Глава 1045.2. Новый Год. Цин Шуй в замешательстве. Колокольчик Сотрясающий Души на восьмом уровне

Знаки Талисманов, вырезанных на Боевых Доспехах и Боевых Юбках, также были подобны самим карточкам с талисманами. Выглядело это устрашающе и впечатляюще. Это было не только красиво, но делало боевые одежды яркими, усиливало их эффект. В общем, таким образом, Цин Шуй убивал двух зайцев сразу.

К сожалению, эффект рисунков из Формации Сбора Духа не увеличивался, если воин находился в Доспехах внутри реальной Формации по Сбора Духа.

Зато в бою эти вырезанные рисунки действовали, как настоящая формация. Это было удобно и давало большое преимущество.

В течение месяца Статуя Извивающегося Дракона и Барабан, Сотрясающий Души, достигли Третьего Уровня, что несказанно радовало Цин Шуя. А Лампа по Сбору Духа не подавала никаких признаков движения или хоть каких-то изменений. С другой стороны, Колокольчик Сотрясающий Души достиг Восьмого Уровня. Цин Шуй чуть не расплакался от умиления.

Сфера Восьмого Уровня была великолепной! Теперь Колокольчик действовал против двадцати дьявольских чудовищ сразу. Была вероятность того, что враг обезумеет, взбунтуется, взбеситься или даже умрет на месте.

«Хорошо, хоть и нет определенности, но уровень высокий, значит, должно сработать»,- подумал Цин Шуй.

Теперь он сможет отпугивать любых чудовищ.

Хребет Короля Льва считались сектой великолепных укротителей чудовищ. Переход Колокольчика на новый уровень означал такое серьезное подспорье, все равно что получить угля зимой [Прим.перев.: получить угля зимой означает получить в помощь, когда она больше всего нужна].

Он надеялся, что ко времени его похода на Хребет Короля Льва, Статуя Извивающегося Дракона и Барабан, Сотрясающий Небеса, достигнут Пятого Уровня. Он на большее и надеяться не смел, потому что видел пример Лампы по Сбору Духа, которая уже давно застряла на пятом уровне.

Закалка Нефрита Направляющего Дух не прекращалась ни на день, но его прогресс тоже оставлял желать лучшего. Ведь этот Нефрит мог увеличивать скорость культивации! Это было лучше, чем ничего. Обычно так и бывает – великое складывается из мелочей.

Сфера Веревок для Связывания Демонов должна была вот-вот увеличиться. В любом случае время на это ушло примерно столько же, сколько и для прогресса Колокольчика Сотрясающего Души. Это были очень важные предметы. Их использование частенько в корне изменяло боевую ситуацию.

Новый год был близко, и Цин Шуй принял окончательное решение: к концу года он отвезет Ие Цзянъэ, Луань Луань и Линь Чжаньхань на Северный Континент Священного Лу. Что касается Священных Руин, он посмотрит по ситуации, проверит сначала все сам, прежде чем разрешит и другим идти с ним.

Возможности там было большие, но и риски тоже немалые. Что касается Четырёх Континентов, Цин Шуй оценил, что он, скорее всего, пойдет туда один. Это было наиболее вероятно. А вот его жены смогут отправиться туда на пять лет позже. И это было хорошо, потому что он бы все разведал и смог бы сам за ними вернуться.

Древние Руины находились на Северном Континенте Священного Лу. А перевозить Клан Цин за собой он больше не мог. Здесь у него были хотя бы Секта Будды и Врата Демона, которые всегда могли присмотреть за семьей.

Он задумался. Ведь он не мог взять с собой слишком много людей. Только нужных, например, Толстячка — обязательно.

И снова был конец года, и снова празднование набирало обороты. Все вокруг было украшено фонариками и цветными гирляндами. Все улыбались и были в праздничном настроении. Однако и следа Вэньжэнь У-Шуан не было.

Мир Девяти Континентов праздновал новые год почти так же, как и в его прошлой жизни. В этом году Цин Шуй встречал новый год на Центральном Континенте, вся его семья была с ним, и от этого ему было тепло. Праздник ничем не отличался от того, как он привык его отмечать в Деревне Цин.

Дети радовались больше взрослых. Цин Шуй разрешал им делать все, что заблагорассудится. Кроме походов по многочисленным гостям и родственникам, все в семье Цин занимались культивацией, особенно отстающие от основного состава. Пойти особо было некуда. Они навещали Врата Демона, навещали Толстячка в Секте Будды. Правда, не ездили с визитом в Клан Хоюнь.

Конечно, не бывает вечной дружбы или вечной вражды. Но за короткое время мало что можно изменить. Цин Шуя все еще считали слишком знаменитым, обладающим плохой репутацией для этих людей.

Когда Цин Шуй увиделся с предком Секты Будды, шел уже третий день нового года. Старик совсем исхудал, но держался дружелюбно. Цин Шуй понимал, что тому оставалось совсем немного.

В секте Будды этому старику можно было доверять. Он подарил ему на новый год Гранулу Жизни и Плод Улучшения Физического Состояния. Для самого Цин Шуя эти предметы не представляли особой ценности, но для других они были бесценны, потому что увеличивали продолжительность жизни.

— Старейший, я хочу пойти на Северный Континент. Нужно там сделать Великую Формацию. А потом уже думаю отправиться на другие Четыре Континента. Однако здесь не могу бросить дела, поэтому хотел бы попросить вас присмотреть за ними, — прямо сказал Цин Шуй, не став кружить вокруг да около.

— Не беспокойся об этом, я хоть и не самый сильный тут на Пяти Континентах, никто все равно не рискнет добровольно сражаться с этим старичком в смертном бою, — улыбнулся старик.

— Если ты чего-то хочешь, сразу дай знать. Я может сейчас не смогу помочь, но в будущем точно, — сказал Цин Шуй.

Он решил взять инициативу в свои руки, надеясь, что старик серьезно отнесется к его предложению и просьбе.

— Пока я жив, я не дам ничему плохому случиться с Кланом Цин, — ответил старик.

— Я верю тебе. Но как так, почему у тебя нет никаких пожеланий? — засмеялся Цин Шуй.

— Секта Будды была когда-то сильна и на Четырех Континентах. Жаль, что я не знаю, как случилось, что они скатились на самое дно. Я верю, что ты способный вин. Поэтому если будет шанс, я надеюсь, ты сможешь помочь Толстячку на тех Четырех Континентах, и Секта Будды больше не будет жалким подобием прошлых себя.

— Просто подожди, пока у меня появится возможность, и я смогу по-настоящему помочь. Сейчас это трудно будет сделать, но я обещаю, что этот день настанет, — заверил Цин Шуй старика.

Оставить комментарий