Глава 447 – Карты Судьбы

Попрощавшись с десятками тысяч пугающих Чаровниц, и только после выхода из этого Дворца Шарма, который был многими признан одним из 10 самых опасных мест в башне Тун Тянь, Юэ Ян тайком утер холодный пот.

Одна Чаровница не так страшно, но когда десятки тысяч собирались вместе зрелище, было действительно ужасающее.

Если бы Армия Черной Тюрьмы и Дворца Шарма отправились на войну, Юэ Ян поставил бы на Дворец Шарма, даже если Король Черной Тюрьмы и его 5 подчиненных лидеров будут в выигрыше, но как армия генералов и солдат они, безусловно, примут поражение. Кроме того, каждый из них, возможно, умрет самым ужасным образом, будучи высосанным досуха, став лишь костями. Говорят, что в башне Тун Тянь только клан Восточного Демона, управляемый Королем Драконов, действительно был способен подавить Дворец Шарма.

Юэ Ян не сразу открыл маленькую белую коробку, которую Королева Чаровниц дала ему тайно.

Поскольку Королева хотела сохранить передачу коробки в секрете, и скрыть её даже от Феи Феникс, Юэ Ян нашел время, чтобы тайно открыть её одному.

Помимо прощания с Дворцом Шарма, Фея Феникс передала многочисленные области управления, различные шахты и леса, а также множество живописных частных земель каждому из 6 великих Небесных Демонов, особенно Небесной Катастрофе, которая получила больше всего.

Каждый из них отдал свои благословения Фее Феникс.

Особенно Небесная Катастрофа, которая сладко обратилась к зятю, протягивая руку за вознаграждением, не довольствуясь Кристаллом Дракона, принимая только сокровища священного ранга.

«Иди-ка, малыши играют в сторонке». Юэ Ян чуть не треснул ей, даже он сам не имел священных сокровищ, как бы он мог что-то дать ей?

«У тебя до сих пор нет титула с момента присоединения к нам, мы должны подумать об этом сегодня же». Небесная Катастрофа, это маленькая мстительная гадина, увидев, что Юэ Ян был скуп на сокровища, и сразу же предложила: «Ну раз зять у нас — нищий, как насчет того, что мы назовем его Небесным Нищим! С тем значением, что он самый скупой, самый жадный нищий во всем мире».

«Как насчет Небесного Удара? Я родился, чтобы ударить тебя!» Юэ Ян разозлился, желая поймать эту маленькую девчонку, чтобы известить ее, пусть она станет свидетелем его гнева.

«Возьми-ка Карту Судьбы!» Небесное Преступление всегда был хорошим человеком и пытался смягчить напряжение.

«Я согласен» Небесный Убийца, которым Юэ Ян восхищался больше всего, кивнул головой в знак согласия.

«Я тоже согласен». Небесный Меч также согласился, он совсем не восхищался Юэ Янем. Скорее, он его боялся. Он боялся, что Юэ Ян, этот юноша, собирается украсть его древний меч.

Тянь Цзюэ не издавал ни звука, в то время как Небесная Ярость, который нес Громовой Барабан, стоял далеко и молчал.

Они были нейтральны, не согласны, и не против.

Только Небесная Катастрофа настаивала на том, что Небесный Нищий является самым подходящим прозвищем для Юэ Яна.

Фея Феникс улыбалась с редким для неё добрым нравом. Она тихонько сжала руку Юэ Яна.

Она хотела намекнуть, чтобы Юэ Ян не был слишком скупым и что-то придумал, чтобы угодить Небесной Катастрофе, этой маленькой девочке, и не позволял ей продолжать шуметь, ставя Фею Феникс в такое неловкое положение.

Увидев такой расклад, Юэ Ян ударил себя в грудь, что означало, что он обязательно выполнит эту миссию. Он вызвал «Зеленый» из Пятицветного Божественного Света и передал его Небесной Катастрофе: «Эй, ты видела такое сокровище раньше?» увидев это сокровище, Небесная Катастрофа так обрадовалась, что два её глаза почти приняли форму сердечек. Она громко закричала зятю, что да, я хочу это сокровище. Но разве Юэ Ян, мог подарить ей что-то вроде этого сокровища, он просто дразнил её. Не дожидаясь, когда Небесная Катастрофа начнет пытаться перехватить сокровище, Юэ Ян тут же заговорил: «Я ведь самый скупой зять, я думаю, что это сокровище нельзя дарить».

«Нет, ты самый щедрый зять в мире, я люблю зятя. Достань сокровище, чтобы я взглянула на него ещё раз, положи его на ладонь, позвольте мне взглянуть. Я заверяю тебя, что я не возьму его!» Небесная Катастрофа изо всех сил пыталась польстить Юэ Яну. Пятицветный Божественный Свет… этот уровень сокровищ просто слепил ее глаза.

«Посмотреть то можно …. Ой, я достал не тот!» Юэ Ян достал «Черный Свет».

«Ух ты!» увидев его, Небесная Катастрофа обрадовалась так же, как котенок, который только что увидел шар пряжи, ее сердце зазудело; безумно махая руками, она потянулась, желая схватить сокровище.

Несмотря на то, что Черный Свет является поддельным Пятицветным Божественным Светом, он по-прежнему остается священным сокровищем, что Цзю Сяо оставил Юэ Яну и Фее Феникс после убийства Громового Бога. Его лучше использовать для борьбы и убийства, в отличие от настоящего Пятицветного Божественного Света, который обладает особыми способностями. Проще говоря, разрушительная сила Черного Света — одна пятая мощи «Зеленого» Пятицветного Божественного Света.

Небесная Катастрофа чуть не плакала, пока Юэ Ян дразнил её.

Он держал Черный Свет и вытащил заветную бутылку с Божественной Росой. Как только Небесная Катастрофа вскрикнула от восторга, он убрал росу и достал Божественную Печать Короля Ада.

Юэ Ян злобно поманил: «Эй, ты видела это раньше? Послушай, это сокровище из легенд!»

Небесная Катастрофа была на грани безумия. У этого парня было так много сокровищ, но он просто не хотел их отдавать.

Она отчаянно хотела вырвать сокровища, но не могла.

И остальные 5 Небесных Демонов не могли выносить показухи Юэ Яна, разве действительно нужно было вытаскивать такие сокровища, чтобы заманить ребенка, которого он просто дразнил? В самом деле!

«Ты когда-нибудь видела вечную Трубку Желаний Голландца? Я твой зять! Ты когда-нибудь видела Божественную Воду? У меня все это есть, так, что сладко называй меня зятем, и может быть, если я буду доволен, я отдам тебе что-нибудь маленькое и не нужное!» Юэ Ян был более зловещим, чем Гуай Ли Шу, который использовал конфеты, чтобы заманить маленьких девочек. Он ясно знал, что Небесная Катастрофа не выдержит соблазна сокровищами, но сознательно устроил эту показуху. Юэ Ян действительно заслужил пару тумаков.

«Жадина!» Небесная Катастрофа была очень умной, она знала, что невозможно получить одно сокровище от этого зятька, когда он просто дразнил ее нарочно.

Она яростно схватила Юэ Яна за руку и укусила ее с ненавистью.

Юэ Ян много раз ударял по руке, но все еще не мог оторваться от Небесной Катастрофы.

У Феи Феникс от этого зрелища начинала болеть голова. Двое маленьких детей, даже небольшое недовольство, могло вызвать у такую шумиху!

С другой стороны, Небесное Преступление закатывался от смеха.

Он слегка открыл скрытую большую коробку.

Через мгновение появились бесчисленные золотые лучи.

Особенно таинственная энергия залила небо и землю, Юэ Ян и Небесная Катастрофа больше не сражались. Они оба желали посмотреть, что находится в большой коробке Небесного Преступления. Это был один из самых больших секретов Дворца Шарма: содержимое большой коробки, о котором, видимо, знает только Небесный Палач. Другие, даже Небесный Гнев и Небесное Бедствие, которые имели лучшие отношения с Небесным Преступлением, не знали в чем дело.

У Юэ Яна не было возможности использовать всевидящий глаз, чтобы яснее взглянуть, прежде чем Небесное Преступление не выудил более десяти необычных темно-золотых карт.

Большая коробка снова закрылась.

Таинственная энергия немедленно исчезла бесследно.

Небесное Преступление поместил темно-золотые карты перед Юэ Янем и указал, чтобы он случайно выбрал одну.

Процесс получения титула в Небесном Демоническом Дворце мог пойти тремя путями: первый вариант – самопровозглашение; по прибытии в Демоническую область, можно было отказаться от своего предыдущего титула, выбрав для себя, что получше. Так же, как Небесный Дракон, который первоначально звался Сен Лун Ман Цзюнем, после достижения 6го уровня Врожденного, он вошел в Небесный Демонический Дворец, став самым слабым Десятым Небесным Демоном и присвоив себе титул Небесного Дракона. Помимо самопровозглашения титула, можно было публично согласовать свой титул. Например, так было с Небесной Яростью. Его нрав, голос и Громовой Барабан, походили на гром. Когда они звучали, казалось, как будто небеса были в ярости, поэтому он был публично признан Небесной Яростью.

Небесный Меч и Убийца также были Небесными Демонами с публично согласованными титулами!

Последним вариантом для Небесных Демонов было испытание Картами Судьбы.

Только самые сильные Небесные Демоны имели на то квалификацию. Такие испытания прошли Небесный Палач, Закон, Бедствие, Гнев, Преступление и Небесная Катастрофа.

После того, как было проведено испытание Карт Судьбы, титул получался навсегда. Но дело было не в этом, самое главное было в том, что такие сокровища, как Карты Судьбы, сохраняли управляющую силу, после того, как они были успешно названы, предоставляя определенную способность.

Такой тип испытания можно было бы назвать крайне редким, и его можно было применять только один раз в столетие.

Небесная Ярость и Меч желали бы пройти испытание Карт Судьбы и получить особую способность.

Но когда Юэ Ян присоединился к Небесным Демонам, они объявили, что они готовы отдать эту возможность Юэ Яну. Помимо скромности в отношении того, кто сильнее, это было также явное признанием собственной слабости, ведь, если бы они были достаточно сильными, Небесное Преступление, конечно же, не дал бы возможности Юэ Яну испытать Карты Судьбы. В конце концов, это было испытание века. Это Небесное Преступление хотел дать шанс этому новичку, который показал себя как превосходящий Небесный Демон!

«Мне выбирать?» Юэ Ян тоже слегка нервничал, но предпочел казаться равнодушным.

Карт Судьбы было 100, но в течение каждого испытания можно было выбрать только одну карту из 36. Эти Карты Судьбы были разными, некоторые имена были хорошими, в то время как другие были плохими, так же как и предоставляемые способности могли быть большими или маленькими.

Выбрать что-то хорошее, было бы, конечно, отличным результатом.

Если кто-то выбирал плохое имя и получал безвкусную способность, его можно было бы назвать опозорившимся.

«Успокойся, выбирай случайным образом, ты определенно выберешь ту, которая тебе больше всего подходит». Цепи темно-золотого цвета в руке Небесного Преступления начали звенеть с грохотом, и Карты Судьбы начали перетасовываться. Темно-золотые Карты Судьбы выделяли при этом особую энергию, которая постепенно рассеивалась и обволакивала руки Небесного Преступления.

«Хорошо!» Юэ Ян закрыл глаза, случайно выбрав карту.

И тут произошло что-то странное.

Тысячи темно-золотых лучей вышли из карты в руках Юэ Яна, такие интенсивные, что напоминали солнце. Они были настолько ослепительными, что на них нельзя было смотреть прямо.

Появилась невидимая сила.

Эта сила начала распространяться по телу Юэ Яна.

В одно мгновение, когда сила достигла крайнего предела, весь мир, казалось, был потрясен.

От тела Юэ Яна за несколько секунд поднялся темно-золотой гигант. Он своей статью напоминал гору. Хоть все и пытались оглядеть большое тело, из-за высоты в несколько сотен метров, нельзя было увидеть голову этого великана. Небесное Преступление, Небесная Ярость, Небесный Убийца и Небесный Меч изменились в лице. Фея Феникс и Небесная Катастрофа были ошеломлены. В исторических записях Небесного Демонического Дворца было всего три записи от такого вида изображениях, которые были более 100 метров. Эти изображения принадлежали самому мощному Небесному Палачу, самому талантливому Небесному Закону и Небесной Катастрофе с наибольшим потенциалом.

Изображение Небесного Палача было почти 200 метров. И это было событие, которым гордился весь Небесный Демонический Дворец.

Что-то похожее было и с Небесным Законом и Небесной Катастрофой.

Однако дальше шли различия. Небесный Гнев, который был третьим сильнейшим, его Образ Судьбы был менее 100 метров.

Высокомерный Небесное Бедствие получил образ менее 80 метров, в то время как Небесное Преступление, который владел Картами Судьбы, получил образ размером всего в 60 метров.

Они все знали Юэ Яна, знали, что этот мальчик был извращенцем и уже мысленно подготовились к тому, что он будет так же силен, как Небесный Палач. Они даже признали, что он может быть еще сильнее. Тем не менее, никто и никогда не мог себе представить, что Образ Судьбы Юэ Яна, этого мальчишки, превысил бы образ Небесного Палача так значительно… Образ Судьбы Юэ Яна был почти 1000 метров. Его можно было сравнить с горой, горой, которую никто не мог увидеть целиком. Гора, способная поддерживать небо и землю.

Это было, безусловно, самое непостижимое испытание за всю историю Небесного Демонического Дворца.

Это что-то с чем-то, это было действительно трудно принять!

Мало того, обе руки золотого образа, казалось, что-то держали, но поскольку Образ Судьбы был слишком высоким и слишком большим и слишком ослепительным, Небесный Закон, Небесная Катастрофа и Небесное Преступление, как и другие не могли даже увидеть за пределами пальцев ног золотого образа.

«Вой……»

Страшный гром пронесся сквозь облака и потряс землю.

Странное событие произошло снова. Между колен Золотого Гиганта вырисовался темно-золотой огромный волк, размером почти 200 метров. Он поднялся на когтях и изогнул спину, воя к небу. Его внешний вид полностью затмил ситуацию выше Золотого Гиганта. Небесное Преступление и остальные смутно увидели, что что-то появилось с вершины Гиганта, но оно было заблокировано изображением Темно-Золотого Гигантского Волка на земле, что сделало невозможным увидеть, что же происходит выше.

Оставить комментарий