Глава 1024.2. Решение Секты Меча Будды, Решимость Хоюнь Пэн

Этот мужчина провел большую часть своего времени в покаянии, занимаясь духовным обучением и тренируя свой поток Ци, только чтобы парализовать самого себя. Он отдал всю любовь женщине, несмотря на то, что они пробыли вместе недолго. Тем не менее он никогда не сможет полюбить другую – это решение он принял 30 лет назад. Он не мог заботиться о мире снаружи и продолжал с усердием культивировать каждый день.

У Хоюнь Пэн большой талант, это было очевидно по его успеху в прорыве до Боевого Императора всего за 15 лет. Когда он стал Боевым Императором, ему не было и 40. Сразу после этого его отец, Хоюнь Ле, дал ему лучшую лекарственную гранулу и лучшие сокровища, что стало для него полным сюрпризом.

После еще 20 лет он стал одним из лучших боевых культиваторов на пяти континентах с силой в 5,000 звезд. Тем не менее, он был в курсе, что этот уровень силы не принесет ему никаких изменений в жизни, поэтому решил, что во время следующей активации путевой точки он отправится на другие четыре континента.

Возможно, там он смог бы увеличить свою силу, и, может быть, через 10 лет он станет способен вновь встретиться с ней. Если ему удастся, то он отправится искать свою дочь.

Чем больше он думал об этом, тем более ослепленным становился. Он удерживал себя от размышлений, но ничего не мог поделать, когда успокаивался, а мир вокруг него молчал. Дни, проведенные с любимой, были счастливыми и чудесными, включая то время, когда родилась его дочь…

Именно тогда красивая, но зрелая женщина вышла во двор. У нее была стройная фигура с четкими чертами лица. Эта женщина приблизилась к Хоюнь Пэн, который грезил с мечом в руках.

— Брат Пэн!

— Лянь Цзин, разве я тебе уже не говорил? Больше не ищи меня. Прошло 30 лет, почему ты не сдаешься? — Хоюнь Пэн повернул голову в сторону женщины.

У него было несчастное выражение лица.

— Я знаю, что ты любишь ее, и никогда не думала занять ее место в твоем сердце. Но она больше не с тобой, так что позволь мне позаботиться о тебе, хорошо? Мне ничего не нужно, я просто хочу оставаться рядом с тобой. Когда ты найдешь того, кого полюбишь, я тут же уйду, — спокойно произнесла Лянь Цзин, глядя на Хоюнь Пэн.

— Лянь Цзин, мое сердце принадлежит ей и больше никому. Больше не трать свое время на меня. Теперь я аскет. Если ты по-настоящему хочешь, чтобы я был счастлив, то, пожалуйста, найди себе того, кого полюбишь. Таким образом, все будут счастливы.

— Брат Пэн, в твоем сердце только Хунло, поэтому ты никого не можешь принять. Но ты забрал мое сердце, можешь понять… — голос Лянь Цзин стихал по мере того, как она говорила, но Хоюнь Пэн все еще мог отчетливо слышать все ее слова.

Лянь Цзин ждала Хоюнь Пэн уже 30 лет. Он горько ей улыбнулся, осознав, что она тоже может понять чувство, когда очень долго ждешь свою любовь. Он поднял голову, чтобы посмотреть на зрелую женщину, которая выросла из юной дамы во взрослую женщину с хорошо развитой фигурой. Она не произнесла ни слова жалобы и не показала ему свое недовольство, поскольку терпеливо ждала его последние 30 лет.

Ради Хоюнь Пэн она была готова ждать, сколько бы ни потребовалось!

Они оба были из тех людей, которые не могли смериться с необоснованными вещами в жизни, иначе они бы не стали такими, какими стали сейчас. Впрочем, они оба сделают все ради того, кого любят, без сожалений с той лишь разницей, что Хоюнь Пэн – ради Мо Хунло, а Лянь Цзин – ради Хоюнь Пэн.

****

В мгновение ока прошло два дня. Цин Шуй оставался в особняке с тех пор, как вернулся, лишь раз посетив Мин Сянь. Его раны полностью вылечились, но Цин Шуй попросил его, чтобы он не навещал его несколько дней, и рассказал ему о ситуации с Сектой Будды.

Именно Цин Шуй полностью вылечил Мин Сянь, поэтому Клан Мин был перед ним в большом долгу. Этого и хотел Цин Шуй, что в итоге и получил. Такое влияние потребовало немного участия с его стороны.

На третий день Цин Шуй руководил своими родными на тренировке во дворе, а в перерывах играл с Цин Юй и Цин Лун. Цин Лун еще не умел ходить, поэтому Цин Шуй мог лишь держать его на руках.

Хоюнь Лю-Ли уже начала культивировать, но нужно было надевать Святой Браслет каждый раз, когда она развивала свои навыки. Если бы она не тренировалась, то отдала бы браслет тем, кто занимается культивацией, так что некоторые люди Клана Цин тренировались всю ночь, в частности, Цин Бэй.

*Рев рев*

Издалека раздался отчетливый рев зверя. Цин Шуй посмотрел на горизонт и увидел, как десятки черных точек приближается к ним. Его зрение было превосходным, так что он смог разглядеть группу Быстрых Теневых Драконов, хоть они и были черными точками.

Несмотря на то, что он не смог точно понять силу этих драконов, он чувствовал, что эти люди гораздо могущественнее, чем те двое, что были ранее. Цин Шуй повернулся к Чжу Цин и передал ей Цин Лун.

— Цин‘эр, крепко держи нашего сына. И за меня позаботься о других детях.

— Цин Шуй, будь осторожен! — с тревогой попросила Чжу Цин.

— Не волнуйся. Все будет хорошо, — Цин Шуй улыбнулся, а затем опустился к Цин Юй.

— Девочка моя, оставайся тут и поиграй с тетей. Будь хорошей и слушайся ее!

Чжу Цин наклонилась и другой рукой подняла Цин Юй. В то же время вышли другие члены Клана Цин, мчась к Цин Шую. Даже те, кто был посреди тренировки пришли узнать происходящее.

Цин Шуй еще раз отдал приказ не покидать резиденцию и оставаться внутри формации. Пока они оставались внутри, с ними ничего не случится.

Цин Шуй вышел, призвал своего Дракона Слона с Золотой Чешуей и взлетел. Когда он поднялся в небо, то уже отчетливо мог рассмотреть приближающихся людей. Цин Шуй не мог не удивиться, когда увидел лица приближающихся гостей.

Десять человек, каждый из которых верхом на Быстром Теневом Драконе, стремительно приближались к нему. Крылья у этих десяти драконов измерялись примерно в 80 метров или даже больше, не давая солнечным лучам попадать на землю. Головы этих драконов были свирепыми, испускающими жестокую ауру, что чуть слабее, чем у Дракона Слона с Золотой Чешуей. Однако были два дракона, чьи свирепые были несколько похожи на ту, что была у его демонического зверя.

Оставить комментарий