Том 11. Глава 9 : Башня в небесах?

  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

Насмешливый тон миледи Лянь Юэ заставил лицо Преподобного Мин Ляна потемнеть.

Считанные мгновения назад он сам благосклонно называл Преподобного Небесного Пламня “собратом-таоистом” и во всеуслышание восхищался его принципами, а в следующий момент выясняется, что огненная катастрофа уже обрушилась и на гору Цинсюй. У Мин Ляна просто в голове не укладывалось, что его школу могло постигнуть такое несчастье.

«Я даже не знаю, что и сказать, Мин Лян. Разве не ты только что говорил, что этот Преподобный как будто бы на стороне сюсянистов? И как так вышло, что теперь гора Цинсюй тоже пылает небесным пламенем? Неужели… неужели и на нашей стороне появился падший дьявол, также способный испускать огромное количество небесного пламени?» — заинтересованно протянул У Кунсюэ.

Преподобный Мин Лян потерял лицо. Это было невыносимо.

Хуже того, он опозорился перед лицом бесчисленной армии падших бессмертных.

«Преподобный Небесный Пламень? Хмф, как после случившегося он может быть достоин зваться “преподобным”? – ядовито отозвался Мин Лян. – Поначалу я полагал, что он падший бессмертный, но, вероятнее всего, это один из вас, сюмоистов. Падшие дьяволы нередко устраивают резню между собой, верно? Ничего удивительного, что этот Лорд-Дьявол Небесный Пламень уничтожил Дворец Иньюэ».

Несколькими словами Преподобный Мин Лян записал Цинь Юя в лагерь последователей Сюмо.

«Чушь собачья, — презрительно фыркнул У Кунсюэ. – Этот поджигатель осмелился спалить весь горный хребет Иньюэ, как он может быть сюмоистом?»

«Ни падшие бессмертные, ни падшие дьяволы не признают его за своего. Этот человек и в самом деле само зло», — засмеялся У Хэй. Они с У Кунсюэ были независимыми падшими дьяволы, не принадлежащими к школам Сюмо континента Тэнлун, поэтому жизнь и смерть падших дьяволов и бессмертных в этой войне их не слишком беспокоили.

«Было бы неверно называть его как Преподобным, так и Лордом-Дьяволом, поэтому назовём его Лордом Небесного Пламени пока что. Но я хотел кое о чём спросить, Преподобный Мин Лян… Когда мы осаждали гору Цинсюй, большинство учеников твоего Храма укрылась под Иллюзорной Формацией Десяти Преобразований, верно? А после нашего ухода? Все твои элитные ученики покинули Небесный Дворец? Если да, то под огненным дождём, что обрушил на гору Цинсюй Лорд Небесного Пламени, эти ученики твоей школы…» — У Хэй не закончил фразу, многозначительно усмехнувшись.

Как только Преподобный Мин Лян подумал об этих элитных учениках Храма Цинсюй, в его душе поселилась тревога.

Эти ученики были будущим его школы. Если никого из них не останется в живых, то он сам, вероятно, войдёт в историю Храма, как величайший грешник на все времена.

«Мин Лян, у тебя школа горит, почему ты до сих здесь?» — с издевательским смешком спросил Огненный Дьвол.

Преподобный нахмурил брови.

Вернуться?

Разумеется, он хотел вернуться и растерзать того мерзавца, что посмел наслать небесное пламя на стены его школы.

Но разве спустят ему такое все эти падшие дьяволы, такие как У Кунсюэ, У Хэй, Огненный Дьявол и миледи Лянь Юэ?

«Полагаю… если я отправлюсь туда, вы тут же затеете тут резню, верно?» — холодно хмыкнул Преподобный.

У Кунсюэ широко улыбнулся: «Чудесная догадка. Именно это я и собираюсь сделать. Сам посуди, когда наша база в горах Иньюэ подверглась нападению этого Лорда Небесного Пламени, я также поспешил с несколькими экспертами к месту событий. И разве не ты поспешил воспользоваться этой возможностью, чтобы напасть на мою армию, а потом гнал их сотни тысяч ли без остановки? Это называется “обмен любезностями”. Ты воспользовался случаем, но если сейчас покинешь свою армию, то мы также будем гнать её сотни тысяч ли», — нисколько не скрываясь, пояснил он.

Он чётко и ясно объявил о своей позиции.

Но если Мин Лян не вернётся, то ему останется лишь смириться со смертью всех учеников Храма Цинсюй, сожжённых заживо небесным пламенем.

«Брат-наставник, — обратился к нему в этот момент Мин Шань через святое чувство. – Брат-наставник, подумайте о своём высоком статусе. Вы не только сильнейший эксперт армии падших бессмертных, но и наш лидер. Если вы сейчас покинете армию, то У Кунсюэ сможет делать всё, что ему заблагорассудится, а боевой дух наших воинов резко упадёт. Поэтому вам нельзя сейчас уходить ни в коем случае».

Преподобный Мин Шань сделал паузу и рассудительно продолжил: «Однако это могу сделать я. Я возьму с собой несколько падших бессмертных 10-го испытания и вернусь в Храм Цинсюй. Полагаю, этого будет достаточно, чтобы спасти некоторых учеников».

Он отдавал себе отчёт в том, что к настоящему моменту большинство учеников Храма уже были мертвы.

Как-никак, это было небесное пламя!

Этого пламени боятся даже рядовые падшие бессмертные. Какими бы элитными ни были ученики Храма Цинсюй, большинство из них достигли лишь ступени Юаньин или Дунсюй. Для сючжэнистов такого уровня одно касание небесного пламени было фатальным.

Судя по донесению, вся гора Цинсюй сейчас была охвачена огнём. Следовательно, вряд ли многим ученикам удалось спастись.

«Я полагаюсь на тебя, младший брат».

У Преподобного Мин Ляна не было другого выбора, кроме как поручить спасение выживших учеников своему младшему товарищу.

«Однако запомни, если ты заметишь этого Лорда Небесного Пламени, убей или схвати его любой ценой. Этот человек практически уничтожил штаб-квартиру Храма Цинсюй. Если он не умрёт, я до конца моих дней не смогу спать спокойно», — в глазах Преподобного Мин Ляна вспыхнула клокочущая ярость.

«Не волнуйся, брат-наставник. Даже если бы ты ничего не сказал, я бы убил его, как только увидел».

Сердце Преподобного Мин Шаня также было наполнено ненавистью.

После этого он незаметно вернулся в лагерь армии падших бессмертных, а затем телепортировался в сопровождении нескольких экспертов 10-го испытания.

****

На вершине небольшой горы неподалёку от того места, где ещё недавно бушевало сражение между армиями падших, стояли четыре фигуры. Это были эксперты из Бескрайней Глуши континента Цяньлун: владыка Юй Лян и три его сильнейших генерала – Кун Цао, У Шань и Син Шоу.

Юй Лян, заложив руки за спину, бесстрастно наблюдал за двумя армиями.

«Милорд, эти падшие бессмертные и падшие дьяволы уже несколько раз схлестнулись между собой, потеряв несколько десятков тысяч экспертов. Когда мы начнём действовать?» — спросил стоявший позади него Син Шоу.

Юй Лян с лёгкой полуулыбкой покачал головой: «Не стоит спешить. Время ещё не пришло. Пусть 40-50 тысяч падших и пало в этих стычках, это были слабейшие эксперты с обеих сторон. Лишь очень небольшая часть погибших была от 6-го испытания и выше.

Может показаться, что армии лишились почти 40% своих солдат, но в действительности их боеспособность сократилась процентов на 20, — пояснил он. Затем его глаза блеснули: — Кроме того, мы не единственные, кто решил порыбачить в мутных водах».

«Владыка, кто-то ещё действует из теней?» — нахмурился Скалистый Огненный Лев У Шань.

Кун Цао, божественная Гидра и главный из генералов-демонов Глуши, глянул на него и проговорил: «У Шань, ты что, забыл про этого эксперта, который способен испускать огромное количество небесного пламени? Дворец Иньюэ был стёрт этим человеком с лица земли. Ты понимаешь, насколько могущественным и редким считается небесное пламя? Тем не менее, этот неведомый эксперт производит его в колоссальных объёмах и за очень короткое время. Вероятно, даже владыка не способен на такое».

Юй Лян спокойно кивнул: «Так и есть. Подозреваю, даже Фан Тянь и Цзун Цзюэ, эти два левиафана мира Сючжэнь, не смогли бы сотворить такое количество небесного пламени, не говоря уже обо мне. Думается мне… этот таинственный эксперт обладает каким-то могущественным артефактом, который и позволяет ему так свободно управлять небесным пламенем».

Его догадка была абсолютно верна.

Цинь Юй использовал для своих огненных налётов Кольцо Владыки Чёрного Пламени. Кто без этого артефакта смог бы призвать столько небесного пламени за раз?

«Не думаю, что этот поджигатель действует сам по себе, — уверенно продолжил Юй Лян. – Если бы он был независимым экспертом, то как ему хватило бы храбрости и безумия разрушить Дворец Иньюэ до основания? Полагаю… за ним стоит какая-то могущественная фракция».

Рассуждения Юй Ляна были более чем разумными.

В нормальных условиях никто не посмел бы даже подумать о нападении на Дворец Иньюэ. Но Цинь Юй жаждал мести. Более того, он обладал спасительным сокровищем – Бессмертным Дворцом Цинъюй, — а также бессмертной марионеткой меча, которую он до сих пор приберегал на крайний случай.

«Помимо этого поджигателя, не стоит также забывать про клан драконов, который всё это время сидел тише воды ниже травы, — глаза Юй Ляна холодно блеснули. – Запомните, спокойные псы страшнее всего. Клан драконов лишь выжидает, пряча свои когти и клыки. А когда, наконец, начнёт действовать… думаю, это будет куда страшнее, чем кто-либо ожидает».

Три генерала синхронно кивнули.

В мире существовало много демонических кланов, однако драконы всегда держались особняком и представляли собой одну из сильнейших фракций мира Сючжэнь. Сюяоисты из категории бегающих зверей, лишь объединив силы всех своих божественных демонов, могли бы посоперничать с кланом драконов. Одного этого было достаточно, чтобы понять, насколько они были могущественны.

«Удачный момент ещё не настал, так что нам остаётся только ждать», — бесстрастно проговорил Юй Лян.

Три сюяоиста за ним в молчаливом согласии уставились в сторону армий падших дьяволов и бессмертных.

****

В обычное время гору Цинсюй от подножия до самой вершины устилает сверкающий на солнце снег.

Однако сейчас эта круча больше напоминала действующий вулкан, изрыгающий пламя во все стороны. Пурпурное пламя при том. Весь снег превратился в пар давным-давно. Павильоны и дворцы на склонах горы обратились в пепел. Более того, огонь уже пожрал и солидный слой камня, вгрызаясь в недра вершины с неиссякаемым энтузиазмом.

По площади гора Цинсюй значительно уступала горному хребту Иньюэ.

И поэтому Цинь Юю было значительно проще покрыть небесным пламенем всю штаб-квартиру Храма.

Ученики школы были её важнейшим ресурсом, после которого по значимости следовала главная база, особенно если эта база существовала на протяжении миллиона лет. Гора Цинсюй скрывала на своих склонах огромное количество мест для практики сеньоров школы, множество тайников и тайных сокровищниц, а также была опутана сложной сетью ограничительных заклинаний.

Но…

Под безжалостной атакой опаляющего пурпурного пламени всё это оказалось в одночасье уничтожено.

В небесах над горой Цинсюй парили Цинь Юй, Хоу Фэй и Хэй Юй. Поле Небесного Пламени вокруг Цинь Юя сжалось до одного метра от его тела, поскольку выпущенные им пурпурные огненные шары уже охватили всю территорию Храма Цинсюй. Дело было сделано, и юноша лишь время от времени подкидывал шар-другой небесного пламени в бушующий ад внизу.

С первых минут более 90% учеников Храма Цинсюй были уничтожены огненной бомбардировкой. После этого редкие выжившие пытались любыми путями выбраться из огненной западни, и большинство из них также встретило свой конец. Повезло лишь тем ученикам, что в момент атаки находились на границе территории школы, а также единицам, сумевшим укрыться под куполом Иллюзорной Формации Десяти Преобразований.

Где было самое безопасное место на горе Цинсюй? Разумеется, под защитой древней формации.

Защитный купол сейчас переливался жемчужным светом, не давая небесному пламени проникнуть внутрь. Эта формация была установлена Бессмертными, поэтому обладала не только иллюзорными эффектами, но и некоторыми другим. Если бы её действие ограничивалось иллюзиями, то как бы она сумела сдержать огромную армию падших дьяволов?

«Не ожидал, что Храм Цинсюй обладает такой удивительной формацией. Те три падших бессмертных, которых мы убили только что, появились именно из-за барьера. Думаю… там вполне может скрываться ещё немало сюсянистов», — Цинь Юй направил свой взор на центральную часть школы.

Небесное пламя оказалось бессильным перед защитой Иллюзорной Формации Десяти Преобразований.

Минуту назад, когда Цинь Юй начал обстреливать огненными шарами склоны горы, несколько падших бессмертных – по-видимому, защитники Храма, оставленные на время отсутствия сеньоров, — вылетели из-под защиты формации, намереваясь убить юношу и его товарищей. Это были довольно сильные эксперты – один падший бессмертный 8-го испытания и двое 7-го.

Вот только этим защитникам было невдомёк, что Цинь Юй и его названные братья особенно хороши в ближнем бою.

С помощью Гравиполя и своего бессмертного оружия среднего грейда Цинь Юй, используя эффект неожиданности, стремительно расправился с падшим 8-го испытания. Этому эксперту действительно не повезло. Гравиполе застигло его врасплох, а бессмертный клинок поставил точку в коротком противостоянии.

Двух других сюсянистов с лёгкостью убили Хоу Фэй и Хэй Юй безжалостными ударами стека и копья соответственно.

После смерти этих троих из Небесного Дворца больше никто не осмеливался и носа показать.

Хоу Фэй засмеялся: «Старший брат, похоже, сюсянисты так воодушевились возможностью проучить падших дьяволов, что даже почти никого не оставили на защиту своей базы. Здесь осталось лишь несколько слабаков. Думается мне, что эти трое были среди них одними из сильнейших. А теперь они так напуганы, что и высунуться не осмелятся».

«Похоже на правду, обезьяна», — согласился Хэй Юй.

Однако взгляд Цинь Юя всё это время не отрывался от Иллюзорной Формации Десяти Преобразований.

«Вы надеетесь спрятаться под панцирем формации, как черепахи… но неужели вы думаете, что я так просто позволю вам это сделать? Башня в небесах… что ж, пора спустить вас с небес на землю», — в его глазах сверкнула сталь.

«Фэй-Фэй, Сяо Хэй, я собираюсь задействовать Поле Небесного Пламени на полную, так что вам бы лучше держаться немного подальше», — сказал он братьям.

Хоу Фэй и Хэй Юй тут же отлетели на несколько десятков метров назад.

Ху-у-у!

Пурпурное пламя вокруг тела Цинь Юя вдруг забурлило, мгновенно заполнив всё пространство на 10 метров от него. Словно бог огня, юноша мановение руки отправил бесчисленные сферы небесного пламени вниз.

Только на этот раз он не пытался покрыть большую площадь, а бил прицельно.

«Хмф, сжечь всю гору, возможно, и стало бы проблемой, но вот уничтожить скалы под формацией вполне возможно, — хмыкнул про себя Цинь Юй, мысленными усилиями направляя огненные шары. – Эта формация, безусловно, очень важна для Храма Цинсюй. Я заставлю её провалиться внутрь горы».

Один за другим сгустки фиолетового огня устремлялись вперёд и врезались в скалы по периметру Иллюзорной Формации Десяти Преобразований.

Ревущее пламя, словно концентрированная кислота, мгновенно проедало себе путь сквозь камень. Скалы попросту рассыпались в прах перед лицом небесного пламени. Очень скоро всё нарастающее количество небесного пламени образовало глубокую, на несколько десятков метров, каверну под формацией.

В это время внутри барьера…

«Мастер зачем этот мерзавец насылает так много небесного пламени на землю вокруг формации?» — один из учеников Храма, сумевший найти укрытие под куполом, недоумённо повернулся к своему наставнику.

Но тот лишь пренебрежительно фыркнул: «Не важно, что он задумал, защиту Иллюзорной Формации Десяти Преобразований пробить ему не по силам».

Внезапно…

Падшие бессмертные, пережидавшие хаос в Небесном Дворце, внезапно ощутили, как весь дворцовый комплекс начал быстро проваливаться вниз.

«Небеса, дело плохо. Небесное пламя этого мерзавца выжгло пространство под Иллюзорной Формацией Десяти Преобразований. И теперь мы падаем прямо в недра горы!» — поражённо воскликнул один из падших бессмертных.

Цинь Юй попросту выжег фундамент под Небесным Дворцом, и тот начал проседать на глазах!

Иллюзорная Формация Десяти Преобразований была величайшей гордостью и показателем могущества Храма Цинсюй. Теперь, когда она вместе с Небесным Дворцом утратила своё место на вершине, Храм был обречён стать предметом насмешек всего континента Тэнлун. Но неужели падшие бессмертные внутри формации были бессильны что-либо сделать?