Глава 1146. Ревность. Клан Лэй. Оружие нарисовано и готово к бою

«Прости, Господин Цин, я повел себя слишком дерзко», серьезно сказал Бай Жии.

«Хорошо, но тебе надо вернуться. Но прежде чем уйдешь, послушай мой совет. Внешний мир роскошный, но я твердо стою на своем», сказал Цин Шуй и вернулся к наковальне. Ему нужно было поработать над еще одним куском металла.

Слова Цин Шуя по сути означали, что все вокруг продолжало меняться и постоянно. Люди и их сила. Всегда появлялись новые воины, одни старели, другие заболевали, кто-то и вовсе умирал. Рождались новые люди. Перемены были постоянны и бесконечны.

Мир был роскошен, но переменчив. Что же было делать человеку? Держаться своих истинных целей и не давать себе утонуть в волнах перемен. Как только человек терял свое настоящее сердце, он терял самое себя.

Бай Жии вышел из кузни, словно его ото сна разбудили. Он снова посмотрел на вывеску со странным выражением лица. Кузница Огненного Облака. Он подозвал своих и ушел. Но когда он уходил, его глаза светились странным светом…

Цин Шуй продолжал не спеша работать в кузнице. Он и сам не знал, как медленно, но верно новости о новой Кузнице Огненного Облака стала распространяться вокруг. Все стали говорить о «молодом и симпатичном кузнеце».

Репутация росла, и этим же днем пришла еще кучка людей. Цин Шуй посмотрел на толпу и лишь беспомощно усмехнулся. Быстро же они!

Это были бесстрашные, доблестные и высокие воины в необычных одеждах. Войдя внутрь, мужчина средних лет, стоявший во главе, прямо спросил:

«Старейший Ван, почему ты не сказал нам, что продал свою лавку?»

Мужчина был смуглолицым, с низким глухим властным голосом. Он сердито смотрел на старика Ван и чуть ли не кричал на него.

«Табличка „Продается“ висела, не видели, что ли?» спросил Цин Шуй. Он вышел к ним с улыбкой на лице и заговорил негромко и дружелюбно. Просто была в его тихом голосе нотка легкого сарказма.

«А ты что ли ее купил? Мы давно забронировали лавку. Спроси старика Ван. Старик Ван, возвращай ему деньги, пусть уходит», сказал мужчина средних лет, продолжая сердито смотреть по сторонам.

Он даже не моргал, когда говорил это. Остальные тоже сердито посматривали на Цин Шуя, и среди них он заметил тех, кто уже бывал в его лавке.

Они приходили поглазеть на хорошее шоу. Но посмотрев на оружие и доспехи, поняли, что ошиблись. Тогда они быстренько собрали кузнечные кланы с Улицы Божественного Оружия, желая выдавить этого молодого, но очень талантливого кузнеца из этой лавки, чтобы потом нанять его к себе на работу.

Этот план возник у многих людей. Это был перспективный культиватор, никто не хотел, чтобы он открывал свой бизнес. Они хотели нанять его и заставить раскрыть свои техники ковки.

Цин Шуй не ожидал, что это все в первый день случится. Он думал, что ему придется поработать, чтобы этот процесс начался. Ну раз пришли, надо с ними разбираться соответственно.

Старик Ван посмотрел на Цин Шуя. Пот выступил у него на лбу. Он уже собрался возвращать деньги, потому что не хотел, чтобы Цин Шую не навредили. Он посмотрел на молодого человека, выжидая, что там будет делать.

«Я уже подписал договор, мы даже обменялись договорами о передаче земли. Вы же не можете взять и проигнорировать документы?» спокойно сказал Цин Шуй.

В этом мире обменяться договорами было все равно, что бросить вызов на бой, нельзя было нарушать уговор. Цин Шуй не хотел стычек с этими людьми: их было слишком много, они были из крупных кланов. Они много трудились над своей репутацией в этом городе.

На самом деле, они все боялись того, что присутствие Цин Шуя повлияет на их благосостояние. Чтобы защитить свои интересы, они решили собраться вместе и оценить ситуацию. Если дела будут плохи, они сделают так, что он навсегда исчезнет из этого мира.

«Молодой человек, а мы вот со стариком Ван давным-давно договорились. По сути сделка уже была проведена. И тут появляешься ты, и мы терпим убытки», оживленно возразил лидер группы. Кожа его была очень темной, но сердце — еще темнее.

Цин Шуй посмотрел на него. В своей прошлой жизни он встречал таких бессовестных людей, поэтому он не удивился, когда повстречал очередного наглеца. Улыбнувшись, он продолжил:

«Не знаю, зачем вы, ребята, намеренно создаете неприятности на пустом месте. Но скажу одно: мне не нравится, когда меня травят. Никому не позволю травить меня».

«Ха-ха, молодой человек, кто кого еще травит! Ты слишком молод, тебе нельзя открывать собственную кузницу», засмеялся его противник.

«Хорошо, наша маленькая кузница не должна простаивать. Если вы ничего не собираетесь покупать, то, пожалуйста, освободите помещение!»

Цин Шуй жестом показал гостям на дверь!

Когда все увидели такую прямоту Цин Шую, все замерли в шоке. Лидер группы огляделся, явно ища поддержки у своих спутников. Все явно были не рады: неужели Цин Шуй имеет в виду, что он выгоняет их из кузницы?

Они все были настоящими мастерами своего дела. Они привыкли, что к ним всегда и все относятся с уважением!

«Я повторю в последний раз — мы купили эту кузню раньше тебя!»

Цин Шуй понял, наконец, что пришедшие гости просто не хотели, чтобы он имел собственную лавку в этих местах. Даже если он бы не купил эту лавку, они все равно бы его сюда не пустили. Раз дело было в этом, можно было и не жалеть их.

«Вы же из крупных кузнечных кланов этих мест, так? Вы боитесь, что моя малюсенькая кузница отберет у вас бизнес?» спросил Цин Шуй с презрением в голосе.

«Что за шуточки? Чего ты стоишь? Как ты вообще мог подумать, что мы испугаемся конкуренции в твоем лице?» сказал еще один мужчина с загорелым лицом.

Цин Шуй взмахнул рукой. Стальной шарик!

Па!

Человек, который только что говорил, лишился всех зубов во рту.

«Ты больше не ребенок. Разве твои старшие не учили тебя думать прежде чем сказать?» сказал Цин Шуй. Он был спокойным, как будто даже немножко не сердился на происходящее.

«Парнишка, ты напрашиваешься на смерть! Ребята, разнесем это место! Убьем его!» крикнул кто-то, стоявший рядом с парнем с выбитыми зубами.

«Какие же у тебя нервы, парень! Из какого ты клана? Подумать только, ты ведешь себя так заносчиво на Улице Божественного Оружия!» нахмурился лидер группы.

«Прекращай болтать с ним! Давай!»

Кто-то кинулся на Цин Шуя. Цин Шуй сделал шаг вперед, легонько щелкнул пальцами, его противник улетел в сторону и вылетел из двери.

«Вы мне не соперники. Если хотите драться, возвращайтесь и приведите экспертов из своих кланов. И не заставляйте меня всех вас отсюда выкидывать. Если я вам тут руки попереломаю, вы же еще долго не сможете поднять молот. И это точно повлияет на ваш бизнес», сказал Цин Шуй, отряхнув ладонь о ладонь.

Он не хотел никого убивать. Такие стычки между культиваторами были делом обычным, кровь проливалась, когда они не приходили к согласию. В мире культиваторов каждый день был похож на прогулку по тонкому канату, один конец которого привязан к твоему поясу. Однако Цин Шуй не хотел становиться этим людям заклятым врагом. Многие из них были кузнецами, имели дело с бытовыми вопросами в кланах и не были сильными воинами. Они и не ожидали увидеть в нем сильного культиватора.

Человек выглядел разъяренным с широко раскрытыми глазами. Он не ожидал, что у этого молодого человека будет такой высокий уровень культивации. Человек, которого вынесло за дверь, был самым сильным среди них. Сначала он думал, что это всего лишь случайность. Однако оказалось, что ему лучше бы вернуться и доложить главе своего клана. Если бы он знал, что это произойдет, он бы доложил главе клана еще раньше. Вероятно, ему сейчас влетит по полной программе.

Они вышли из кузницы. Цин Шуй и старик Ван остались стоять вдвоем с удивлением на лицах. Цин Шуй потом улыбнулся и сказал:

«Не волнуйся. Тут не будет проблем. Так что, старик Ван, ты хорошо с ними знаком?»

Он вдруг понял, что даже понятия не имел, что это были за люди. Он догадался, что это были местные кузнецы. Но не более того.

«Человек во главе был из Клана Лэй, главный кузнец. Клан Лэй имеет хорошую репутацию кузнечного клана в этих местах. Они делают знаменитое оружие. Когда0то давно королевская семья Великой Династии Юй приобрел на нашей улице большую партию оружия, говорят, что большая часть этой партии была изготовлена Кланом Лэй. Но сейчас у них упадок. Несмотря на это, в Городе Янь у них еще есть влияние», ответил Старик Ван. Ему явно было не по себе.

«Старик, не волнуйся. Ты вообще не имеешь к этому делу никакого отношения», беспечно ответил ему Цин Шуй. Он видел, что старик хотел что-то еще сказать, положил руку ему на плечо:

«У тебя есть внук. Да и вообще все будет хорошо. Помни, если они спросят тебя, говори только правду. Помни, я их не боюсь, они ничего мне сделать не могут. Тебе нужно заботиться о себе и о своем внуке».

«А что насчет остальных?» спросил Цин Шуй. Он видел, что остальные с почтением относились к тому лидеру.

«Остальные тоже из кузнечных кланов. Но им до Клана Лэй еще очень далеко. Ты смог сегодня их прогнать… Но если ты сможешь устоять против Клана Лэй, то остальные не проблема».

Цин Шуй стал расспрашивать про Клан Лэй. Старик Ван ничего особого и не знал, только рассказал, что это был один из самых сильных кланов в этих местах. Улица Божественного Оружия была слишком длинной, сюда заявились те, кто жил поблизости. Те, кто жили дальше, даже не слышали об этом деле. Пока.

Такие люди как кузнецы и алхимики всегда поддерживали связи. Вне зависимости от уровня их силы, люди предпочитали не обижать их.

Цин Шуй конечно не сильно беспокоился, но он понимал, что это еще не конец. Покачав головой, он с грустью подумал, что он был все еще очень силен. Кто знает, может, среди его новых неприятелей был кто-то уровня Статус-мастера.

Примерно через час снаружи снова раздался шум. Послышались громкие крики.

«Этого парня зовут Цин! Подумать только, он осмелился нападать на местных! Гоните его отсюда!»

«Старик Ван, бери внука и идите на южный двор. Сидите дома и отдыхайте пару дней. Когда дело закончится, выходите спокойно», с улыбкой сказал Цин Шуй старику Ван.

«Господин…»

«Ладно, послушай меня, просто уходи!»

Старик Ван и его внук вышли из кузницы и ушли на дальний южный двор, как и велено. Цин Шуй вышел на улицу. Крики были в самом разгаре, все громче и громче. И Цин Шуй нахмурился. Люди были такими неразумными.

Когда он вышел из кузни, он увидел множество народу на улице. Гораздо больше, чем раньше. Тут были и обычные зеваки. Неподалеку стоял человек с выбитыми зубами. Он был весь в крови, его поддерживали люди с обеих сторон. Он в агонии орал.

Все кричали, чтобы Цин Шуй выходил на улицу и убирался прочь с Улицы Божественного Оружия!

Цин Шуй еще больше нахмурился. Он смотрел на человека, стоявшего во главе толпы. Это был воин средних лет. Что удивило Цин Шуя, это его странные глаза, наполненные гибельной аурой. Такое бывает у людей, которые убили за свою жизнь множество людей.

Цин Шуй спокойно смотрел ему прямо в глаза и заметил, что человек устал нести тяжесть всего мира на своих плечах. Видимо, этот мастер был совсем не так молод, как казался внешне.

Мужчина тоже смотрел на Цин Шуя.

«Если согласишься сотрудничать с Кланом Лэй, я пощажу тебя!»

Слова мужчины звучали прямо, его голос был низким, но пронзительным, как у совы!

Оставить комментарий