Том 11. Глава 2 : Сомнения

  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

    Всё пространство вокруг было усеяно цветами. Это было царство цветов, в которое долгое время не ступала нога человека. Но прямо сейчас среди хоровода ярких лепестков застыли друг напротив друга два молодых человека. Один из них был облачён в синее одеяние, а в уголках его плотно сжатых губ виднелась кровь.

    Человек перед ним щеголял броскими золотыми одеждами и взирал на своего противника с холодной усмешкой во взгляде.

    «Хозяин, слушая их разговор, я было решил, что между ними огромная разница в силе, но… Один на поздней стадии Цзиньдань, другой – на ранней стадии Юаньин. Разница в силе минимальная», — недоумённо покачал головой Чернильный Цилинь, без особого интереса рассматривая эту парочку.

    Один из Львов Вечного Льда, Ши Синь, тонко улыбнулся: «Подумай ещё раз, Черныш. Если бы между ними в самом деле была большая разница в силе, то с чего бы этот позолоченный Ван Юань так долго возился? Он бы просто забрал этот слиток и не стал бы тратить время на слова».

    «Ох, и правда», — цилинь кивнул, прозревая.

    Цинь Юй, Хоу Фэй и Хэй Юй между тем сосредоточили всё своё внимание на разговоре между Ли Синем и Ван Юанем.

    Глаза Ли Синя сверкали несломленным духом.

    «Моя Школа Ляньхуа невелика, она не входит даже в тысячу крупнейших школ Сюсянь. Скромнее школы не найти. Твой же Храм Цинсюй – крупнейшая школа Сюсянь на всём Тэнлуне. Ещё когда мы жили среди смертных, ты демонстрировал непревзойдённый талант, о котором я мог лишь мечтать, — медленно заговорил юноша в синем. В его словах ощущалась горечь, а взгляд слегка затуманился, словно его разум погрузился в неприятные воспоминания. – Ты знаешь? Я обошёл множество школ, одну за другой. Ни одна из них не захотела меня принимать. В конечном итоге лишь Школа Ляньхуа стала моим спасением! Но ты… Ты поступил в лучшую школу, Храм Цинсюй. Талант, ресурсы, техники – всё лучшее, что можно найти на континенте. Сравни с моим ничтожным талантом, бедной школой и простейшими техниками. И что я вижу? Даже так ты лишь на полшага опережаешь меня по уровню силы! Я сейчас на пике ступени Цзиньдань. Ещё чуть-чуть, и я также прорвусь на ступень Юаньин».

    Ли Синь смерил Ван Юаня холодным взглядом.

    «Даже не знаю, чем ты занимался все эти годы. Скорее всего, тратил зря время, строя козни, грабя и убивая, да?»

    «Ты!..» — Ван Юань в ярости наставил на него палец, но не нашёл, что возразить.

    Он действительно был необычайно одарён. На Тэнлуне проживало непредставимое количество смертных, и на их фоне горстка экспертов любой, даже самой крупной школы казалась каплей в море. Тот факт, что он всё же сумел попасть в Храм Цинсюй, был наглядным подтверждением его таланта. И тем не менее за все эти годы он лишь на самую малость опережал по уровню силы Ли Синя, который уступал ему абсолютно во всём.

    «Что же ты не бежишь? Продолжай улепётывать, если у тебя ещё есть силы», — Ван Юань, наконец, взял себя в руки. На его лицо вернулась прежняя маска насмешливого высокомерия.

    «Я не стану больше убегать, — улыбнулся ему в ответ Ли Синь. – Так я только зря растрачу свою энергию. В конце концов, это лишь сыграет тебе на руку, верно? Так что… Решим всё сейчас, пока у меня ещё есть силы на сражение и на… саморазрушение!»

    Глаза Ли Синя вспыхнули яростным светом.

    Невозмутимость на лице Ван Юаня дала трещину.

    Он лишь на уровень превосходил своего противника, так что в случае саморазрушения Ли Синя в критический момент ему также грозила смерть. Между тем Ван Юань ещё не достиг той стадии, когда мог отделить свой юаньин от физического тела.

    Наблюдающий за развитием событий Цинь Юй одобрительно кивнул. Ли Синь произвёл на него хорошее впечатление.

    По мнению юноши, талант и техники были важной и неотъемлемой частью развития сючжэниста, но… воля и сила духа человека были не менее важны.

    Ли Синю пришлось преодолеть немало препятствий на своём жизненном пути, и это закалило его разум. По контрасту, для Ван Юаня жизнь представляла собой лёгкую прогулку по парку, он получал всё без особых усилий. Неудивительно, что он недалеко ушёл в своём развитии от Ли Синя.

    ****

    «Ли Синь».

    Чей-то голос внезапно вторгся в их противостояние. Ли Синь и Ван Юань, прожигавшие друг друга взглядами, округлили глаза и невольно уставились в ту сторону, откуда пришёл звук. С небес медленно спускался мужчина в чёрных одеждах с неприступным выражением лица.

    Душа Ван Юаня ушла в пятки: «Эксперт! Его аура даже мощнее, чем у мастера!»

    Наставник Ван Юаня был лишь на поздней стадии Дунсюй, поэтому разница в силе между ним и Цинь Юем была очевидной.

    «Ли Синь, я бы хотел спросить у тебя кое о чём», — Цинь Юй сфокусировал взгляд на юноше в синем одеянии.

    Ли Синь испытал приступ ликования. Он ясно ощущал, что этот человек был куда сильнее, чем они с Ван Юанем вместе взятые, так что быстро поклонился и ответил: «Почтенный сеньор, я нахожусь в довольно печальном положении. Этот вор преследует меня, пытаясь отнять слиток священной руды высшего грейда. В его присутствии мне будет сложно сосредоточиться и с должным спокойствием ответить на ваши вопросы».

    Цинь Юй медленно перевёл взгляд на Ван Юаня.

    Тот всё это время лихорадочно соображал. Заметив, что внимание неведомого эксперта переключилось на него, молодой человек почтительно заговорил: «Приветствую сеньора, я ученик Храма Цинсюй. Несколько дней назад мне посчастливилось добыть этот слиток руды высшего грейда, но… Кто бы мог подумать, что этот прохвост подгадает момент и выкрадет слиток у меня прямо из рук? Сеньор, я могу лишь надеяться, что вы поможете мне восстановить справедливость. Я буду вечно признателен вам за помощь».

    Ван Юань решил, что лучшая защита – это нападение. Он перевернул всё с ног на голову, не зная, впрочем, что Цинь Юй слышал весь их диалог издалека.

    «Как низко», — Ли Синь презрительно скривил губы.

    Ван Юань в ответ смерил его строгим взглядом: «Ли Синь, ты сам знаешь, что я добыл этот слиток своими собственными руками, верно? А теперь смеешь называть меня вором? Не тебе говорить о низости, в твоих устах даже белое становится чёрн…»

    «Слишком шумно!»

    Цинь Юй раздражённо взмахнул рукой. Золотистый луч энергии из его Солнечного Ядра мгновенно окутал тело Ван Юаня, обратив его в ничто.

    Ли Синь обмер от неожиданности.

    Он и представить себе не мог, что Ван Юань, едва добравшись до ступени Юаньин, закончит свой путь таким образом.

    «Сеньор, пожалуйста, задавайте любые вопросы. Я расскажу вам всё, что только знаю», — юноша с ещё большей почтительностью склонил голову.

    Цинь Юй не стал зря терять время: «Очень хорошо. Так вот, какое-то время назад Дворец Иньюэ и Храм Цинсюй начали собирать в своих стенах падших экспертов со всего материка и даже из-за его пределов. Что произошло после этого? Кажется, я слышал, как ты упоминал сотни погибших падших только что? Как это случилось?»

    «Сеньор, должно быть, только что прибыл на Тэнлун, да? – улыбнулся Ли Синь. – Да, все падшие бессмертные и падшие дьяволы по какой-то причине начали стекаться в Храм Цинсюй и Дворец Иньюэ соответственно, а затем… Представители двух фракций начали убивать друг друга».

    Цинь Юй нахмурился.

    «Поначалу в стычках гибли лишь обычные ученики. Но время шло, и дело дошло и до падших экспертов. К настоящему моменту погибло множество падших бессмертных 1-го, 2-го и 3-го испытания. Было убито и приличное количество падших бессмертных 4-го испытания. Такая же ситуация сложилась и у Дворца Иньюэ, падшие дьяволы гибнут не реже, чем сюсянисты, — начал рассказывать Ли Синь. Дойдя до этого момента, он вдруг нахмурился: — Надо сказать, смерти этих падших бессмертных выглядели немного странно. Некоторые просто исчезали без следа, другие вдруг затевали драку с сюмоистами. В любом случае… всё выглядит так, словно обе стороны начали активно прощупывать друг друга».

    «Прощупывать?» — поднял бровь Цинь Юй.

    Ли Синь объяснил: «Да, это несложно понять. Зачем Дворцу Иньюэ и Храму Цинсюй собирать такое огромное количество падших экспертов? Не для того же, чтобы посидеть за чашкой вина в хорошей компании? Они определённо планируют масштабное сражение, а нынешняя ситуация – это лишь разведка боем, проба сил.

    Пф, даже если несколько сотен погибло, Дворец Иньюэ и Храм Цинсюй уже собрали более 10 тысяч падших экспертов каждый. Что для них эти сотни слабейших членов? – Ли Синь пренебрежительно фыркнул. – Думаю, мы очень скоро увидим, как реки Тэнлуна окрасятся в цвет крови».

    Цинь Юй неспешно кивнул.

    «У тебя есть карта материка? Дай мне одну», — проговорил он бесстрастно в следующий момент.

    Ли Синь с некоторым недоумением покосился на сеньора, гадая, почему он прибыл сюда, не имея даже карты. Но, разумеется, все свои мысли он оставил при себе. На его руке вдруг возникла нефритовая пластинка, которую он с поклоном протянул Цинь Юю. Тот молча принял подношение и окутал пластинку святым чувством. В его сознании тут же возникли общие очертания и особенности ландшафта континента Тэнлун.

    «Хорошо, я доволен, — сказал Цинь Юй. Он взмахнул рукой, и в воздухе материализовался массивный слиток священной руды высшего грейда. – Считай это своей наградой».

    Бросив слиток Ли Синю, Цинь Юй тут же растаял без следа прямо на глазах у Ли Синя. По правде сказать, он решил подарить этот слиток Ли Синю лишь потому, что ему пришёлся по душе характер юноши. К тому же, в распоряжении Цинь Юя были куда более ценные материалы из мира Бессмертных, так что священная руда, хоть высшего грейда, хоть низшего, не представляла для него никакой ценности.

    «Руда высшего грейда!» — неверяще воскликнул Ли Синь, уставившись на подарок. Когда он снова поднял глаза, рядом уже никого не было.

    ****

    Цинь Юй, Хоу Фэй, Хэй Юй, Львы Вечного Льда и Чернильный Цилинь летели над облаками, обдумывая полученную информацию.

    «Старший брат, я так думаю, этот Цзиньдань был прав. Падшие бессмертные и падшие дьяволы прощупывают друг друга. Нынешние потери для них практически ничего не значат», — высказался Хоу Фэй.

    Цинь Юй медленно кивнул, но задумчивое выражение не сходило с его лица.

    «Честно сказать, это не очень похоже на пробу сил. Мне почему-то кажется, что тут что-то другое, — с сомнением проговорил он наконец. Затем тряхнул головой и расслабленно улыбнулся: — Впрочем, раз я пока не могу понять, что именно, то и не важно».

    «Да, нет смысла гадать, давайте уже устроим резню. Чего нам бояться, если у нас есть Бессмертный Дворец Цинъюй? Прибьём кого-нибудь, укроемся во Дворце. Дождёмся, пока суматоха стихнет, найдём новые жертвы. Беспроигрышная тактика, верно?» — засмеялся Хоу Фэй.

    Хэй Юй не стал комментировать, но его глаза также заблестели.

    «Мастер, это не лучшая идея», — нахмурился Ши Синь.

    «Чёрт тебя! Что не так с моим планом? Даже падшие 12-го испытания будут бессильны перед Бессмертным Дворцом Цинъюй. Что может пойти не так?» — сердито уставился на него Хоу Фэй.

    «Фэй-Фэй, — остановил его Цинь Юй. – Продолжай, Ши Синь».

    Тот благодарно кивнул: «Мастер, сейчас, когда обе стороны потеряли множество экспертов, ситуация выглядит взрывоопасной… Они настороже. Наверняка всё пространство вокруг их штаб-квартир усеяно различными ловушками и формациями. Обе стороны ждут гостей. Если мы сунемся туда сейчас, то с высокой вероятностью угодим в расставленные сети».

    Цинь Юй кивнул, соглашаясь.

    Он думал о том же. В результате постоянных атак Храм Цинсюй и Дворец Иньюэ должны были принять какие-то меры. Ловушки, усиленная охрана, военное положение – ожидать можно было чего угодно.

    «Ловушки и формации? Ши Синь, ты что, идиот? Естественно, нас будут ждать ловушки, но, сам подумай, что бы они ни подготовили для нас, какой в этом толк с учётом Дворца Цинъюй старшего брата?» — Хоу Фэй не скрывал нетерпеливости. У него чесались руки поскорее затеять сражение.

    Цинь Юй какое-то время молча размышлял.

    «Хорошо, пусть будет так. Сейчас вы все укроетесь в Бессмертном Дворце Цинъюй и будете ждать там. Я притворюсь обычным сючжэнистом и направлюсь к Храму Цинсюй на разведку. Можешь не волноваться, Фэй-Фэй. Как только я осмотрюсь, мы начнём действовать, и отбоя от противников у тебя не будет».

    В следующий миг все спутники Цинь Юя растворились в воздухе. Они отправились во Дворец Цинъюй.

    Юноша какое-то время помедлил, его мысли в который раз за последнее время перескочили на недавнюю трагедию: гибель миллионов смертных и истребление большей части клана Цинь. Перед его мысленным взором снова возникли образы верных стражей его личного дворца в императорской столице, прелестных фрейлин и уморительных племянников… Холодная аура смерти окутала юношу, заставив взгляд ужесточиться.

    «У Кунсюэ, Мин Лян. Вы стали причиной этой катастрофы, и сейчас вы пожинаете плоды своих трудов».

    В следующее мгновение сияющая комета устремилась по направлению к Храму Цинсюй.

    ****

    Континент Тэнлун был поистине необъятным. В то время, как в северной его части царило лето, южная была во власти зимы.

    На горизонте наконец показалась гора Цинсюй.

    Весь мир вокруг поглотила сверкающая, бесконечная белизна. Снег падал на землю крупными хлопьями, похожими на нежные гусиные перья. Чёрную фигуру Цинь Юя среди хоровода снежинок было практически не различить.

    Юноша приблизился к горе, и его полёт начал постепенно замедляться.

    Внимание Цинь Юя внезапно привлёк робкий язычок тёплого света внизу.

    «Этот старик силён», — подумал юноша. Его взгляд упал на седого старца у костра. Этот человек явно был не так прост.

    У подножия горы Цинсюй, под огромным раскидистым деревом весело горел костёр, у которого сидели крепкий молодой человек и пожилой мужчина, волосы которого уже приобрели благородный серебристый оттенок.

    «Дедушка, держи, — молодой человек протянул старцу прожаренный кусок мяса. – Это белый олень, которого я только что подстрелил, так что мясо должно быть достаточно нежным».

    Седобородый старик с улыбкой принял угощение и охотно принялся за еду: «Хо-о, весьма недурно. Маленький брат, ты живёшь у подножия горы? Должно быть, ты один из учеников Храма Цинсюй, верно? Но почему у тебя такой низкий уровень силы? Ты даже не достиг ступени Цзиньдань».

    Молодой человек улыбнулся через силу: «Как я могу быть достойным вступления в Храм Цинсюй? Я кое-как смог достичь ступени Сяньтянь, опираясь лишь на незаконченную технику для практики, оставленную мне в наследство отцом. Кроме того, я уже слишком взрослый, чтобы надеяться вступить в какую-либо школу».

    Старец понимающе покивал, одобрительно разглядывая своего соседа.

    «Маленький брат, у тебя очень стойкий и незлобивый характер, мне это по душе. Раз уж я уже принял твоё подношение, то у меня нет другого выхода, кроме как помочь тебе немного. Позже ты должен отправиться прямиком в Школу Цзыян; покажи там эту табличку и скажи, что хочешь стать учеником школы. Обещаю, тебя непременно примут».

    Молодой человек встрепенулся, в его глазах вспыхнула смесь надежды и радости. Он вдруг осознал, что этот белобородый старец, вероятно, был одним из сеньоров в Школе Цзыян.

    «Гм, эта табличка лишь позволит тебе вступить в Школу Цзыян. Но раз уж даже это тебя так обрадовало, то я дам тебе кое-что ещё. Вот, держи, я использовал это священное оружие лично», — с улыбкой добавил старец. В его руке мигнул свет.

    Этот старик определённо не был рядовым сючжэнистом. Это был не кто иной, как Преподобный Чи Янь из Школы Цзыян, падший бессмертный 10-го испытания, представитель того же поколения, что и Преподобный Чи Ян. Без всяких пояснений можно было понять, насколько высоким был его статус.

    «Хох, кто это у нас тут?» — старик вдруг глянул в сторону Цинь Юя, и тот невольно вскинул брови от неожиданности.

    Однако в этот самый миг…

    Пространство вокруг озарила вспышка неровного, зыбкого света.

    Пуф!

    Чья-то рука пронзила тело Преподобного, пройдя сквозь его живот. При виде ужасающего зрелища молодой человек, сидящий у костра, забыл как дышать. Окровавленные пальцы крепко сжимали яркий сгусток энергии – это был юаньин Преподобного Чи Яня!

    «У Хэй, ты не посмеешь!» — послышался из юаньина вопль старика.

    Агрессором оказался не кто иной, как падший дьявол У Хэй. Он неспешно поднял юаньин на уровень своих глаз и издал смешок: «Пха-ха, что за бред. Нет такого человека, которого бы я не посмел убить. Хе-хе, юаньин падшего бессмертного 10-го испытания должен быть довольно питательным», — с этими словами он забросил юаньин себе прямо в рот. Послышался едва различимый треск, затем другой… Крепкий молодой человек, застывший у огня, взирал на происходящее, выпучив глаза.

    У Хэй презрительно покосился на Цинь Юя в отдалении.

    «Средняя стадия Дуцзе, слишком слабый, — пробормотал он. Затем разразился издевательским смехом и громогласно объявил: — Эй, жалкий Храм Цинсюй, я только что закусил юаньином одного из ваших падших бессмертных 10-го испытания! В следующий раз я приду за юаньином падшего 11-го испытания, ха-ха-ха…»

    С этими словами он превратился в яркую комету и унёсся за горизонт.

    Его высокомерие действительно не знало границ. Ничто не мешало ему использовать телепортацию, однако сюмоист демонстративно предпочёл обычный полёт. Было очевидно, что он специально даёт противникам шанс его догнать.

    «У Хэй, даже не думай о побеге!»

    Разъярённые вопли послышались со стороны горы Цинсюй. С её вершины вдруг сорвался багровый сгусток света и метеором устремился вниз. Толстый слой снега, покрывавший склон горы, мгновенно таял и испарялся на всём протяжении пути этого метеора.

    Цинь Юй, с интересом наблюдавший за происходящим, нахмурился: «Что происходит? Это совершенно не похоже на то, что я ожидал увидеть. Всё должно быть не так. У Кунсюэ и Мин Лян знают о секрете Диаграмм Раскола Небес, так что не должны вести себя так по-идиотски. Что устроил этот У Хэй?»

    > </