Том 11. Глава 8 : Собрат-таоист Небесный Пламень и впрямь нечто!

  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

Хоу Фэй потёр подбородок и глубокомысленно нахмурился: «Хм-м, тут ты прав. Этот У Кунсюэ и впрямь силён. В конце концов, он падший дьявол 12-го испытания. Да и вернулся он не один, его свита нам также не по зубам. Эх, похоже, веселье закончилось, мы больше не сможем порезвиться с этими обычными падшими дьяволами».

Немного помолчав, он вдруг беспечно рассмеялся.

«Старший брат, чего тут думать? Давай пока немного расслабимся в Бессмертном Дворце Цинъюй. Ограничительные заклинания на него накладывал сам Бессмертный Император Ни Ян, как может какой-то там падший 12-го испытания нас обнаружить? Я не верю, что этот дьяволёнок, У Кунсюэ, сможет что-то почувствовать, даже если будет использовать своё дьявольское чувство дни и ночи напролёт».

Цинь Юй глянул на него со слабой усмешкой: «Немного расслабимся? Нет, нам нужно будет покинуть это место к ночи».

«К ночи? К чему такая срочность?» — с сомнением поднял брови Хоу Фэй.

«Ты хочешь снова поработать поджигателем, старший брат?» — проницательно посмотрел на юношу Хэй Юй.

«Хех, только Сяо Хэй меня по-настоящему понимает», — засмеялся Цинь Юй в ответ. Глаза Хэй Юя, услышавшего подтверждение своих догадок, засверкали.

Хоу Фэй тем временем немного поразмыслил и тоже осознал, о чём речь. Он с горящими глазами уставился на Цинь Юя: «Старший брат, ты такой беспощадный».

Юноша на это ответил бесстрастной улыбкой.

Беспощадный? Жестокий?

Это не было проявлением жестокости. Хоу Фэй не был членом клана Цинь, поэтому не мог знать, какое значение клан имеет для Цинь Юя. Ещё в детстве он осознал, насколько тяжёлую ношу ответственности несёт на своих плечах его отец, как глава клана Цинь. Вся его жизнь была отдана ради процветания клана Цинь!

И именно на Цинь Юе, по большей части, лежала вина за произошедшую в этот раз трагедию.

«У Кунсюэ. Преподобный Мин Лян, — взгляд юноши подёрнулся льдом. – Младшие поколения клана – это его фундамент. А они, не моргнув глазом, истребили более 90% моих соклановцев. Они даже не обратили внимания на то, какую резню устроили. Что ж, я позволю вам осознать, насколько тяжкие последствия могут повлечь за собой ваши действия».

****

Небесное пламя, бушевавшее на горном хребте Иньюэ, уже полностью угасло. Долина и окружающие её горы превратились в бескрайний чёрный мир обугленного камня.

В небесах над хребтом Иньюэ парил У Кунсюэ, с хмурым видом взиравший на эту мрачную картину. А внизу большая группа падших дьяволов тщательно прочёсывала местность, копошась в обгоревших обломках. Разумеется, целью их поисков было бесконечно важное и бесценное сокровище, ради которого У Кунсюэ и пришлось покинуть армию сюмоистов – Диаграмма Раскола Небес. Однако все их усилия на протяжении последних двух часов пока что ничем не увенчались.

Диаграммы Раскола Небес были артефактами, изготовленными лично Бессмертным Императором Ни Яном. Аура этих сокровищ в обычных условиях была настолько глубоко укрыта, что даже когда Цинь Юй вместе с другими экспертами оказался в Башне-сокровищнице Замка Девяти Мечей, ни один не почувствовал ничего необычного, даже глядя на эти картины в упор. В том числе поэтому У Кунсюэ приказал падшим дьяволам лично прочёсывать руины, не полагаясь на дьявольское чувство.

«Милорд, несколько сотен падших дьяволов уже потратили так много времени на поиски, но не обнаружили и намёка на Диаграмму Раскола Небес. Не могла ли она сгореть?» — нерешительно спросил Пэй Янь, паривший сбоку от У Кунсюэ.

«Почему бы тебе не воспользоваться головой? – холодно глянул на него тот. – Что, по-твоему, за сокровище эта Диаграмма Раскола Небес? Каким образом ей могло бы навредить небесное пламя? Я хранил диаграмму у себя какое-то время, так что неплохо её изучил. Что меня сейчас беспокоит больше всего, так это… что Сюй Хэй, падший дьявол, которому я поручил хранить диаграмму, сгорел в огне, а артефакт был похищен этим Преподобным Небесным Пламнем. Это было бы худшим сценарием».

Задумчивое выражение лица Пэй Яня немного прояснилось: «Ох, и правда. Было бы ужасно, если бы оказалось, что этот Преподобный случайно обнаружил диаграмму после смерти её хранителя».

«Не забивай себе голову, — мрачно проговорил У Кунсюэ. – Что касается Преподобного, то мы сейчас даже не знаем, как и куда он сбежал. Но прежде чем его искать, необходимо окончательно прояснить одну вещь».

«И какую?» — спросил Пэй Янь.

«Найдите друзей или соучеников Сюй Хэя и выясните, нет ли у кого его таблички души. Одного взгляда на эту табличку будет достаточно, чтобы понять, жив он ещё или нет. Если он жив, то, вероятнее всего, Диаграмма Раскола Небес по-прежнему при нём. Если же мёртв, а эти падшие дьяволы внизу так ничего и не найдут, то… Это будет означать, что диаграмма почти наверняка в руках Преподобного Небесного Пламня».

Когда У Кунсюэ произнёс последние слова, его лицо скривилось ещё больше.

Этот таинственный Преподобный Небесный Пламень ускользнул прямо у него из-под носа, и, более того, причиной стала его собственная беспечность. Если Диаграмма Раскола Небес действительно попала в руки этого неведомого эксперта, то вся ответственность ляжет на плечи У Кунсюэ.

«Преподобный Небесный Пламень вовсе не показался мне особенно сильным, но он каким-то образом способен испускать невероятное количество внутреннего пламени за короткий срок», — У Кунсюэ про себя утомлённо вздохнул.

Даже представить себе сложно, сколько небесного пламени должно было потребоваться, чтобы выжечь такой слой поверхности горного хребта Иньюэ.

Затем сюмоист вспомнил, как этот Преподобный внезапно исчез сразу после того, как получил урон от его рук, и озадаченно нахмурился: «Быть может, этот эксперт только прикидывался овечкой? Притворялся слабым, а сам преследовал лишь одну цель: использовать конфликт между нами и сюсянистами, чтобы порыбачить в мутных водах?»

В этот момент его размышления прервал Пэй Янь, который связывался с миледи Лянь Юэ, сопровождавшей армию падших дьяволов от горы Цинсюй.

«Лорд У Консюэ! – взволнованно проговорил он с нотками радости в голосе. – Лорд У Кунсюэ, я только что поведал миледи обо всём, что здесь произошло. Она уже нашла грандмастера того падшего дьявола Сюй Хэя и выяснила, что Сюй Хэй определённо ещё жив!»

«Жив? – У Кунсюэ незаметно выдохнул с облегчением. Затем поспешно спросил: — Тогда, возможно, наставники Сюй Хэя знают, где именно он сейчас?»

«Этого они не знают. Все эксперты школы Сюй Хэя пытались с ним связаться, но послания просто не проходят. Похоже… он по какой-то причине не может использовать передатчик, — лицо Пэй Яня омрачилось сомнениями. – Разве здесь существуют места, которые блокируют передатчики?»

«Естественно, такие есть, — У Кунсюэ расслабленно улыбнулся. – Некоторые тайные убежища или бессмертные дворцы полностью изолированы от внешнего мира. Ни один передатчик не будет работать в таком месте».

У Кунсюэ мрачно подумал про себя: «Вся эта история с нападением и небесным пламенем заняла совсем немного времени, но результаты… Теперь я не могу даже обнаружить ауру Сюй Хэя. Я понятия не имею, где он может быть».

Его мысли сами собой перескочили на виновника этой катастрофы.

«Преподобный Небесный Пламень, ты действительно меня разозлил на этот раз», — в глазах эксперта вспыхнули алые огоньки.

Долгое время спустя…

В какой-то момент по поверхности обугленного хребта Иньюэ прокатилась дрожь, что-то затрещало. Внезапно вершина одной из гор с грохотом раскололась надвое, выпуская наружу силуэт громадного меча. Этот полупрозрачный силуэт достигал нескольких десятков метров в длину и 2-3 метров в ширину. А если присмотреться, то внутри проекции меча можно было заметить чью-то фигуру.

При виде этой внезапно появившейся фигуры У Кунсюэ округлил глаза и воскликнул: «Сюй Хэй!»

Падший дьявол, который только что вырвался из недр хребта Иньюэ, оказался не кем иным, как Сюй Хэем, временным хранителем Диаграммы Раскола Небес.

Проекция гигантского меча начала постепенно таять, выставляя на всеобщее обозрение укрытого в ней человека. Это был весьма юный на вид, по-детски пухловатый сюмоист.

«Лорд У Кунсюэ, — Сюй Хэй подлетел к эксперту с облегчением и радостью на лице. – Наконец-то я смог вас снова увидеть. Милорд, ещё совсем недавно здесь всё, от земли до небес, было заполнено небесным пламенем. Я так переживал!»

«Где Диаграмма Раскола Небес?» — без обиняков спросил У Кунсюэ. Это было единственное, что его сейчас волновало.

Падший дьявол Сюй Хэй тут же ответил: «С ней всё в порядке! Я понимал, что эта вещь не должна попасть в руки к врагам, даже если за это придётся поплатиться своей жизнью. Я с самого начала хотел укрыться в недрах горного хребта при помощи техники побега, но… Дворец Иньюэ опутывает множество ограничительных заклинаний, так что моя техника просто не сработала».

У Кунсюэ лишь покачал головой, не зная, то ли плакать, то ли смеяться.

Эти ограничительные заклинания, по идее, должны были служить делу защиты Дворца. Из-за них почти враги не могли внезапно объявляться на территории хребта и нападать, используя элемент неожиданности. Но когда на Дворец Иньюэ обрушилось море небесного пламени, огромное количество падших дьяволов были сожжены заживо, поскольку просто не могли укрыться под толщей камня. Небо и земля были заполнены небесным пламенем, так что гостям и ученикам Дворца Иньюэ было просто некуда деваться. Если уйти под землю было невозможно, то им оставалось лишь бесславно сгинуть в огне.

«Так как ты умудрился проникнуть под землю?» — с улыбкой спросил У Кунсюэ.

Волна ужаса прокатилась по лицу Сюй Хэя: «Сеньор, в конце концов, я…»

«В конце концов, ты привязал диаграмму своей кровью, верно?» — в голосе У Кунсюэ прорезался металл.

Сюй Хэй повалился на колени: «Лорд У Кунсюэ, изначально у меня этого и в мыслях не было, но эта Диаграмма Раскола Небес была так важна для вас, а с небес сплошным потоком обрушивалось небесное пламя. Я должен был любой ценой не дать артефакту попасть в руки врага, поэтому мне пришлось… Я персонализировал диаграмму и использовал защитную функцию энергии меча Раскола Небес».

У Кунсюэ холодно хмыкнул: «Энергия меча Раскола Небес была оставлена в диаграмме Бессмертным Императором. Тебе повезло прикоснуться к такому удивительному виду энергии».

Сюй Хэй почтительно отозвался: «Эта энергия меча и в самом деле была невероятна. Она защитила меня даже от прямого попадания небесного пламени. А затем… она с лёгкостью проникла сквозь все ограничительные заклинания, позволив мне укрыться в самых недрах этой горы».

Что было дальше, У Кунсюэ знал и сам. Сюй Хэй просто прятался в горе до настоящего момента.

В действительности, эксперт испытал немалое потрясение: «Эта энергия меча Раскола Небес и впрямь поражает. Этот паренёк так слаб, однако после активации защитной функции диаграммы всё его тело, судя по всему, было полностью изолировано от внешнего мира. Даже моё дьявольское чувство не смогло обнаружить и намёка на его ауру. Неужели энергия меча Раскола Небес обладает не только защитными свойствами, но и способна полностью скрывать ауру владельца?»

Его догадка была верна.

Когда энергия меча Раскола Небес окружала владельца артефакта, его аура полностью блокировалась для обнаружения во внешнем мире. Это было одно из удивительных свойств Искусства Меча Раскола Небес Бессмертного Императора Ни Яна.

«Хорошо, передай Диаграмму Раскола Небес мне. Теперь, когда твоя личность вскрылась, ты не подходишь для её хранения», — бесстрастно проговорил У Кунсюэ.

Сюй Хэй подавил тайное нежелание расставаться с удивительным артефактом. Эта диаграмма пришлась ему очень по душе, особенно поразительные свойства энергии меча Раскола Небес, однако У Кунсюэ он боялся куда больше. Поэтому он тут же удалил привязку кровью между собой и артефактом и со всем почтением преподнёс диаграмму У Кунсюэ.

Вернув, наконец, бесценную картину, У Кунсюэ почувствовал себя намного спокойнее.

«Хм?» — в следующий момент его разгладившееся было лицо снова приняло хмурое выражение. На его ладони возник небольшой предмет, похожий на передатчик.

«Старший брат У Кунсюэ, судя по всему, армия падших дьяволов во главе с миледи Лянь Юэ, несёт потери», — обеспокоенно проговорил подлетевший к нему Огненный Дьявол. Он получил сообщение от миледи сразу же после У Кунсюэ.

Содержание посланий было простым.

После того, как У Кунсюэ, Огненный Дьявол и некоторые другие эксперты покинули лагерь падших дьяволов, миледи Лянь Юэ собрала армию и выдвинулась им вслед, покинув гору Цинсюй. Однако Преподобный Мин Лян, судя по всему, также прознал о том, что случилось во Дворце Иньюэ, поэтому он воспользовался этой возможностью, чтобы вывести армию падших бессмертных из-под купола Иллюзорной Формации Десяти Преобразований и броситься в погоню.

Между преследуемой и преследующей армиями начали раз за разом вспыхивать стычки и столкновения.

И битвы эти являли собой разительный контраст с предыдущим масштабным сражением, поскольку теперь армия падших дьяволов была в явно невыгодном положении.

Неудивительно, ведь больше половины падших дьяволов 11-го и 12-го испытаний покинули армию, чтобы как можно скорее добраться до горного хребта Иньюэ. В результате сильнейшим экспертам среди сюсянистам было попросту нечего опасаться. Они действовали чрезвычайно дерзко и агрессивно, особенно Преподобный Мин Лян, для которого среди этих десятков тысяч сюмоистов не осталось ни одного достойного противника.

Прижатая к стенке миледи Лянь Юэ была вынуждена послать зов о помощи У Кунсюэ.

«Слушайте все! Диаграмма Раскола Небес найдена, так что наша миссия здесь завершена. Но без нас боеспособность армии падших дьяволов резко уменьшилась. И сейчас их окружают и безжалостно атакуют сюсянисты! Поэтому вы все должны немедленно вернуться на поле боя так быстро, как только сможете!»

У Кунсюэ без промедления отдал приказ всем вокруг с помощью дьявольского чувства. Сразу же после этого он, Огненный Дьявол, Пэй Янь и другие эксперты растворились в воздухе, воспользовавшись телепортацией.

Бои между падшими бессмертными и падшими дьяволами велись на протяжении нескольких сотен тысяч ли на всём пути от горы Цинсюй до горного хребта Иньюэ. Более 10 тысяч падших уже были убиты или надолго выведены из строя. Сражение двух армий оставило после себя обезображенный шрам на лике земли и унесло жизни десятков тысяч непричастных сючжэнистов, а уж число жертв среди простых смертных и вовсе измерялось десятками миллионов.

Это было словно гигантский шторм, заполненный взрывами и вспышками молний и поглощавший всё на своём пути. Он оставлял после себя лишь хаос и реки крови.

«Ку-ху-ху… Лянь Юэ, сегодня я позволю вам, жалким падшим дьяволам, узнать, насколько страшны могут быть сюсянисты», — громыхнул голос Мин Ляна из сгустка света, похожего на ослепительное солнце. На этом поле боя он был попросту непобедимой сущностью.

Его присутствие взвинчивало боевой дух армии падших бессмертных до предела. Ещё бы, ведь их предводитель без особого труда мог расправиться даже с самым могущественным экспертом противной стороны.

У Хэй был единственным падшим дьяволам, который мог хоть как-то защищаться от его атак.

«Мин Лян, не лопни от спеси!»

Громогласный крик, в котором ощущалась клокочущая ярость, прервал хохот Преподобного. Этот крик разлетелся по всему полю боя в мгновение ока, а ведь оно простиралось на несколько тысяч ли. В то же время в воздухе вдруг повис ужасающий смрад свежей крови, а из-за горизонта выстрелил мощный луч кроваво-красного цвета. Его целью был не кто иной, как Преподобный Мин Лян.

Вслед за первым сгустком света с небольшим отставанием следовала целая плеяда менее ярких комет.

«Лорд У Кунсюэ вернулся!»

«Это лорд У Кунсюэ!»

«……»

Боеспособность и боевой дух армии падших дьяволов скачком возросли.

«Хмф!» — недовольно хмыкнул Преподобный Мин Лян. Его тело превратилось в ослепительно сверкающий луч света, который метнулся навстречу кровавой комете.

Бесчисленные падшие эксперты могли различить лишь хаотичную пляску белого и алого, когда два сгустка света столкнулись. Они переплетались и расходились, заполняя всё пространство вокруг мириадами взрывов… Ни один из падших не рисковал приближаться к месту схватки супер экспертов ближе, чем на 10 ли.

«Такая мощь», — У Хэй невольно сузил глаза, наблюдая. Он мог понять, что Преподобный Мин Лян и У Кунсюэ не вкладывают слишком много сил в свои атаки. Контроль этих экспертов над своей энергией был невообразим. Только благодаря этому в пространстве вокруг них до сих пор не наблюдалось никаких разрывов.

Некоторое время спустя…

Два сгустка света разлетелись и замерли на некотором расстоянии друг от друга. Кроваво-красный метеор превратился в сильнейшего эксперта со стороны Сюмо, У Кунсюэ, облачённого в алые одежды. Белая комета превратилась в сильнейшего эксперта Сюсянь, Преподобного Мин Ляна, облачённого в бледно-голубые шелка.

****

Цинь Юй незаметно соткался из воздуха в отдалённом горном лесу близ горного хребта Иньюэ.

«Если я правильно представляю происходящее, то такое громкое происшествие во Дворце Иньюэ не могло остаться незамеченным осведомителями Преподобного Мин Ляна. Он также должен был осознать, что часть экспертов со стороны падших дьяволов отделилась от армии и вернулась сюда. Если он не воспользовался этой возможностью, чтобы как следует проредить армию сюмоистов, то он полный идиот», — Цинь Юй глянул на опустевшие чёрные склоны гор Иньюэ. На его лице заиграла слабая улыбка. Затем под его ногами возник Бессмертный меч среднего грейда, и юноша на максимальной скорости устремился в сторону горы Цинсюй.

Всё разыгрывалось как по нотам.

Пролетев какое-то время, юноша увидел на горизонте сражающихся падших экспертов и тут же свернул, огибая место сражения по широкой дуге.

«Разошлись не на шутку. Интересно, сколько падших уже погибло?»

Цинь Юй пролетел уже, по меньшей мере, 100 тысяч ли, и всё это время его взгляд с удивлением натыкался на лужи крови и оторванные конечности.

«Большинство погибших, скорее всего, были обычными смертными, но и падших дьяволов должно было полечь немало. Преподобный Мин Лян и правда не знает пощады. Он преследовал этих сюмоистов на протяжении нескольких сотен тысяч ли… Что ж, повеселился ты на славу, надо полагать, но… Чем выше взлетишь, тем дольше падать. Пора немного привести тебя в чувство».

В скором времени Цинь Юй добрался до горы Цинсюй.

Армия падших бессмертных уже покинула это место, отправившись в погоню за сюмоистами. Ученики Храма Цинсюй тем временем начали приводить в порядок школу и расчищать завалы за пределами Иллюзорной Формации Десяти Преобразований. По сравнению с Дворцом Иньюэ, Храм Цинсюй отделался малой кровью. Элитные ученики школы и большинство экспертов загодя спрятались под куполом иллюзорной формации, поэтому потери Храма были незначительными.

Гора Цинсюй была похожа на разбуженный улей. Множество сючжэнистов носились по склонам, с лёгкостью поднимая огромные валуны и куски стен, в то время как кое-где уже даже начали возводить новые строения.

«Брат-наставник, эти падшие дьяволы хуже саранчи. Зачем было уничтожать столько зданий? А раньше здесь было так красиво и живописно… Всех этих мерзавцев-сюмоистов давно нужно было уничтожить», — посетовал один из учеников Храма Цинсюй, обращаясь к своему сеньору.

Тот надменно фыркнул в ответ: «Преподобный Мин Лян из нашего Храма Цинсюй уже лично повёл несколько десятков тысяч падших бессмертных, чтобы воздать этим отродьям по заслугам. Они уничтожат крупнейшие школы Сюмо, а после этого придёт наш черёд. Мы сотрём оставшиеся школы Сюмо с лица материка».

Храм Цинсюй всегда был ведущей школой сюсянистов на континенте. Его ученики часто помыкали учениками других школ, но в этот раз штаб-квартира Храма была практически уничтожена другими людьми. Всех выживших учеников переполняли возмущение и злость.

«Брат-наставник, что это там? Пурпурное пламя?..» — младший ученик задрал голову, разглядывая вереницу огненных шаров, которые стремительно приближались откуда-то сверху.

Его старший товарищ тоже застыл в недоумении.

«Ох, это же небесное пламя!» — в следующую секунду его лицо посерело.

Практически в этот же миг первые сгустки пурпурного пламени обрушились на землю; более 100 огромных огненных сфер врезались в склоны горы Цинсюй одновременно в разных местах. За короткое время всё пространство над горой оказалось заполнено ревущим пурпурным огнём, который полностью скрыл под собой Храм Цинсюй.

****

Падшие дьяволы и падшие бессмертные, наконец, осознали бесперспективность сражения и заключили перемирие. Что, впрочем, не мешало сильнейшим их представителям отпускать колкости в адрес друг друга.

«Откуда взялся этот Преподобный Небесный Пламень, а, Мин Лян? Он уничтожил штаб-квартиру моей школы и спалил половину горного хребта Иньюэ», — хмуро проговорила миледи Лянь Юэ.

«Ха-ха, этот Преподобный – один из могущественных экспертов, сражающихся на нашей стороне. Путь Сюсянь – это путь искоренения зла и поддержания справедливости! Собрат-таоист Небесный Пламень полностью оправдал наши ожидания, как падший бессмертный», — с оттенком самодовольства ответил Преподобный Мин Лян.

Когда Преподобный в Небесном Дворце получил известия от обычных сюсянистов о том, что горный хребет Иньюэ был полностью выжжен небесным пламенем, он пришёл в восторг. Он тут же понял, что это их шанс перехватить инициативу в этом конфликте. Кем бы ни был этот таинственный Преподобный Небесный Пламень, Мин Лян был ему безмерно признателен.

«Искоренение зла и поддержание справедливости, вот как. Но ваш Храм Цинсюй…»

«Беда, брат-наставник, произошло кое-что ужасное», — стоявший рядом Преподобный Мин Шань вдруг с побледневшим лицом уставился на свой передатчик.

Тем временем ещё одно сообщение пришло и миледи Лянь Юэ. В конце концов, у неё тоже хватало осведомителей в окрестностях горы Цинсюй.

Как только она прочитала сообщение, её глаза округлились от изумления. Помолчав секунду, она перевела взгляд на Преподобного Мин Ляна и вдруг зашлась в приступе неконтролируемого смеха: «А-ха-ха, искоренение зла… поддержание справедливости!.. Что за талантливый последователь пути Сюсянь!.. Ох, собрат-таоист Небесный Пламень и впрямь нечто! На него можно положиться. Как же так вышло, что гору Цинсюй постигла та же участь, что и хребет Иньюэ?»

Оставить комментарий