Глава 1020. Мо Хунло, Врата Демона Просто Плывут по Течению

Как только Цин Шуй закончил предложение, его духовная энергия набросилась на женщину. Но именно тогда заговорил старик.

— Цин Шуй, тебе не нужно продолжать проверять. Она и впрямь моя дочь, Хунло! — старик покачал головой и не дал Цин Шую проверить духовной энергией.

Женщина сразу же начала рыдать.

Внутренне Цин Шуй тоже почувствовал облегчение, узнав, что эта женщина и впрямь Мо Хунло. Все будет проще, раз он ее нашел. Слезы текли по щекам женщины, словно небольшие ручьи. Цин Шуй был удивлен, сколько слез она могла пролить.

— Цин Шуй, Лю-Ли в порядке? — с дрожью спросила Мо Хунло у Цин Шуя.

— У Лю-Ли все хорошо. Семья, в которую вы отдали Лю-Ли, относится к ней как к своей дочери. У них больше нет детей, только одна Лю-Ли, и она подобна жемчужине на их ладонях, — с улыбкой рассказал Цин Шуй.

— А ты муж Лю-Ли? — Мо Хунло покрасневшими глазами посмотрела на Цин Шуя.

— Да. У нас уже есть очаровательная дочурка.

Когда Цин Шуй заговорил о Цин Юй, то на его лице появилось блаженство.

Заметив выражение лица Цин Шуя, женщина почувствовала тепло на сердце. В конечном счете, она была женщиной и знала, что было самым важным для женщины. Поэтому, увидев выражение лица Цин Шуя, когда он заговорил о дочери Лю-Ли, она тоже немного успокоилась. Однако ее жажда увидеть свою дочь стала еще сильнее. Настолько, что ей стало плохо. Ей хотелось сейчас же увидеть свою дочку.

В то время у нее не было выбора, кроме как отдать кому-нибудь малютку. Внутри она ощущала печаль, которая была все так же свежа. Она изо всех сил старалась не думать о ней все эти годы. Но теперь, когда ей напомнили о дочери, она вдруг потеряла контроль.

Старик же продолжал молчать. Он не произнес ни слова с тех пор, как открыл, что женщина и впрямь Мо Хунло. У него на лице были противоречия. Он был главой Врат Демона, но верил, что он был хорошим отцом. Он принял бы любого, кого бы ни полюбила его дочь, даже если она действительно собралась бы выйти за кого-то из Секты Будды. Он не возражал бы, пока его дочь была счастлива.

Однако его дочь действительно влюбилась в кого-то из Секты Будды. Секта Будды ни за что бы этого не одобрила, даже если бы он изо всех сил постарался это осуществить. Поэтому ему пришлось лишь терпеть боль и с неохотой запереть дочь дома.

Врата Демона производили немного негативное впечатление, или, возможно, лучше сказать, что Секта Будды производила более хорошее впечатление. В Мире Девяти Континентов могущественные личности уважались, как лидеры региона. В этом не было ничего хорошего или плохого. Но Секта Будды все еще была очень влиятельной. Они бы ни за что не связались бы с сектой, вроде Врат Демона, через брак. В конце концов, репутация Секты Будды явно была значительно выше, чем у Врат Демона.

Старик тоже ничего не мог поделать в этой ситуации, так что он мог лишь позволить своей дочери страдать. Цин Шуй взглянул на старика, затем на женщину. Он чувствовал, что она сильно страдала. Она испытывала то же самое, что и его мать в свое время.

— Папа, я хочу увидеть девочку, — Мо Хунло долго смотрела на мужчину.

Мо Хунло решила сбежать с Хоюнь Пэн, но это было более 30 лет назад. Теперь им стало известно о глубокой пропасти между ними. Если один из них не сможет подняться выше двух мощных существ, то ситуация останется безнадежной.

На самом деле, Цин Шуй не был уверен, стоит ли сюда приезжать. Потому что даже самая глубокая привязанность могла не выдержать испытания временем. Она могла остаться в прошлом. Кроме того, они еще и отдали Хоюнь Лю-Ли.

Цин Шуй не был уверен, были ли Хоюнь Пэн и Мо Хунло оба преданы друг другу. Если взглянуть на ситуацию сейчас, то казалось, что Мо Хунло не была предана. Это было лишь предположение Цин Шуя, но он не был полностью уверен. Впрочем, ее стремление к дочери в этот момент было настоящим.

— Цин Шуй, прошло более 30 лет. Я не знал, что у Хунло есть дочь. Честно говоря, я тоже все эти годы хотел, чтобы Хунло смогла найти другого, кого полюбит, и выйти за него, чтобы забыть о прошлом. В конце концов, все безнадежно между ними с Хоюнь Пэн. Но эта девчонка скорее будет одна до самой старости и ни за кого не выйдет замуж, — пожаловался старик Цин Шую, глядя на свою дочь.

Когда Цин Шуй подумал о том, что Мо Хунло так и не вышла замуж и упорствовала более 30 лет, он не был уверен, было ли ее упрямство ради Лю-Ли или Хоюнь Пэн. Независимо от того, ради кого это было, Цин Шуй был весьма впечатлен.

— Тетя, ваши эмоции и настойчивость сильно меня тронули. Чего вы хотите? — искренне спросил Цин Шуй у Мо Хунло.

— Я очень скучаю по дочке, а также по нему. Мне бы очень хотелось, чтобы мы все смогли быть вместе. Я была бы рада, даже если бы это было на один день, — Мо Хунло вздохнула.

Но она криво улыбнулась и покачала головой, как только закончила говорить.

Старик тоже вздохнул.

— Цин Шуй. Хоть я и не считаю себя хорошим и добрым, я люблю своих детей и дорожу семьей. У меня тоже есть друзья, и я тоже сопереживаю им. Врата Демона не уступают сектам с хорошей репутацией, и мы не совершили столько грехов, как они, пока Врата Демона были старшим кланом, я уверен. Но я понимаю, что шансы на то, что желание этой девочки осуществится, равны нулю. Неважно, насколько Секта Будды подчеркивает доброжелательность, я знаю, что сердце Хоюнь тверже моего, по крайней мере, когда дело касается детей. Возможно, потому что у него много детей или потому что он не может поступать так, как сам захочет.

Цин Шуй понял, о чем пытается сказать старик. Он говорил, что все бесполезно, даже если бы Врата Демона благословили его дочь и Хоюнь Пэн. Поэтому теперь Цин Шуй узнал, что главным препятствием были не Врата Демона, а скорее, Секта Будды.

Это было большим сюрпризом для него. Но также это было хорошо, так как это решало много проблем. Все будет проще, если Врата Демона помогут ему, когда придет время.

— Тетя, Лю-Ли – моя жена. Я исполню ваше желание. Я выполню любое ваше желание, — Цин Шуй твердо заявил Мо Хунло.

— Цин Шуй, не спеши. Секта Будды не так проста, как тебе кажется. Иначе я бы не позволил Хунло оказаться в такой ситуации. Мне, как ее отцу, нелегко видеть, как она проходит через такое.

Старик не хотел, чтобы Цин Шуй разжег в сердце его дочери пустые надежды, когда она наконец-то с большим трудом притупилась, потому что если ему это не удастся, то это лишь добавит боли его дочери.

После слов отца лицо Мо Хунло, которое покраснело от волнения, похолодело. Она мучительно улыбнулась Цин Шую.

— Спасибо, Цин Шуй. Я хочу, чтобы ты хорошо относился к Лю-Ли. Прошло столько лет, я уже к этому привыкла.

— Тетя, как насчет того, чтобы в следующий раз я привел Лю-Ли? — предложил Цин Шуй.

— Правда? Где сейчас Лю-Ли? — Мо Хунло с удивлением посмотрела на Цин Шуя.

— Если отправиться сейчас, то сможете встретиться с ней через полдня, — Цин Шуй улыбнулся.

— Она тоже приехала на Центральный Континент? — Мо Хунло была настолько взвинчена, что ее тело дрожало от волнения.

Цин Шуй с улыбкой кивнул.

Мо Хунло обернулась посмотреть на старика.

— Пап, могу я пойти к ней? Прошло столько лет. Я очень по ней скучаю. Очень, очень. В то время я ее подвела и заставила страдать.

— Я вернусь, как только увижусь с Лю-Ли. Не волнуйся, папочка, твоя дочка выросла. Я понимаю, как это сложно для папы, и знаю, что я должна делать. Прошло столько лет, ты все еще беспокоишься о своей дочке? — Мо Хунло смотрела на старика, а по ее лицу стекали слезы.

Уголки глаз старика тоже слегка повлажнели. Он кивнул и посмотрел на Цин Шуя.

— Цин Шуй, я напоминаю тебе. Лю-Ли будет в опасности, если Секта Будды, узнает о ней. Ты это осознаешь? Они не оставят Лю-Ли в живых.

Цин Шуй был поражен. Вдруг аура Ци в его теле заволновалась.

— Никто не сможет навредить Лю-Ли. Даже Секта Будды. Если они посмеют что-нибудь сделать, я своими же руками уничтожу Секту Будды.

Голос Цин Шуя был очень спокойным. Аура Ци в его теле всколыхнулась на мгновение, но успела ошеломить старика. Как же у него сила? Это настолько мощно, что даже зловеще. Даже Цзытун, эксперт номер один молодого поколения Врат Демона, был никем в сравнении с ним. Сила, что он проявил, ранив двух старейшин, шокировала его. Но аура, которую выпустил Цин Шуй в этот раз, была ужасающей даже для него.

Мо Хунло тоже остолбенела, но на ее лице появилась счастливая улыбка.

— Тетя, я завтра приведу сюда Лю-Ли! — сказал Цин Шуй, улыбнувшись Мо Хунло.

— Я поеду к ней сегодня. Я больше не могу ждать.

Мо Хунло поверила Цин Шую, когда тот упомянул имя Хоюнь Лю-Ли. Потому что это имя она дала своей дочке вместе с Хоюнь Пэн.

— Тогда идите! — сказал старик Мо Хунло, когда заметил у нее на лице предвкушение.

— Цин Шуй, подожди, пожалуйста, минутку, я только соберусь!

— Конечно!

Мо Хунло быстро ушла, оставив Цин Шуя и старика наедине. Цин Шуй немного помолчал, прежде чем заговорить:

— Старик, на других четырех континентах много людей из Врат Демона?

Старик поднял голову, чтобы взглянуть на Цин Шуя.

— Немного. Тех, кто находится на других четырех континентах, немного, но они также не желают возвращаться, — после небольшой паузы он медленно ответил.

— Что насчет Секты Будды? Много ли их на других четырех континентах? — Цин Шуй продолжил с большим интересом задавать вопросы.

— У них также. У Секты Будды все так же, как и у Врат Демона. Иначе подобная ситуация, когда один ничего не может сделать с другим, вообще бы не произошла. Воды других четырех континентов глубоки. Цин Шуй, силу Секты Будды на пяти континентах не стоит недооценивать. Не будь безрассудным.

Казалось, старик видит Цин Шуя насквозь.

— Понимаю, Старик. Я бы хотел узнать силу, какой обладает самый могущественный человек в Секте Будды на пяти континентах, — немного поколебавшись, спросил Цин Шуй.

Когда старик услышал вопрос Цин Шуя, то задумчиво посмотрел на него и покачал головой.

— Если честно, я тоже не особо уверен. Много лет назад сильнейший в Секте Будды мог выпустить силу в 8,000 звезд. Но сейчас я не очень уверен.

Итак, много лет назад было 8,000 звезд силы. Он задавался вопросом, ушел ли этот человек на другие четыре континента или все же остался на пяти. Впрочем, Цин Шуй не был слишком обеспокоен такой силой. Культиватору с 8,000 звездами было чрезвычайно трудно оставаться здесь и становиться лучше. Должны быть причины, если кто-то с силой в 8,000 звезд все еще остается на пяти континентах. Возможно, потому что их сила больше не могла стать выше или потому что у них были здесь обязательства. В противном случае, они бы обязательно отправились на другие четыре континента.

В этот момент пришла Мо Хунло. Она переоделась.

— Пап, тогда я ухожу вместе с Цин Шуем, — с улыбкой сообщила она старику.

Старик кивнул:

— Безопасного вам пути!

— Не волнуйтесь. Позже мы с Лю-Ли навестим вас, — с улыбкой сказал Цин Шуй.

— Конечно. Тебе лучше сдержать свое обещание.

Старик радостно засмеялся.

****

Цин Шуй поехал в Город Цинфэн на Драконе Слоне с Золотой Чешуей. Он не ожидал, что в этот раз все пройдет так гладко. Он не только решил все с Вратами Демона, но еще они также были готовы оказать ему помощь при необходимости. Тем не менее он все же решил полагаться на самого себя. В этом деле он не мог ни на кого полагаться. В противном случае, Мо Хунло бы не жила с такой болью.

Мо Хунло уставилась на Дракона Слона с Золотой Чешуей, затем обернулась посмотреть на Цин Шуя. Она тоже была культиватором, и вполне приличным. Она была Боевым Святым на Пике. В секте, вроде Врат Демона, поскольку она была дочерью главы Врат Демона, ее силу можно было счесть лишь обычной и ничем не примечательной.

Оставить комментарий