Глава 131- Старый солдат, неувядающий боевой дух!

На вывеске были перечислены и рассортированы имена Академии и студентов. На Доске Рейтинга Академии и Доске Рейтинга Студентов Академия Шан Цзин была одной из лучших.

Академия Шан Цзин собрала 502 травы, их записи значительно превосходили другие академии. Даже общая сумма собранных командами трав не смогла сравниться с количеством трав, собранных академией Шан Цзин.

На Доске Рейтинга Студентов на первой строчке находился Ян По Цзюнь. Юэ Ян увидел, что этот парень на самом деле собрал около сорока пяти Орхидей. Похоже, что он был хорошо осведомлен в изучении лекарственных трав. Следующим под номером 2 был Фэн Ци Ша с тридцатью шестью травами. Что же касается этого парня Сюэ Тан Лана, то Юэ Ян понял, что он был помешан на боевых искусствах, имел ограниченные знания в области медицинских трав и собрал только десять трав, едва справившись с заданием …

«Ян По Цзюнь… Ян По Цзюнь собрал 45 трав?» Студенты Академии Плюща, которые стояли в очереди, чтобы сдать свои травы, также разглядывали доску и мгновенно развели шум.

«Так круто! Как раз то, чего и ожидаешь от Трех Великих Убийственных Звезд!» На мгновение глаза всех девушек засверкали как маленькие звезды.

«Этот высокомерный парень …» Жирный Хай был очень завистлив.

«Вы там, что вы делаете здесь с пустыми руками?» Мальчик, который был подвергнут критике увидел, что Юэ Ян, Е. Конг и Жирный Хай были с пустыми руками, и не мог не высмеять их. «Вы, ребята, не смогли собрать даже одну траву? Как и следовало ожидать от студентов Академии Плюща, яй яй яй. Студенты Академии Плюща подтвердили свою репутацию, поддержали свои стандарты».

«Наши стандарты, какими бы низкими они ни были, никогда не включали в себя обман. Вы думаете, что раз вы студенты из Академии Шан Цзин, то вы такие выдающиеся? Вы все выдающиеся обманщики», — холодно рассмеялась высокая девушка.

«Как ты можешь так говорить?» Услышав это, двое товарищей этого мальчика, казалось, отреагировали так свирепо и гневно, как будто гвоздь пронзил их ноги.

«Хотите сразиться?» Девушка в одеждах вора, которая раньше всех собрала травы, быстро вышла вперед. Взглядом, холодным как кинжал, она посмотрела на несколько студентов из Академии Шан Цзин. «Я могу развлечь вас в любое время».

«Достаточно, вы сдали травы, теперь потеряйтесь; здесь не нужны неприятности», — сурово крикнул парень с орлиными глазами. В этот момент студенты академии Шан Цзин, которые окружали их со всех сторон, отступили. Перед тем как уйти, мальчик, который обманул, бросил резкие слова: «Студенты Академии Плюща, помните, что мы снова встретимся на Элитном Турнире Ста Школ. Тогда-то и станет очевидно, кто выше, а кто ниже. Сегодня у вас есть ваш мастер, который вас прикрыл, но когда речь дойдет до конкуренции, то посмотрим, сможет ли он по-прежнему защитить вас всех. Если такие отбросы, как вы, осмелятся выйти на арену, то посмотрим, смогу ли я выбить из вас спесь».

«Что за ерунда, как обманщики смеют что-то из себя корчить?» Жирный Хай был так зол, что его нос почти перекосило.

«Я не хочу говорить с отбросом, который будет сбит с арены через десять секунд…» Этот мальчик окатил Жирного Хая презрением, уходя с высоко задранным носом.

«Не смейте держать меня, я хочу победить его, все вы не остановите меня». Жирный Хай был возмущен. Он засучил рукава, готовясь к бою, ведя себя так, как будто он собирался поставить на карту все и бороться с другой стороной как непримиримый противник.

«Свиная башка, это не значит, что я хочу принизить тебя, но, учитывая твои силы, ты совершенно ему неровня. Я считаю, что в бою с ним ты продержишься не дольше 10 секунд. Если ты ищешь смерти, то вперед, мы не станем останавливать тебя. Не волнуйся, когда ты умрешь, я гарантирую, что я помогу привести твой труп в божеский вид». Е. Конг был беспощаден. Когда Жирный Хай услышал это, он упал вниз головой на землю. Эму было слишком неловко. Он, босс, был фактически «опущен» своими приспешниками.

«Нет, возможно, после специальной подготовки, у Жирного Хая еще будет шанс выиграть, если он действительно приложит силы». Юэ Ян покачал головой, не соглашаясь.

«Специальной подготовки?» — Жирный Хай поднялся с пола в одном прыжке.

«Этот специальный тренировочный режим — непростая задача. Обычные люди, возможно, не смогут выдержать его, так что забудь». Юэ Ян, очевидно, был невысокого мнения о способностях Жирного Хая противостоять трудностям.

«О чем ты говоришь? Я родился для этой специальной подготовки! Ты думаешь, что я обычный человек? Разве у нормальных людей есть тело, покрытое крепкими и сильными мышцами как у меня? Позвольте мне сказать тебе, что нет ничего в этом мире, что я, мастер Хай, не могу сделать. Иногда, когда я действительно серьезен, не говоря уже о других людей, даже я сам пугаюсь своих собственных возможностей. Разве это не простой особый тренировочный режим? Для меня это так же просто, как пирог … Включает ли в себя этот специальный режим обучения чашу жареного мясо каждый день? Позвольте мне сказать тебе, что даже если это трудно, я осмелюсь ударить себя в грудь и сказать тебе, что у меня нет абсолютно никаких проблем с этим». Жирный Хай ударил себя в грудь, разгоняя по телу волны жира.

«Почему я подружился со свиньей? Я действительно сожалею об этом». Е. Конг закрыл голову рукой, выглядя крайне удрученным.

«Идиот». Студенты Академии Плюща поспешно отошли подальше от Жирного Хая, на тот случай, если другие люди подумают, что они на самом деле знали этого человека.

«Маленькие ученики, все это … все эти черные Орхидеи, которые вы собрали, только что расцвели?» Старушка-матрона, которая улыбалась спокойно все это время, не могла не быть тронута, когда увидела принцессу Ци Мин и маленькую принцессу Бэй Бэй, которые сдавали свои лекарственные травы. «Эти Орхидеи росли вместе, сотнями? Вы, ребята, должно быть, нашли Чернолистные Шары. Дети, вы все молодцы, каждая из этих трав имеет лекарственную ценность в два раза большую, чем обычная трава … Я благодарю вас от имени солдат. Дети, из-за ваших усилий, вы спасете гораздо больше жизней».

«На этот раз вам повезло, вы добились успеха, но, поблагодарив вас, я должен также озвучить и свои критические замечания. Этот метод является чрезвычайно опасным, особенно в ситуации, когда у вас недостаток обороноспособности. Вы совершили ошибку, оставшись дожидаться, пока Чернолистные Шары расцветут». Парень с орлиными глазами добавил свою ложку дёгтя в бочку с приподнятым настроением принцессы Ци Мин и компании.

«На самом деле, дети, в Бездне Демона, пока редкие лекарственные травы или цветы готовятся принести свои плоды, рыскают огромные звери, которые ищут добычу. Дети, было опасно ждать цветения Чернолистных Шаров. Вы будущее страны. Даже если наши солдаты умрут, они не хотели бы видеть, что такие маленькие дети, как вы, принесли в жертву свои жизни, чтобы спасти их. Помните, что для завершения миссии вы должны все хорошенько продумать. Нужно подумать, прежде чем действовать, и оценить, обладаете ли вы достаточно сильными способностями или возможностями, чтобы сделать это … Вы все молодцы, но я обеспокоена. Я не хочу упрекать вас, но я должна напомнить вам, что в будущем вы должны быть осторожны при выполнении ваших задач. При нахождении в опасной Бездне Демона вы должны быть в сто раз, в тысячу раз осторожнее и благоразумнее, чем выполняя свои миссии в обычном режиме». Старая матрона встала и последовательно поцеловала детские лица, наконец, приласкав маленькую принцессу Бэй Бэй.

«Нас защищали наши старшие братья, они сыграли свою роль в получении этих лекарственных трав». Маленькая принцесса Бэй Бэй указала на Юэ Яна, Е. Конга и компанию.

«Они? Я оказалась права». Старая Матрона окинула Юэ Яна, Е. Конга, Жирного Хая и братьев Ли взглядом, одним за другим. Наконец, она вернулась взглядом к Юэ Яну и слегка кивнула. «Вы все молодцы, я дам каждому из вас знак отличия. Кроме того, я хочу сказать вам, ребята, большое спасибо. Ваша работа заслуживает звания лучших из людей».

«……» Услышав это, Жирный Хай был так тронут, что его глаза наполнились слезами. Это был первый раз для него, для того, кто был отбросом всю свою жизнь, когда он услышал такую похвалу. Его сердце было настолько тронуто, что он чуть не вскрикнул.

«……» Е. Конг и братья Ли так же чувствовали бурлящую кровь.

Первоначально они думали, что умрут от голода в Башне Тун Тянь. Они не ожидали, что после того как они встретят Юэ Яна, они не только не умрут от голода, но превратятся из ненужного хлама в лучших из людей.

Конечно, они также четко осознавали, что между их силой и силой лучших из людей по-прежнему существует несоответствие.

Всего этого они с трудом добились благодаря Юэ Яну.

Но, будучи членом небольшой Команды Юэ Яна, они чувствовали, что есть причина для гордости.

Несмотря на то, что они в настоящее время они все еще не были лучшими из людей, тем не менее, они считали, что они, в конечном счете, были бы достойны этого славного звания в будущем, особенно под руководством Юэ Яна. Им просто нужно было внимательно следить за его шагами, и они смогут шагнуть до уровня лучших… Е Конг и братья Ли посмотрели в сторону Юэ Яна с гордым пламенем в их глазах.

Эти слова они никогда бы не сказали бы вслух, но выгравировали их в свои сердцах и будут помнить всю свою жизнь.

«Этих лекарственных трав достаточно?» — Юэ Ян задал вопрос, который все студенты, в том числе Три Великих Убийственных Звезды, не задавали.

Услышав это, старая матрона слегка изумилась.

Напротив, выражение парня в черной броне с орлиными глазами было таким, как будто этого он и ожидал, потому что он всегда тайно наблюдал за Юэ Яном. Независимо от того, смотрел ли Юэ Ян на раненых или глядел на записи на досках, все его последующие размышления, ничто не ускользнуло от орлиных глаз парня в черной броне.

Ранее в Бездне Демона парень с орлиными глазами обнаружил, что Юэ Ян полностью отличается от масс, следовательно, он обратил особое внимание на него.

Что касается сомневающегося Юэ Яна, то старая матрона сначала пробормотала что-то, а затем слегка покачала головой. «Первоначально количество всех лекарственных трав не достигало тысячи. Добавим травы, которые вы, Академия Плюща, привлекли, т.е. 400, и общая сумма составляет 1490 трав. Ваши последние сто трав с двойной эффективностью, но это может спасти только около 1500 человек. Но число отравленных солдат составляет более пяти тысяч. Даже тех, которых вы видели на площади, уже более трех тысяч…»

«Почему бы не отправить больше людей, чтобы собрать ещё трав?» Юэ Яну это оказалось странным. Почему армия не отправляла больше солдат, чтобы собрать трав?

«Кроме армейских врачей, откуда обычным солдатам знать, как собирать Чернолистные Орхидеи Увядшего Сердца? К тому же, Орхидей растет не так много. Ваш урожай — уже неожиданный и приятный сюрприз. Для того чтобы спасти этих людей, мы собрали самых элитных студентов нескольких академий. Учитывая величайшую опасность, отправляя вас в Бездну Демона, мы уже сильно рисковали. Честно говоря, хотя я врач, который спасает жизни, я выступаю против этого способа, потому что как только армия демонов обнаружит вас, вы, скорее всего, будете уничтожены. Все вы — будущее Империи. Мы не должны использовать вас в качестве разменной монеты. Тем не менее, это приказ Его Величества, так что мы могли только кивнуть и согласиться … К счастью, все вы благополучно вернулись. Дети, вы не должны испытывать чувство вины, вы все уже очень хорошо справились. Солдаты и их семьи, которых мы спасем, будут очень благодарны за вашу помощь. Что касается остальных солдат, которых мы не можем спасти, то я подумаю, что делать. Надеюсь, мы сможем сохранить их живыми и дать им возможность увидеть своих близких еще раз, прежде чем они умрут». Голос старой матроны был наполнен жалостью, как будто она видела ее собственных близких на пороге смерти.

«Как мы выберем три тысячи людей, которые не могут быть спасены? Они все солдаты, выберем жеребьевкой или в соответствии с их достижениями?» Юэ Ян думал, что независимо от того, кто умер, а кто жил, это был трудный выбор.

Кто был готов умереть в ситуации, когда можно было спастись?

Кто был готов смотреть беспомощно на то, как других людей спасают, пока сам ты был обречен?

«Сложно выбрать, но сами солдаты уже приняли свои решения ранее. Молодые солдаты, которые являются единственными детьми в семье, которые только что стали родителями, и те, у кого престарелые родители, получат приоритетное лечение. Взрослые солдаты, которые провели всю свою жизнь на полях сражений, готовые жертвовать собой и быть примером для подражания для молодежи … Вопрос, подобный этому не первый для нас, и он также не будет последним. Студенты, вот где дух Империи. Военная душа не умерла, именно из-за поколений людей, жертвовавших собой, взрослые солдаты сегодняшнего дня Империя несут с собой завтрашнюю надежду. Когда вы все вырастете и получите знания и опыт, то вы поймете пожелания старослужащих. Если люди нашего Континента Парящего Дракона не обладали бы таким благородным жертвенным духом, возможно, мы бы пали в Бездну Демона». Старая матрона, наконец, кивнула Юэ Яну, и сказала: » Так же, как вы, ребята, рисковали своей жизнью, чтобы защитить детей при сборе трав, ваше поведение и выбор, сделанный старыми солдатами, по сути одно и тоже».

«Солдаты на площади добровольно отказались от лечения, и поэтому они здесь на площади в ожидании, чтобы сказать свои последние прощания семьям», — неожиданно добавил парень с орлиными глазами.

«……» В это время сердце Юэ Яна не выдержало, он почувствовал глубокое уважение к этим людям.

Неудивительно, что солдаты на всей площади выглядели довольно старыми, они были стариками с седыми волосами. Так получается, что они были старыми солдатами, добровольно решившими пожертвовать собой.

Юэ Ян был поражен их жертвенным духом.

Перед лицом смерти сколько людей могло бы это сделать? В Китае происходили бесчисленные инциденты, когда люди просто стояли, наблюдая со стороны, говоря: «моя хата с краю», не помогая даже, когда человек видел смерть перед собой. Все различные виды холодности и отстраненности в обществе крепко запечатлелись в сердце Юэ Яна. То, что он видел, — много неблагодарности, предательства и насилие в ответ на доброту. Он видел много подлых людей, делающих угрожающие жесты, и добросердечных людей, плачущих горькими слезами … Все виды презренных, мрачных инцидентов, таких как «подстава с хрупкими предметами» (Прим: когда торговцы антиквариата размещают свои самые хрупкие предметы в своих придорожных ларьках в таких положениях, что прохожие будут легко разбивать их, и, следовательно, будут вынуждены заплатить за них), смерть от депрессии, смерть от кошмаров, ущемления, оскорбления и прочее, — все это заставляло сердце Юэ Яна трепетать от холода.

Доброта? Честность?

Не те ли это слабости, становившиеся добычей, которую использовали некоторые люди в своих интересах?

Он всегда считал, что дух того, чтобы жертвовать собой ради других, уже был отвергнут людьми. Только идиоты будут делать что-то подобное.

Рассказы Лэй Фэн о добрых делах были чем-то, что касалось прошлого. Теперь, если кто-то пытался делать бескорыстные поступки, что было эквивалентно риску для жизни… Есть, конечно, люди, которые делают это, но то, что они получают взамен, — в основном слезы боли и страданий. Например, если ты увидишь ограбление и выйдешь смело вперед, защищая слабых, то получишь удар ножом. Даже тот, кто грабит, не будет считать это героическим поступком в борьбе за правое дело. Другой пример: если бы кто-то захотел помочь старой женщине, он бы дорого за это заплатил; если бы кто-то нашел бумажник и отдал его властям, его можно было бы сразу заподозрить в том, что часть он прикарманил…

(Прим: Лэй Фэн был превращен в модель альтруизма и преданности КПК с помощью пропаганды с 1963 года.)

После путешествия через пространства он оказался на Континенте Парящего Дракона.

Юэ Ян обнаружил, что мир здесь совершенно отличается от того, что он знал.

Было чрезвычайно нормально вести себя в Китае так, как он вел себя, но после того как он оказался здесь, он стал «человек со странностями» … Он был со странностями, всегда защищал себя, не позволяя никому причинить вред, и всегда защищал свои собственные интересы, ставя их на первое место. В Китае Юэ Ян считал, что люди, которые думали, как и он, были практически неисчислимы. Но на Континенте Парящего Дракона все было наоборот. Четвертая Тетя могла свести на нет семейное состояние ради него и использовать тысячи Цзиней золота, которые она копила в течение бесчисленных лет, чтобы найти и купить [Пилюли Пробуждения Мудрости Духовного Зверя] для её приемного сына. Она даже оставила свою собственную дочь без денег, чтобы познать навыки.

Если Четвертая Тетя может сделать все это для своей семьи, то что говорить об этих старых солдатах?

Каждый из этих старых солдатов был пропитан кровью своих сражений и прошел сквозь груды трупов. Они вернулись живыми с большим трудом. Тем не менее, в конечном итоге, на перекрестке жизни и смерти они, не колеблясь, решили пожертвовать собой ради других людей, чтобы дать возможность спастись молодым людям, которые были им незнакомы, но подавали большие надежды.

Если бы он не видел этого собственными глазами, Юэ Ян ни за что не поверил бы, что что-то подобное возможно.

Китай был знаменит практикой жертвовать собой ради других. Была неисчислимая череда героев из племени Ян Хуань, с тех пор Пламя Вэнь Мин могло продлить свою жизнь и стало единственным в Четырех Больших Древних Империях Вэнь Мин.

Раз Империи Да Ся на Континенте Парящего Дракона имела возможность выстоять в течение тысяч лет и не упасть. Она должна существовать в таком духе много поколений.

Преданность и жертвы, принесенные предшественниками.

Вот в чем причина, почему последующие поколения могли расти и размножаться и сменять поколение за поколением ……

«Пойдемте, мы уже сделали все возможное». Парень с орлиными глазами похлопал по плечу Юэ Яна и махнул рукой, приказывая ученикам класса Смерти. «Все возвращаемся в академию, мы продолжим обучение завтра. Конкуренция жестока, и если вы не хотите быть выбиты из гонки путем естественного отбора, то вы должны быть сильнее, чем кто-либо другой и более выдающимся, чем все остальные».

Юэ Ян шагал огромными шагами вслед за процессией, чтобы покинуть это место, и ещё раз оглядел окружающих отравленных солдат.

Он обнаружил, что, хотя эти старые солдаты имели темные лица, выражения их лиц несли какое-то спокойствие и даже гордость.

Многие солдаты окружили их, помогая этим старым солдатам переодеться в совершенно новую военную форму. Некоторые старые солдаты были увешаны всевозможными медалями, ослепительными, как звезды. Юэ Ян увидел многочисленных медицинских сотрудников с мисками прощального вина, которые они передали в руки старых солдат. Для тех, кто был ранен так сильно, что не мог держать чашу, медицинский персонал обмакивал свои пальцы в вино и слегка прикладывал их к губах с глазами, полными слез.

«Генерал …» Несколько солдат положили золотой и ослепительный Генеральский значок на старого человека с седой головой и бородой. Один из них, который был самым молодым, вдруг начал вытирать слезы.

«Гаденыш, чего ты причитаешь. Скройся с глаз. Не заставляй меня стыдится. Я уже получил своё». Голос старика был слабый, но до сих пор звучал как рык льва.

«Генерал, вы не можете просто так умереть. Вы нужны нам, чтобы вести нас в новый бой. Если вы умрете, что нам делать? » Этот самый молодой солдат начал горько плакать.

«Я уже устал. Я не хочу сражаться. Теперь я просто хочу с комфортом подремать. За столько лет я ни разу не отдыхал. Каждый день я сражался то тут, то там. Я получил целую кучу медалей, но у меня даже не было времени, чтобы выспаться, как следует. Все из-за вас сорванцов, вы заставляли меня беспокоиться все время. Выводили меня каждый день, и только после этого я с большим трудом сделал из вас, трусов, верных солдат. За все эти годы я действительно вымотался … Все вы делаете свою работу хорошо. Не заставляй меня стыдиться. В противном случае, даже если я буду погребен под землей, я все равно буду пинать вас под зад … Дайте мне вина. Из-за наставлений проклятого доктора я не выпил ни капли вина за три месяца. Теперь, когда я нахожусь на пороге смерти, мне все равно. Дайте мне все вино. На грани жизни и смерти я хочу быть пьяным в стельку, ха-ха». Когда старика переодевали в мундир генерала, Юэ Ян увидел, что его тело было густо усеяно ранами и травмами. Некоторые из травм были страшными, с глубокими порезами, так что можно было увидеть кости.

Отравленный генерал на самом деле не мог получить лечение?

Конечно, это было невозможно. Если бы он сам не отказался от лечения, первым в очереди за лекарством был бы, вероятно, он.

Но почему он отказался от лечения? Было ли это на самом деле просто, чтобы дать молодым людям шанс и оттого, что он предпочел принести себя в жертву?

Юэ Яну было немного любопытно, и он не мог не спросить: «Вы на самом деле генерал?».

Услышав это, старик был поражен. Потом он громко рассмеялся невольно и спросил в ответ. «Молодой человек, вы не знаете меня? Ну, ну. Тот парень, Джун Ву Ю, даже похвалил меня и сказал, что все знают меня и обо мне слышали во всей Империи. Я знал, что этот парень просто преувеличивал, чтобы обмануть людей, беспомощно отдававших свою жизнь, работая на него. К счастью, я не стал очень упиваться его словами. В противном случае моя репутация к настоящему времени была бы втоптана в грязь».

Парень в черной броне оказался за Юэ Яном, и его голос был повышен в знак почтения. «Это генерал Дао Фэн, он является одним из десяти лучших генералов в Империи Да Ся».

«Что за Десять Лучших Генералов? Мы все — просто мертвые старики. Если бы мы действительно были настолько удивительным, я не остался бы один из десяти. Они все ушли. Я действительно достаточно пожил в одиночестве за все эти годы. Все они каждый день наслаждаются поклонением и ладаном в Зале Военной Души, пока я здесь использую это усталое старое тело и борюсь до последнего вздоха. Даже этот парень Юэ Хай также выбросил полотенце и сдался. Как я могу продолжать жить в этом аду каждый день? Остановит ли боль от ран на моем теле звание одного из Десяти Лучших Генералов? Я даже не могу выпить бокал вина. В такой жизни нет смысла. Я мог бы также пойти в преисподнюю, чтобы собрать вместе с теми старичками … » Имя старика немного отвлекло Юэ Яна. Это имя генерала Фэн Дао. Даже он, будучи парнем, который путешествовал через пространства и прибыл на это место не так давно, слышал о нем.

Генерал Дао Фэн был одним из Десяти Лучших Генералов Империи Да Ся, а также был последним из живых.

Возраст этого старого генерала был неизвестен. Было сказано, что ему было уже более двухсот лет, и он имел самый большой опыт работы в армии. Он вступил в армию в восемнадцать лет, чтобы обучаться, и был произведен в генералы в сорок лет. Он непрерывно сражался до сих пор и достиг многих свершений для общества. Его легенда была такой длинной, что даже несколько книг не смогли завершить ее освещение.

Первоначально со своими достижениями и возможностями он был больше, чем достоин стать Главнокомандующим всеми военными Силами Империи.

Но самое странное было то, что он отвергал предложение стать Главнокомандующим десять раз и настаивал на том, чтобы быть простым генералом. Причина этого была неизвестна. Только Император Джун У Ю и Старейшина Юэ Хай, которые настоятельно рекомендовали его для продвижения до Главнокомандующего, знали, почему. Этот Генерал Дао Фэн практически был живым ископаемым Империи и был также счастливчиком — генералом в то же время. Он выходил живым из безвыходных ситуаций бесчисленное количество раз. Он сражался в тысяче сражений и никогда не испытал полного поражения. Даже в скверных ситуациях и под угрозой сокрушительного поражения он все равно мог сохранить максимальную силу своего Легиона Дао Фэн.

Легион Дао Фэн был лично создан, организован и обучен им и можно сказать, что он был одним из Трех Великих Легионов Империи.

Трудно было представить себе, что такой легендарный человек будет на самом деле отказываться от лечения, даря возможность жить своим подчиненным и солдатам, пока сам лежал на площади в ожидании смерти…

«Зачем? Не лучше ли жить? Без вас кто поведет солдат в бой? Вы действительно уверены, что хотите передать Легион Дао Фэн другим? «Юэ Ян обнаружил, что он на самом деле имел врожденный дар быть сплетником.

«Я собираюсь умереть, чего мне переживать?» Старик был очень открытым.

«А что, если вы сможете продолжать жить?» Юэ Ян сделал паузу, спрашивая.

«На самом деле мне надоело жить. Если я хотел бы жить, я бы спасся … Но кто в мире не умирает, в конце концов? Жить до двухсот лет и постоянно вести войны, слишком много стремной жизни для меня. Я солдат, старый солдат, я должен умереть во славе на поле боя. Я не хочу умирать на удобной кровати … Эта война, даже если Бездна Демона прикончила около трех тысяч моих подчиненных, но я не полностью повержен. Я убил около тридцати тысяч своих солдат, а также двух Демонов Генералов. Так что теперь, даже если я умру, это больше не имеет значения. Если бы я ждал, пока состарюсь, так, что даже не смогу нести мой меч, а затем был бы убит каким-то неопытным солдатом, это я назвал бы жалкой смертью». Старик попытался сесть. Сначала он посмотрел вдаль, а потом на Юэ Яна. «Молодой человек, я понимаю ваши мысли. Вы просто хотите избить меня до потери сознания, а затем тайно исцелить меня? Этот трюк со мной не пройдет … Уходите. Для старого солдата смерть во славе является лучшим конечным пунктом назначения».

Юэ Ян, который имел 3-й уровень [Божественного Видения], мог видеть правду.

Этот старик, этот знаменитый генерал Дао Фэн, кроме отравления, он также имел еще более тяжелые травмы.

Он имел старое тело. С добавлением многочисленных травм и шрамов от боя его сильное тело стало очень слабым. Тем не менее, он также получил смертельный удар от врага. Все его внутренние органы страдают от серьезных травм и яда. Даже если яд был бы полностью очищен, его тело, вероятно, протянуло бы не более чем месяц.

Это, вероятно, реальная причина, почему старик отверг медикаментозное лечение.

Поняв правду, в сердце Юэ Яна вдруг возникло странное чувство. Было ли это на самом деле невозможно вылечить?

Белый Нефритовый Жук плюс врожденная Ци могли избавить от яда, а также помочь организму восстановиться от ран.

Время использовать врожденную Ци, чтобы сделать прорыв в медицине, вероятно, настало. Это был лучший шанс, в любом случае, можно было бы просто применить лечение почти мертвой лошади, как лечение на живой лошади. Юэ Ян подумал, что, возможно, он сам мог бы попробовать …

Оставить комментарий