Глава 1027. Маленький Преподобный из Бриллиантовой Секты, Бриллиантовое Тело

Когда они услышали сказанное монахом с открытым животом, остальные старейшины со странным выражением лица посмотрели на Великого Старейшину. В конце концов, отношения между их сектами были очень сложными. Пока все они стремились получить выгоду для своей секты, им все еще требовалось работать вместе с другими сектами.

Великий Старейшина посмотрел на Старейшину, похожего на Майтрею. Вероятно, из-за того, что он был очень толстым и очень честным, без волос на голове, без бороды, но с длинными белоснежными бровями, он казался моложе других и особенно доброжелательным.

Кроме высказавшегося Старейшины было около десяти других Старейшин, которые были одеты одинаково. Все они были из Секты Радостной Медитации и были крайне сильны в пределах Секты Будды.

Великий Старейшина нахмурился. Он понимал, что достиг той точки, когда он должен прислушиваться к предложениям других. В противном случае, он рискует потерять положение Великого Старейшины и опозорить Бриллиантовую Секту.

— По этому вопросу я всем вам дал свое обещание. Однако мне все еще надо убедить его. Несмотря на то, что он ученик Бриллиантовой Секты, он также единственный ученик Бриллиантового Преподобного. По сути, это лишь одно название. Все вы знаете, каков этот Бриллиантовый Преподобный, — беспомощно ответил Великий Старейшина.

****

Бриллиантовая Секта

— Мастер Секты, я не ожидал, что это дело окажется в такой ситуации. Похоже, мое время в качестве Великого Старейшины подходит к концу. Однако это дело все еще надо решить, — сказал Великий Старейшина высокому Старейшине, стоя на вершине горы.

Независимо от роста Бриллиантовой Секты, все они выглядели очень сильными и обладали широким строением. Главным направлением боевых техник этой секты было улучшение тела, и их сила была и впрямь ужасающей.

— Хорошая идея – попросить Маленького Преподобного протянуть руку помощи. Он очень силен и даже обладает «Бриллиантовым Телом». Тем не менее, учитывая, что Цин Шуй смог прорваться через Формацию Великого Свечения Ауры Будды, шансы победы Маленького Преподобного невелики. Сделав так, они просто пытаются заставить действовать Бриллиантового Преподобного, — со вздохом сказал Мастер Секты.

— Мастер Секты, Предок уже перестал вмешиваться в дела Бриллиантовой Секты. Что нам делать? — рассердился Великий Старейшина.

Он был Боевым Дядей Мастера Секты, но был на два поколения ниже Бриллиантового Преподобного.

— Что еще мы можем? Я буду просить его указаний. Неважно что, это проблема всей Секты Будды. Если его это не заботит, то мы покинем должность Великого Старейшины и позволим тем, кто хочет мучиться вместо нас.

Во внутренних зонах Бриллиантовой Секты почти никого не было. Мастер Бриллиантовой Секты быстро вошел и издалека увидел медленно боксирующий силуэт.

Если бы чужаки увидели то, что видел он, то были бы потрясены. Это был огромный толстяк, чей рост был около 2 метров и 20 сантиметров. Ширина его тела могла вместить двух человек. Казалось, он весит не меньше 300 килограмм или даже больше, так как все его тело было похоже на железную башню. У него была огромная голова, а его глаза, казавшиеся честными и простыми, но совсем не тупыми и даже сообразительными, давали другим понять, что он все еще молод.

Обе его руки были больше ног взрослого. Сила, исходящая от его ударов кулаками, казалось, может разрушить маленькую гору. Неподалеку от него была трехметровая золотая дубина, выкованная из метеоритов, ширина которой была с ногу взрослого. Вдруг он посмотрел вдаль и увидел силуэт, приближающийся к нему.

— Великий Боевой Дядя!

Мастер Бриллиантовой Секты улыбкой поздоровался с крупным монахом. У него не было выбора, кроме как улыбнуться, так как монах был учеником Преподобного.

— Мастер Секты, вы пришли!

Его голос был очень громким, похожим на гром.

— Где Старый Предок? — спросил Мастер Бриллиантовой Секты у гигантского монаха.

— Учитель ушел на гору, но я считаю, что он скоро вернется.

Мастер Секты сел неподалеку, размышляя, как ему стоит начать разговор, пока ждал возвращения Бриллиантового Преподобного. Преподобный дал указание, чтобы никто не смел приказывать Маленькому Преподобному что-либо делать. Если была какая-то проблема, то они должны найти Бриллиантового Преподобного.

Через два часа появился высокий и крепкий старик. У него тоже было большое строение, сравнимое с Маленьким Преподобным. Стоя там, он тоже казался железной башней.

У старика были черные и белые волосы, широкий лоб, большие глаза, длинные брови, широкий рот, и он был полон сил.

— Старый Предок!

Мастер Бриллиантовой Секты поднялся и с уважением поприветствовал старика.

— Хорошо, говори. Тебя бы здесь не было, если бы не было проблемы, — произнес старик, садясь неподалеку.

Когда Мастер Секты рассказал о деле с некоторым преувеличением, Бриллиантовый Преподобный не мог не нахмуриться. Тем не менее, когда он увидел, что вдали его ученик усердно тренируется, его лицо озарилось улыбкой.

Этот его ученик был похож на него. В прошлый раз, когда он вышел, то наткнулся на этого маленького толстого мальчика с Бриллиантовым телом. Теперь этот мальчик достиг пугающего уровня.

— Хорошо, я знаю, что делать. Я взгляну завтра, — ответил Бриллиантовый Преподобный.

Мастер Бриллиантовой Секты ушел счастливым. Все можно было решить, когда выходил Старый Предок.

****

Сейчас Цин Шуй все еще был довольно расслаблен. Сначала Ди Цин хотела отправиться домой, но Цин Шуй попросил, чтобы она подождала, пока все не решится.

Они вдвоем стояли на боковом дворе, который был личным двором Ди Цин. Особняк Клана Мин был очень большим и со многими дворами поменьше. Сейчас Цин Шуй и Ди Цин пили чай в беседке, которая была над прудом. Они могли рассмотреть всех рыбок и креветок в пруду, так как тот был чистым и спокойным.

Цин Шуй сидел напротив Ди Цин и игрался с ее рукой. Руки Ди Цин были подобны сверкающему нефриту, с тонкими и изящными пальцами. От прикосновения к ее мягким рукам своими ладонями у него возникало большое желание.

Ди Цин позволяла ему играть со своими руками. Хотя они оба сейчас не были мужем и женой, а также у них не было близости, они понимали друг друга. Ди Цин знала, что в этой жизни они больше не смогут расстаться.

— Ты еще не наигрался? — раздраженно спросила Ди Цин у Цин Шуя.

— Даже жизни будет недостаточно. Давай, подари своему мужу поцелуй! — Цин Шуй сразу переместился и обнял Ди Цин за тонкую талию.

Ди Цин безучастно посмотрела на него. Все это время только она дразнила Цин Шуя. В прошлом он всегда избегал этого. Однако сейчас, когда они прояснили их отношения, он стал даже более толстокожим и даже брал над ней верх днем.

— А, пройдоха. Почему ты заводишься днем! — с удивлением закричала Ди Цин, но Цин Шуй укусил ее за губу.

Это поразило Ди Цин. Она не знала, что сегодня произошло с Цин Шуем, что он так себя ведет. Хотя она все еще была взволнована, он смогла быстро дать ответ.

Цин Шуй немного подразнил ее губы. Ди Цин неосознанно погрузилась в его объятия, а одна из его рук уже взобралась на ее твердую и полную грудь, после чего он схватил ее округлые вершины.

Ди Цин задрожала и с помощью руки сжала руку Цин Шуя. Ее спокойные и ясные глаза сейчас были затуманены, и она тяжело дышала. Ее привлекательное личико покраснело, когда она смотрела на Цин Шуя, не зная, должна ли быть довольной или раздраженной.

Цин Шуй облизал ее губы, отчего Ди Цин покраснела еще сильнее. Она слегка ударила его, воскликнув:

— Негодяй!

Рука Цин Шуя все еще была у нее на груди. Из-за белой одежды она казалась бессмертной. Поскольку она была очень близко, это приводило к тому, что ему было несколько трудно различить, была ли она Ди Чэнь или Ди Цин. Ее белоснежная кожа слегка покраснела, ее длинная и тонкая шея вела к впечатляющей расщелине, образованной ее мягкими горами.

Убийство ранее вызвало в нем странное желание. Сначала он не хотел съесть Ди Цин до возвращения Ди Чэнь. Однако сейчас, когда он уже решил отправиться на другие четыре континента, он опасался, что не сможет контролировать себя, и все закончится ребенком. Это означало, что если он хочет направиться на другие четыре континента, то сможет сделать это только через десять лет, если не будет другого способа попасть туда.

Цин Шуй схватил ее мягкие, но все же упругие полные вершины, глядя на застенчивое и нежное лицо Ди Цин. У нее не было сил остановить Цин Шуя, и она могла лишь крепко обнимать его, чтобы он не смог слишком много двигаться.

Нижняя часть Цин Шуя уже стала похожа на копье, пробивающееся к округлой нижней части Ди Цин, отчего она еще больше возбудилась.

Его рука уже не была удовлетворена тем, что одежда отделяла ее от Ди Цин. Затем он протянул руку к ее одежде, сразу схватив мягкий кусок снега, который был больше его ладони. Он был гладким и полным…

— Цин Шуй, не здесь… — произнесла Ди Цин, с тревогой давя на руку Цин Шуя, которая снимала с нее одежду.

Цин Шуй остановился, глядя на застенчивую женщину:

— Цин’эр околдовала меня, я слишком импульсивен.

Он помог Ди Цин связать ее одежду, прежде чем крепко обнять ее.

Видя, что Цин Шуй успокоился, Ди Цин не знала, что и думать. Ей хотелось переплестись с Цин Шуем, но она запаниковала, а ее мысли были в хаосе.

— Хочешь, чтобы твой муж съел тебя сейчас, — игриво спросил Цин Шуй у Ди Цин, прочитав ее выражение лица.

— Я тебя игнорирую, ты негодник, — Ди Цин сразу после ответа откинула свою голову на грудь Цин Шуя.

— Рано или поздно ты станешь моей женщиной, никто не сможет украсть тебя. Ты также не сможешь сбежать. Если ты почувствуешь себя подавленной, то твой муж…

— Ох, иди к черту. Только ты почувствуешь себя подавленным… — возразила Ди Цин и ущипнула Цин Шуя за бок.

— Хорошо, хорошо. Я чувствую себя подавленным. Так что позволь мне пососать вот тут! — Цин Шуй прикусил Ди Цин за ушко, его руки поглаживали ее твердые вершины.

Тело Ди Цин сильно задрожало. Сказанное им вызвало у нее панику. Однажды она случайно увидела, как Цин Шуй сосет грудь Лю-Ли, и решила, что он пьет у нее молоко. Даже сейчас она не могла выкинуть эту картину из головы. Он хотел пососать ее…

Цин Шуй не ожидал, что у нее будет такая сильная реакция. Он подумал, что некоторые его другие женщины, и даже Ди Цин, могли застать его за действием, и осознал, что она думает об этом случае. Он высунул язык и провел его вокруг ее нефритового ушка. Вдруг Ди Цин нашла силы бороться с Цин Шуем. Она недовольно взглянула на него, прежде чем пойти к маленькому дому. Пройдя несколько шагов, она обернулась и сказала:

— Я не закрываю двери на ночь.

Закончив предложение, она тут же убежала.

Цин Шуй улыбнулся, наблюдая за исчезновением очаровательной красотки, а затем вздохнул. Внизу его тело было готово, он все еще не мог позволить себе погрузиться в отношения, так как это помешало бы его прогрессу в долгосрочной перспективе.

Пока Клан Цин тренировался, Цин Шуй уже оседлал Дракона Слона с Золотой Чешуей и взлетел вверх из Клана Цин. В битве, которая шла днем, он использовать Состояние Единства со Слоном, которое не использовал уже довольно давно.

Поскольку в прошлом сил Бриллиантового Гигантского Слона было недостаточно, не было особого эффекта от использования Состояния Единства со Слоном, и это даже ограничивало его силу. Теперь все стало иначе, так как Дракон Слон с Золотой Чешуей стал намного мощнее, и, таким образом, он мог продолжить использовать Состояние Единства со Слоном. Более того, результат все еще был приемлем.

Оставить комментарий