Том 10. Глава 27 : Чжоу Сянь

  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

    Город Гуйшуй империи Мин.

    Городок был окружён горами и водой. С одной стороны от городских стен раскинулась живописная горная гряда, а прямо перед ней несла свои воды извилистая река Ли.

    В этот самый момент Цинь Юй с Ли-ер прогуливались по улочкам Гуйшуя. Они вели себя, как влюблённая парочка, со смехом обсуждая здания вокруг, архитектуру, пейзажи и развлечения для туристов.

    «Ли-ер, не хочешь попробовать танхулу*?» — пришла вдруг в голову Цинь Юю идея, когда он заметил лоточницу неподалёку.

    Прим. W: Кто читал Спеца, знает, что это 🙂 Танхулу – своеобразный “шашлык” из засахаренных фруктов, китайская уличная сладость.

    Девушка радостно закивала.

    Цинь Юй с улыбкой отправился покупать лакомство. У лоточницы как раз оставалось две штуки. Юноша протянул серебрушку со словами: «Я заберу оба танхулу. Сдачи не надо».

    Глаза пожилой лоточницы просветлели: серебро!

    Люди почти всегда расплачиваются медными монетами за всякие уличные закуски, вроде танхулу, однако этот молодой человек протягивал ей серебряную и даже не требовал сдачи. Для неё это действительно было благословением небес.

    «Конечно, господин, держите», — с энтузиазмом ответила лоточница, протягивая ему фруктовые шашлычки.

    Цинь Юй забрал танхулу и уже развернулся было уходить, когда вдруг почувствовал, что его нога словно за что-то зацепилась. Он опустил взгляд… Малыш лет 4-5 вцепился в его штанину и с очень жалостливым видом взирал на танхулу; кажется, у него даже блестела слюна в уголке губ.

    «Ох…» — вздохнул Цинь Юй. Как он мог не понять, чего хочет этот паренёк?

    «Старший брат, я очень хочу танхулу. У меня есть деньги. Продай мне один, а?» — в больших глазах малыша стояло только засахаренное лакомство, а в его руке были зажаты две медные монеты.

    «Сяо Юй, не будь таким навязчивым, — по-простому одетая молодая женщина торопливо оттащила мальчика и тут же с извиняющимся видом поклонилась Цинь Юю: — Господин, дети невежественны, пожалуйста, не гневайтесь на него».

    Она только что дала сыну две монетки, чтобы тот купил себе танхулу, и прекрасно разглядела, как Цинь Юй беспечно расплатился за свою мелкую покупку серебром. Более того, женщина могла с уверенностью утверждать, что, судя по манерам, статус этого молодого человека был даже выше, чем у правителя города.

    «Что случилось, старший брат Цинь Юй?» — подошла в этот момент Ли-ер.

    Цинь Юй обернулся и с улыбкой ответил: «Ничего, просто маленький мальчик, который хочет танхулу. Я поначалу хотел взять по одному тебе и мне, но… не важно, держи свой, а этот я отдам малышу».

    С этими словами он опустил голову и с улыбкой протянул фруктовую сладость мальчику: «Тебя зовут Сяо Юй, да? Угощайся».

    В глазах малыша вспыхнуло ликование.

    «Господин, в этом нет нужды. Желудок ребёнка по размеру может поспорить только с его жалобными глазами…» — поспешно проговорила мама мальчика и даже удержала его за плечо, чтобы тот не рванул вперёд. Малыш послушно остановился, однако надул губки, не сводя с танхулу жадного взгляда своих огромных глаз, в которых уже начала скапливаться влага.

    Цинь Юй издал смешок: «Всё в порядке, Сяо Юй. Бери».

    Мальчик обернулся посмотреть на мать. Осознав, что она его уже не удерживает, он без колебаний схватил протянутое лакомство и сказал: «Спасибо, старший брат. Вот твои два медяка!»

    «Оставь. Пусть это будет моим подарком», — усмехнулся Цинь Юй.

    «Так не пойдёт, — словно подражая взрослым, нахмурился малыш. – Мама говорила, что нельзя просто так брать чужие вещи. Это неправильно, старший брат. Пожалуйста, возьми деньги. На них много что можно купить, сладости, например, или мясные пирожки».

    «Ха-ха, не беспокойся об этом», — Цинь Юю пришёлся по нраву этот серьёзный мальчуган.

    «Так не пойдёт», — малыш был явно очень упрямым.

    Его молодая мама примерно представляла образ мыслей молодых господ, поэтому сообразила: как они могли польститься на два жалких медяка?

    «Сяо Юй, старший брат уже сказал, что это подарок, так что спрячь свои монеты», — поспешила вмешаться она.

    Услышав слова матери, маленький упрямец с некоторым недоумением взглянул на неё, широко открыв свои блестящие чёрные глаза. Через некоторое время он медленно кивнул и спрятал деньги.

    ****

    В это же время молодой человек в белых одеждах достиг города Гуйшуй.

    «Гармония гор и воды, место и впрямь живописное», — про себя похвалил он. Двух или трёх шагов молодому человеку хватило, чтобы достичь улицы, на которой находились Цинь Юй и Ли-ер. Остальные прохожие совершенно не обратили внимания на его внезапное появление, словно он всё это время был тут.

    При виде смеющихся юноши с девушкой в глазах новоприбывшего будто сверкнула молния. Однако в следующий миг он уже с широкой улыбкой воскликнул: «Кузина!»

    Ли-ер, которая в этот момент играла с маленьким мальчиком, от звука его голоса невольно вздрогнула. Она медленно повернула голову и с явным изумлением подняла брови: «Кузен!»

    Цинь Юй также обернулся.

    Кузина? Кузен?

    Он окинул взглядом молодого человека в белых одеждах. Этот человек – кузен Ли-ер? Цинь Юй знал, что она принадлежит к какому-то весьма необычному клану. Если этот молодой человек действительно родственник Ли-ер, то, вероятно, он тоже член этого клана.

    «Дорогая кузина, как долго вы с дядюшкой Ланем ещё собираетесь скитаться вдали от дома? Даже мой дядя уже потерял всякое терпение», — молодой человек с нежностью разглядывал девушку.

    «Отец сердится?» — нахмурилась Ли-ер.

    «Я прибыл с приказом, написанным дядей лично. Взгляни», — с этими словами молодой человек взмахнул рукой. Сгусток золотого света метнулся к девушке. Ли-ер протянула руку, и в её ладонях оказался предмет, напоминающий золотой свиток.

    Стоило девушке его развернуть, как по её лицу разлилась бледность.

    «Кузен, должна ли я возвращаться немедленно?» — судя по всему, Ли-ер было сложно так сразу это принять.

    Юноша в белых одеждах слегка насупился: «Кузина, это личный приказ дяди. Не просто какое-то устное послание. Если уж ему пришлось это написать, то ты должна понимать, насколько он уже зол. Кто посмеет ослушаться его при таком раскладе?»

    Ли-ер потерянно застыла, на её лице явно читалась тревога.

    «Я должна найти дядюшку Ланя», — стиснув зубы, проговорила она наконец.

    Молодой человек хмуро качнул головой и вздохнул: «Ладно тебе, не будь такой упрямой, кузина. Дядюшка Лань, возможно, и не особо прислушивается к словам дяди, но ты действительно хочешь заставить их сражаться из-за такой мелочи? Кроме того, дядя не только невероятно силён, он ещё и глава клана. Ты действительно хочешь ослушаться его приказа?»

    «Что такое, Ли-ер? О чём речь?» — Цинь Юй, до этого момента не вмешивавшийся в их разговор, почувствовал, что с этой ситуацией что-то явно не так.

    Юноша в белом зыркнул на него исподлобья: «Ли-ер? Ты ещё кто? Как ты смеешь называть её “Ли-ер”?! Кузина, почему ты в компании со смертным? Неужели дядюшка Лань это одобрил?»

    В тоне молодого человека промелькнули гневные нотки.

    Цинь Юй опешил. Если ему не почудилось, то только что в глубине глаз незнакомца полыхнула настоящая маленькая молния.

    Молнии в глазах, как такое возможно?

    «Если дядя узнает, что ты якшаешься со смертным, то, сама понимаешь, последствия будут печальные. В таком случае, не вини меня потом, что не предупреждал», — молодой человек снова наградил Цинь Юя пренебрежительным взглядом.

    С таким видом родоначальник императорской династии мог бы смотреть на случайного нищего на улице.

    «Что ты, я познакомилась с ним лишь здесь и сочла довольно забавным», — поспешила возразить Ли-ер, криво улыбнувшись.

    Забавным?

    Цинь Юю показалось, что у него сейчас остановится сердце.

    «Здесь что-то не так», — подумал он в следующее мгновение. Цинь Юй не был дураком. Из-за его собственных эмоций эти слова больно отозвались в его сознании, однако он почти мгновенно себя одёрнул. Они с Ли-ер знают друг друга уже много лет, но она, тем не менее, сказала, что познакомилась с ним только что.

    «Позвольте мне вас представить. Это мой кузен, Чжоу Сянь. Он очень силён, по крайней мере, намного сильнее тебя, — с улыбкой проговорила Ли-ер, глядя на Цинь Юя. – Кузен, это Цинь Юй, мой новый друг, которого я здесь встретила. Он, возможно, и слаб, но он очень хороший человек, — девушка внезапно глянула на Чжоу Сяня и надула губки: — Кузен, не обижай его, а то я тебе не прощу».

    «Конечно, я ничего ему не сделаю», — усмехнулся тот, бросая равнодушный взгляд на Цинь Юя. Очевидно, такой слабак интересовал его не больше, чем какая-нибудь букашка.

    «Кузина, не трать время понапрасну, не зли дядю ещё больше. Ты же понимаешь, что он узнал о доставке приказа в тот самый момент, когда ты его прочла. Лучше отправляйся прямо сейчас, иначе он запрёт тебя дома надолго. И тогда уже даже я тебе не смогу помочь», — заботливым тоном проговорил Чжоу Сянь.

    Ли-ер прикусила губу, затем кивнула и подошла к Цинь Юю.

    «Цинь Юй, мне пора возвращаться домой. Прощай».

    Это было всё, что она сказала вслух.

    Однако в тот же самый миг её торопливый голос зазвучал в голове юноши.

    «Не злись на меня, старший брат Цинь Юй. Прямо сейчас я не могу позволить им узнать о наших отношениях. В противном случае тебя ждёт гарантированная смерть!» — в её словах крылись тревога и предупреждение.

    Цинь Юй не вчера родился, он и так уже понял, что у девушки хватает собственных проблем, о которых она не говорила.

    «Старший брат Цинь Юй, мой отец – могущественный лидер, глава клана. Я не могу ослушаться его приказов. Кроме того… не только отец, но и многие другие предпочли бы просто прихлопнуть тебя, если бы узнали, что ты мне нравишься».

    Эти слова поразили юношу.

    Что всё-таки происходит?

    Он припомнил, как дядюшка Лань с самого начала строго-настрого запретил ему надеяться на отношения с Ли-ер, поскольку это закончится лишь его смертью. Прошло немало времени, прежде чем старик изменил своё мнение.

    Цинь Юй никак не мог взять в голову, с чем было связано это странное предупреждение. Как может любовь привести к смерти? Однако прямо сейчас он, кажется, начал понимать, в чём корень проблемы.

    «Но послушай, старший брат Цинь Юй, я обещаю тебе, что приложу все силы, чтобы найти способ всё уладить по возвращении. Я хочу быть с тобой, несмотря ни на что. Никто нас не остановит. Однако это очень непростая задача, и мне необходимо придумать, как устранить все преграды. Ты должен меня дождаться. Не отвечай ничего через святое чувство. Мой кузен тут же это услышит», — быстро добавила девушка, почувствовав, что Цинь Юй хочет ответить.

    Ему пришлось проглотить слова, которые уже вертелись у него на языке.

    «Если бы не могущество дядюшки Ланя, то члены моего клана, вероятно, уже давным-давно были в курсе о нас с тобой. С его поддержкой у нас есть надежда. Я сделаю всё, что смогу. Тебе также придётся постараться. Чем сильнее ты станешь, тем выше шанс, что мы сможем быть вместе!

    Старший брат Цинь Юй, запомни: я никогда не выберу другого. Пусть даже я мало что смогу изменить по возвращении домой, но я по-прежнему могу воспротивиться попыткам выдать меня замуж. Я буду ждать тебя вечность, если потребуется».

    В этот момент Чжоу Сянь снова подал голос: «Кузина, пора. Дядя ждёт тебя».

    «Угу, уже иду», — с улыбкой ответила девушка. Она воздела руки к небесам, и у них над головами вдруг образовался чёрный провал. Было похоже на то, что в этом месте была разорвана сама ткань пространства.

    «Ли-ер», — не в силах совладать со странной болью в сердце, едва слышно выговорил вдруг Цинь Юй.

    Ли-ер плавно взлетела, не отрывая взгляда от юноши.

    Цинь Юй также не мог отвести глаз от неё, изо всех сил пытаясь усмирить бурю в душе.

    «Старший брат Цинь Юй, мне пора. Эти годы были самым счастливым периодом в моей жизни. Я была счастлива с тобой, моё сердце каждый день трепетало от радости и свободы. Прежде чем уйти, я хочу тебе сказать те слова, которые давно таились в глубине моей души. Я… тебя… люблю», — последние слова она проговорила медленно и нежно, словно шептала ему на ухо.

    Цинь Юй несколько раз открыл и закрыл рот, но так ничего и не сказал.

    Он отчаянно хотел закричать ей в ответ те же три слова, однако просто не имел права так поступить. Он знал, что этот Чжоу Сянь с лёгкостью мог слышать передачи через святое чувство.

    Святое чувство было под запретом, вслух не скажешь тем более…

    Тело Ли-ер, окутанное мерцающим зелёным барьером, исчезло в чёрном провале. Через некоторое время разрыв в ткани пространства затянулся, словно ничего и не было.

    «Старший брат, а куда делась старшая сестра?» — недоумённо спросил мальчик, на секунду отвлёкшись от своего танхулу.

    Никто вокруг не знал, что что-то произошло. Они даже не заметили вознесения Ли-ер к небесам.

    «Старшая сестра уже отправилась домой», — Цинь Юй выдавил улыбку, глядя на малыша.

    Сердце юноши захлёбывалось от боли, но в то же время в глубине его души крепла и ширилась абсолютная, несгибаемая решимость! Всё из-за последних слов Ли-ер. Этого знания было более чем достаточно.

    «Ты Цинь Юй, да? Как так вышло, что вы с кузиной знаете друг друга?» — с нечитаемым выражением лица обратился к нему Чжоу Сянь.

    Ли-ер только что лёгким движением руки разорвала ткань пространства, а этот человек мог свободно слышать чужие разговоры через святое чувство. Этого было достаточно, чтобы Цинь Юй осознал, насколько в действительности могущественен таинственный клан Ли-ер.

    «Случайно познакомились. Ли-ер славная девушка, с ней приятно поговорить. Ах да, брат Чжоу Сянь, вы с ней, кажется, упоминали какой-то клан?» — Цинь Юй с сомнением глянул на собеседника.

    Ему хотелось выть, хотелось рвать на себе волосы. Ли-ер вот так просто покинула его, как он мог не испытывать боли, печали, тоски? Но это всё потом, он должен держаться!!! И должен безупречно отыграть свою роль.

    Кто мог знать, что творится у него на душе?

    «Ли-ер, Чжоу Сянь? – насмешливые нотки проскользнули в голосе юноши в белом. – Парень, ты просто жалкий смертный. Не тебе произносить эти имена. Ни её, ни моё».

    По спине Цинь Юя пробежал холодок.

    «Я не знаю, почему кузина решила с тобой поболтать, но с учётом её статуса, ты должен лелеять в своей памяти эти мгновения до конца своих дней. Однако… с этого момента тебе запрещено говорить “Ли-ер”, как и запрещено обращаться ко мне по имени. Ты всё понял?» — с усмешкой проговорил Чжоу Сянь.

    Цинь Юя охватило раздражение.

    «Что, тебя это задевает? О-хо-хо, смертные есть смертные. Угу, это как разговаривать с муравьём. Не важно, что ты ему скажешь, понять человеческую речь ему всё равно не дано. Также и с тобой… ты просто не понимаешь, что я тебе говорю, — всё тем же спокойным и мягким голосом продолжил этот странный человек. – Ли-ер, надо же. Звать кузину по имени… Сказать по правде, я немного завидую, особенно с учётом того, что ты лишь жалкий смертный. Но… с твоим уровнем развития, ты же даже не способен осознать моё существование. Хм… Ладно, в таком случае я сделаю тебе, смертный, небольшое одолжение. Позволю тебе попробовать на вкус самую-самую вершину айсберга моего могущества».

    В этот миг в глазах Чжоу Сяня снова проскочили молнии, на этот раз более отчётливо!

    Цинь Юй содрогнулся от нехорошего предчувствия; от юноши в белом отчётливо повеяло намерением убийства.