Глава 1033. Отец, Хоюнь Пэн, Снято Психологическое Бремя, С Некоторыми Вещами Ничего Не Поделаешь

На следующий день Цин Шуй, Хоюнь Лю-Ли и Цин Юй направились в Секту Будды. Через день это дело очень быстро распространилось среди высших сил, словно отрастя пару крыльев. Хоть Секта Будды и пыталась остановить распространение новостей, у них это не особо вышло.

Высшие силы поместили имя Цин Шуя в список «людей, с которыми нельзя шутить». Конечно, всем им хотелось сблизиться с Цин Шуем и Кланом Цин, но не осмеливались посетить резиденцию Клана Цин.

Теперь Цин Шуй чувствовал себя спокойнее. Великая Ладонь Золотого Будды, что он тренировал прошлой ночью, явно была сильнее, чем у старика. Это может быть связано с Древней Техникой Усиления или, возможно, с Энергией Природы и т.п.

Сидя на Драконе Слоне с Золотой Чешуей, Цин Шуй использовал Ци Древней Техники Усиления для защиты Хоюнь Лю-Ли и Цин Юй, которая была у него на руках. Несмотря на то, что завывания ветра должны были быть очень сильными, они ничего не слышали. Девочка радостно играла с Цин Шуем.

Цин Юй было очень весело, и Цин Шуй, радостно глядя на Хоюнь Лю-Ли, сказал:

— Девочка похожа на тебя. Когда я был маленьким, то был очень послушным.

Лицо Хоюнь Лю-Ли застыло, но она быстро вернула улыбку:

— Конечно, моя дочь похожа на меня. Разве это не хорошо?

— Лю-Ли, не заморачивайся ты так. Твое психологическое бремя снято. Пусть они воссоединятся. Конечно, нам надо узнать, что скажет твой отец, — быстро утешил Хоюнь Лю-Ли Цин Шуй, заметив мрачность в ее глазах.

— Я в порядке. Прошло столько лет. Теперь я очень счастлива. Самая главная удача в моей жизни – это встреча с тобой. Если вспомнить нашу встречу, это действительно так невероятно, — когда Хоюнь Лю-Ли упомянула это, она была особенно рада.

— И правда. Это судьба. Тогда я был ошеломлен, впервые увидев такую прекрасную старшую сестру с таким хорошим характером. Я уже думал о том, как было бы хорошо, если бы я смог привести тебя к себе домой, — дразняще произнес Цин Шуй.

— Хмык, тогда ты был лишь застенчивым маленьким мальчиком, но теперь твоя толстокожесть размером с городскую стену, — пожурила его Хоюнь Лю-Ли, но очень быстро рассмеялась.

Похоже, ее порадовали воспоминания о прошлом.

Цин Юй радостно указала пальцем на каких-то летающих демонических зверей вдалеке. Каждый раз, когда она видела одного, то взволнованно указывала на него и кричала.

Дракон Слон с Золотой Чешуей был очень быстрым, так что путь до Секты Меча Будды считался небольшим, и они вскоре прибыли на Гору Будды.

По пути их никто не останавливал, и, достигнув вершины горы, они просто спустились с Дракона Слона. За день Цин Шуй прославился в Секте Меча Будды, поэтому кто-то очень быстро вышел, чтобы поприветствовать его.

Впереди был старик, а за ним более десяти человек. Цин Шуй мог догадаться об их статусе, когда узнал их способности. Кроме того, благородная аура, которую испускал старик, тоже дала ему несколько подсказок. Даже если он не был главой Секты Меча Будды, его статус не был намного ниже.

Позади него был еще один старик, который смотрел на них. От него исходила зловещая аура, но она не могла обеспокоить Цин Шуя.

— Здравствуй, Цин Шуй. Я отец Хоюнь Пэн, — взглянув на Цин Шуя, немного неловко произнес старик спереди.

Услышав, как он представился, Цин Шуй понял, о чем думает другая сторона. Он пытался наладить родственные связи с ними. Прежде чем он заговорил, вновь раздался голос старика:

— Ты дочка Пэн, вы двое так похожи. Прошло столько лет, а Пэн ничего нам не рассказал. Мы позволили тебе страдать.

Цин Шуй был ошарашен. Он видел бесстыдных людей, но не настолько. Он спокойно посмотрел на старика и произнес:

— Здравствуйте!

После этого Цин Шуй повернулся к Хоюнь Лю-Ли. Она уже знала, кто хотел ее убить, и она смогла выжить только потому, что они не знали о ней. Она совершенно безэмоционально спросила:

— Где Хоюнь Пэн?

Слова Хоюнь Лю-Ли были предельно ясными, и глава Секты Меча Будды понял, что она имеет в виду. Он почувствовал обиду. Она была его внучкой. Если бы она признала его в качестве дедушки, то Цин Шуй стал бы его зятем.

— Лю-Ли, это Гранула Сохранения Молодости, а это Гранула Нефритового Феникса. Прими это в качестве подарка от дедушки, — старик достал два фарфоровых флакона.

— Спасибо за доброе отношение. У меня еще есть дела. Цин Шуй, пойдем искать Хоюнь Пэн! — ее последнее предложение было адресовано Цин Шую.

Хоюнь Лю-Ли не могла простить того, кто хотел ее убить, более того, это был ее собственный дедушка. По пути из Врат Демона двое из Секты Меча Будды хотели ее убить.

— Бяо`эр, проводи их! — вздохнув, приказал старик.

— Да, Отец!

Вышел мужчина средних лет, затем он улыбнулся Цин Шую и Хоюнь Лю-Ли и сказал:

— Прошу, следуйте за мной!

— Спасибо! — улыбнувшись, ответил Цин Шуй, после чего они с Цин Юй и Хоюнь Лю-Ли ушли.

По пути Цин Шуй осознал, что то место, где находится Хоюнь Пэн, очень похоже на то, где оставалась Мо Хунло. Они одинаково находятся в отдалении и в одном направлении.

— Пятый брат, сегодня к тебе тут кое-кто пришел!

Прежде чем они вошли, раздался отчетливый голос мужчины, и он открыл дверь во двор. Это было очень отдаленное место, но окружающая среда была хорошей. Деревья хорошо сочетались с дизайном двора, который выглядел очень уютным и тихим.

Когда Цин Шуй увидел Хоюнь Пэн, то тоже остолбенел. Хоюнь Пэн считался очень сильным для своего возраста. Хоть он и не мог сравниться с Цин Шуем и Маленьким Толстяком, его явно можно было счесть большим гением.

Также контур бровей и носа Хоюнь Лю-Ли и Хоюнь Пэн были одинаковыми. Мужчина в оцепенении посмотрел на Хоюнь Лю-Ли и быстро взглянул на Цин Шуя.

Пребывая тут, Хоюнь Пэн не знал, что произошло снаружи. Все эти годы он жил как аскет. Впрочем, в нем поднималось неописуемое чувство, когда он увидел Хоюнь Лю-Ли, и это чувство было очень знакомым и удивительным.

Хоюнь Пэн, казалось, забыл спросить у Хоюнь Бяо, кто этот человек, или напрямую спросить у Хоюнь Лю-Ли. Сейчас он был потрясен этим удивительным чувством.

— Привет, я Хоюнь Лю-Ли.

Ее мягкий голос прозвучал как гром для Хоюнь Пэн, даже его тело задрожало.

— Девочка, ты Лю-Ли, ты моя дочка.

Хоюнь Бяо кивнул Цин Шую и ушел. Цин Шуй держал Цин Юй и не уходил. Он не знал, каково положение в Клане Хоюнь, и хоть жестокий тигр не стал бы убивать своих детей, иногда люди были просто хуже зверей.

Хоюнь Лю-Ли в оцепенении смотрела на этого красивого мужчину, который будто бы слегка опустился.

— Ты все еще помнишь свою дочь?

— Помню. Твой отец подвел тебя, но никогда не забывал о тебе и твоей маме. Отец упорно трудился, надеясь, что однажды наша семья воссоединится. Я все время упорно работал…

— Если я попрошу тебя сейчас же покинуть это место, согласишься ли ты? — глядя на мужчину, задала серьезный вопрос Хоюнь Лю-Ли.

— Соглашусь. Дочка, почему ты здесь? Знают ли они, что тебя зовут Хоюнь Лю-Ли… — вдруг Хоюнь Пэн заволновался и очень забеспокоился.

— Отец… Теперь все в порядке. Все кончено.

— Кончено? Они готовы уступить? — Хоюнь Пэн прекрасно знал, какими людьми они были, и поэтому шокировано посмотрел на Хоюнь Лю-Ли.

— Отец, это мой муж. Он привел меня, пробив путь сюда. Я здесь, чтобы забрать Отца с собой, чтобы воссоединиться с Мамой. Пожалуйста, пойдем со мной!

Лицо Хоюнь Лю-Ли наполнилось слезами.

Хоюнь Пэн подошел, трижды протянул руки и осторожно вытер ее слезы.

Хоюнь Лю-Ли бросилась в объятия Хоюнь Пэн и расплакалась. Хоюнь Пэн не выдержал и тоже заплакал.

Через некоторое время они подошли к Цин Шую.

— Спасибо. Должно быть, ты Юй`эр!

Хоюнь Пэн достал маленькую деревянную фигурку. Это была маленькая девочка из дерева, и он отдал ее Цин Юй.

— Я не подготовил никаких подарков, поэтому отдаю это!

Цин Юй очень обрадовалась, получив деревянную фигурку, и Хоюнь Лю-Ли тоже улыбнулась. Она знала, что эта деревянная фигура была ее, когда она была маленькой. Прежде чем она что-либо произнесла, Хоюнь Пэн достал ящик.

Когда он открыл его, появилось много деревянных фигурок. Они были такими же, как и прежняя, но в разных позах. Их выражения лиц тоже различались. Некоторые плакали, некоторые улыбались, некоторые сидели, а некоторые лежали.

— Лю-Ли, это мои воспоминания о тебе, когда ты была этого возраста. В будущем Папа будет каждый год вырезать для тебя фигурку из дерева, — Хоюнь Пэн передал ей ящик.

— Папа, это самый лучший подарок! Давай встретимся с Мамой! — сказала Хоюнь Лю-Ли Хоюнь Пэн.

— Хорошо. Девочка моя, может Папа сначала поговорить с ними? В конце концов, я член Клана Хоюнь и хочу сообщить им о своем уходе. Иногда есть вещи, с которыми ничего нельзя поделать, — Хоюнь Пэн колебался, прежде чем мягко спросить.

— Будучи детьми своих родителей, мы должны так поступать. Мы с Лю-Ли подождем старшего снаружи! — с улыбкой ответил Цин Шуй.

Хоюнь Лю-Ли взяла ящик в руки и кивнула.

Перед уходом Лю-Ли попросила Ци Юй назвать Хоюнь Пэн «дедушкой». Приняв деревянную фигурку у Хоюнь Пэн, Цин Юй произнесла это очень отчетливо. Из-за этого Хоюнь Пэн был так счастлив, что немного поиграл с Цин Юй, прежде чем вернуть ее Цин Шую с некоторой неохотой.

В то время, когда они разделились, его собственная дочь Лю-Ли была даже младше этой девочки. У него не было ни шанса насладиться счастливой семейной жизнью, прежде чем он подвергся огромной боли от разлуки. Это разделение закончилось спустя более 30 лет, из-за чего ему было горько.

Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли взяли Дракона Слона с Золотой Чешуей и улетели, направляясь за пределы Горы Будды.

Хоюнь Пэн знал, насколько могущественна Секта Будды. Подумать только, что этому молодому человеку удалось то, в чем он не был уверен даже спустя более 30 лет усердной работы. Он был очень удивлен. Он направился в сторону главного зала, так как еще хотел выяснить в деталях, что же произошло.

Цин Шуй и Хоюнь Лю-Ли ждали у подножия горы. На лице Хоюнь Лю-Ли все еще были слезы. Она смотрела на деревянные фигурки и на то, как тщательно они были отполированы. Все фигурки были вырезаны очень детально и с душой.

— Позже мы отправимся во Врата Демона и дадим встретиться твоим родителям. Твоя семья воссоединится, так что ты теперь должна отпустить этот груз из своего сердца. Они любят тебя, оба, — Цин Шуй тоже был очень рад.

— Цин Шуй, спасибо!

— Ммм, похоже, ты снова забыла. Ночью я накажу тебя по правилам нашего дома, — Цин Шуй ухмыльнулся.

— Я не боюсь тебя, — Хоюнь Лю-Ли бросила на Цин Шуя чарующий взгляд.

Вскоре вышел Хоюнь Пэн, пронзая воздух. Цин Шуй позволил ему приземлиться на Драконе Слоне с Золотой Чешуей. Хоюнь Пэн теперь знал историю целиком. Он даже и не знал, что Секта Будды ранее хотела убить Лю-Ли.

Он был в ярости. Хоть он и мог догадаться, он не ожидал, что Лю-Ли объявится. Клан Хоюнь хотел, чтобы он остался, но он все равно решил уйти.

Оставить комментарий