохи; это и есть компенсация, которую я могу дать всем вам.

Белая Тень, один из Семи Героев, растворился вместе со своими товарищами в темноте леса.

* * *

Раскрытие Камня Души с помощью Туманного Проводника проходило гладко. Карбункула, над которым они сейчас работали, звали Карбунгбунг. Он был самым верным Саджатору Карбункулом из всех шести, которые были у мага, но преданность эта колебалась, словно тростника. Разум Карбунгбунга изменился просто после недолгой с ним игры, а уже через неделю второй Камень Души был полностью готов к работе.

Однако Карбунгбунг выдвинул одно условие: девушка, которая с ним играет, должна находиться рядом, если Сончул хочет, чтобы Камень работал. Поскольку той, кто с ним играла, была Бертелгия, с этим условием можно было смириться. Хотя Сончул и был удивлён странной связью общения между двумя этими волями, он согласился с условием Карбунгбунга. Это увеличило количество заклинаний, которые он мог одновременно использовать до трёх, но Сончул был человеком, который не может быть удовлетворён.

У него ещё оставался недельный запас еды и воды в пещере, поэтому Сончул попытался обратиться и к третьему Камню Души. Карбункула, который должен был в нём находиться, звали Карбунг Карбунг. Сончул был довольно немногословным человеком, который не так часто выражал своё беспокойство внешне, но способность к даче именам Саджатора нельзя было игнорировать.

— Саджатор, этот идиот. Король Карбункул, Карбунг и Карбунгбунг… он действительно ужасен во всем, что касается дачи имен.

— Ты хочешь сказать именно это?

Голос Бертелгии с каждым днём становился всё громче. Хотя Сончул чувствовал себя обеспокоенным её поведением, он решил поговорить с ней, а не запихивать обратно в карман, чтобы та не расстроилась и не начала забастовку.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты называешь всех просто Фабре.

— Есть ещё Сетон.

— Кто такой Сетон?

Он сразу же активировал Туманный Проводник, не желая отвечать на этот вопрос. Мир третьего Карбункула представлял собой бесконечные луга. Карбунг Карбунг стоял на задних лапах за лугами там, где дул освежающий ветерок, и смотрел на отряд Сончула.

— Кью?

— Здесь есть Карбункул.

— Но всё-таки, кто такой Сетон?

Её внешность, может быть, и изменилась, но Бертелгия по-прежнему оставалась настойчива. Однако Сончул, полностью проигнорировав её, направился к новому Карбункулу.

Когда он приблизился, Карбунг Карбунг на мгновение наклонил голову, прежде чем поспешно скрыться за лугами. Сончул изо всех сил гнался за ним, но так и не смог догнать. Это был мир мечты Карбункула; даже божественная сила Сончула была в нём ограничена.

Карбунг Карбунг, хозяин этих лугов, высунул голову из высокой травы, мягко покачивающейся на ветру, и спрятался, когда их взгляды встретились. Они не обменялись ни единым словом, но Сончулу показалось, что он понял, чего тот хочет.

«Он хочет поиграть в прятки?»

Мужчина чувствовал, что по сравнению с последним разом, трудностей становилось больше, Сончул начинал беспокоиться. Реальность была такова, что каждый из Карбункулов любил играть в разные игры.

Сончул, обернувшись, посмотрел на Бертелгию. Она лежала в траве и смотрела, как по небу быстро плывут облака. Лучезарно улыбаясь, девушка не могла выглядеть ещё счастливее, наслаждаясь своим нетронутым телом и окружением; сейчас она выглядела такой счастливой, как никогда.

Увидев её, Сончул отказался от попыток эксплуатировать её.

«Думаю, неплохо время от времени давать ей передохнуть».

К сожалению, передышка эта не продлилась и пяти минут. Однако дело было вовсе не в отсутствии решимости со стороны Сончула, а во внешних силах. Звук громового раската раздался где-то вдалеке, мир мечты опасно задрожал, словно в любой момент мог разбиться вдребезги.

«Похоже, снаружи что-то происходит».

Мир мечты и реальный, как правило, были разделены, но поскольку мир мечты всё ещё принадлежал реальному, он не мог остаться нетронутым.

Оставить комментарий