Глава 1223. Нет альтернативы, сила сдержания, прочность, Тираническая Банда Святого Ребенка

— Я — свидетель! — Крикнул Тянь Цзяньгэ.

— Ты его брат. Друзья и члены семьи не могут считаться свидетелями. Если бы так можно было, тогда я мог доказать, что никогда не упоминал о принятии ставки! — Лицо Фу Яньтина не выглядило красным, но его сердце колотилось быстро. Цин Шуй действительно восхищался его достижениями в плане бесстыдства.

У остальных кишка тонка это доказать. Фу Яньтин обязательно раскапывал могилы предков того, кто посмел лишить его оружия. Выжившие будут чувствовать себя мертвыми.

С другой стороны, Тянь Цзяньгэ его не боялся. Однако он ничего не мог с ним сделать.

— Цин Шуй, забудь об этом! — В этот момент заговорила Старшая Принцесса, наблюдавшая за происходящим издалека. Он огляделся и понял, что только он один может ее слышать. Он растерянно посмотрел на принцессу.

Старшая Принцесса кивнула ему. Парень понял, что сегодня он не сможет сломать ему руки. Но это не означало, что Цин Шуй отпустит его. Просто он понимал, что люди с характером Фу Яньтина не примут поражение просто так.

Шаги Бродячего Дракона!

Шаги Девяти Дворцов!

— Ты просто хулиган. — Произнес Цин Шуй. Пока он говорил, то одной рукой схватил Фу Яньтина за голову, а второй вставил ему золотые иглы в ухо и макушку головы.

С точки зрения других людей, могло показаться, что Цин Шуй пытался сломать руку Фу Яньтину. Однако только сам Цин Шуй знал, что делает. Он не знал, могут ли другие сказать, но его движения выглядели очень неясными. Настолько неясно, что никто ничего не мог сказать наверняка. Дело в том, что тонкая золотая игла не оставляла никаких следов. Даже Фу Яньтин ничего не чувствовал.

— Как ты смеешь? Ты недооцениваешь Академию Небесных Таинств! — Фу Яньтин громко взревел.

— Забудь, он уже признал свое поражение. Давайте как-нибудь потом разберемся с вашей обидой друг на друга. — Произнес судья соревнований.

Прежде чем спуститься с арены, Фу Яньтин улыбнулся Цин Шую. Он показал лицо человека, который выиграл битву. Но на самом деле, только Фу Яньтин понимал, что его сердце кровоточило. Золотой Волк Ян мертв. Он уже решил, что обязательно убьет этого человека.

Однако он не знал, что Цин Шуй уже подкинул ему сюрприз. Он вколол Иглу Поиска Жизни Девяти Ян. Если он захочет, то может силой мысли пожелать его смерти. Но сейчас неподходящее время.

У него не было настроения оставаться на арене. Он тоже собирался спуститься с арены. Никто не осмелится бросить ему вызов, раз он показал своего Золотого Чешуйчатого Драконьего Слона. Хоть он и покинул арену, он неосознанно помог значительно поднять престиж Академии Небесных Таинств.

Сегодня, можно считать, что он официально посеяли семя ненависти в Фу Яньтине или, если точнее, с Бандой Святого Ребенка. Более того, посадил он его глубоко. По крайней мере, он уже опозорил Банду Святого Ребенка. Чем сильнее организация, тем больше она заботится о своей репутации. Поэтому настанет день, когда Цин Шуй и Банда Святого Ребенка попытаются задушить друг друга. Большинство уже даже считали, что скоро Цин Шуй просто исчезнет.

Цин Шуй спустился с арены. Тянь Цзяньгэ похлопал его по плечу радостно: — Брат, ты действительно очень мощный. Из-за меня ты оскорбил Банду Святого Ребенка, но не волнуйся. По крайней мере, я могу гарантировать, что они не будут искать с тобой неприятностей.

— Ты можешь это гарантировать? — Улыбнулся Цин Шуй.

— В настоящее время могущественные люди из Банды Святого Ребенка вряд ли станут тебя искать. Я думаю, что с остальной шелухой ты справишься без напряга. — Тянь Цзяньгэ выглядел очень счастливым. Конечно, больше всего на свете он ждал, когда Фу Яньтин подавится в собственной же желчи. Кроме того, он лишился Золотого Волка Ян, своей самой грозной поддержки. Для него это очень большая потеря.

Тянь Цзяньгэ не высказывал претензий, почему Цин Шуй не разломал руки Фу Яньтина. Раньше он высказался стать свидетелем, потому что не боялся Фу Яньтина. На самом деле он не поддерживал идею Цин Шуя, разорвать тому руки. Потому что если бы он действительно так поступил, то выжить ему бы уже точно не удалось.

Тянь Цзяньгэ знал, что люди обязательно остановят Цин Шуя, если он действительно захочет отломать ему руки. Например, предводитель Веранды Легкого Ветра, Святой Ребенок или женщина, за которой увиливал его старший брат. Она знала, насколько силен Святой Ребенок. Она определенно не позволит Цин Шую разорвать руки Фу Яньтина.

— Ну, тогда я заранее приношу извинения за беспокойство. — Серьезным тоном произнес Цин Шуй. Очень хорошо иметь несколько друзей, которые могут помочь в трудную минуту. В данный момент он еще очень слаб. Но его радовало, что на его стороне Золотой Чешуйчатый Драконий Слон. По крайней мере, ни один Статус-Мастер четвертого уровня или кто-то слабее не мог ему угрожать.

Добавив ко всему еще Ци Императора. Золотой Чешуйчатый Драконий Слон без сомнения являлся грозным противником для любого Статус-Мастера четвертого уровня.

— Мы братья. Не нужно быть со мной таким официальным. Не говоря уже о том, что весь конфликт начался из-за меня. — Произнес Тянь Цзяньге с улыбкой. Но он не знал, что между Цин Шуйем и Фу Яньтином уже зародился конфликт.

Многим стало любопытно, почему Цин Шуй не остался на арене даже после победы. Тем не менее, никто не прокомментировал его решение. Победители имеют право выбирать, хотят ли они остаться.

Цин Шуй поднялся на арену только один раз. Тем не менее, многие люди уже запомнили его Не только из-за его грозного драконьего слона, но и потому, что сам парень доказал свою силу. Несколько Старейшин академии также заинтересовались в будущем Цин Шуя. К сожалению, он встал на пути Банды Святого Ребенка.

Не стоит недооценивать Банду Святого Ребенка. Фракцию, которую даже некоторые Старейшины академии не осмелились спровоцировать.

Никто не спрашивал у Цин Шуя, чего он и добивался. Теперь он уже отбросил свои намерения сделать Старейшину своим учителем, не говоря уже о том, что он наверняка сможет оставить многих Старейшин далеко позади, когда полностью поглотит силу внутри себя.

Цин Шуй ушел до окончания соревнований. Он определенно убил бы таких людей, как Фу Яньтин. На самом деле, подобное произойдет довольно скоро. Тот день, когда он усвоит силу, станет днем смерти Фу Яньтина.

Маленькая девочка и Цин Шуй ушли, а Янь Цзиньюй и Седьмая Принцесса остались. [Источник — р а н о б э с — новеллы онлайн]

Когда они вернулись в свою резиденцию, Цин Шуй выпустил Золотого Чешуйчатого Драконьего Слона и отправился в Сферу Вечности Фиолетового Нефрита. Он хотел взглянуть на текущую ситуацию. Посреди битвы он чувствовал, что шестьдесят четвертая звезда заняла свое законное место. Кроме того, он также заметил Восемь Триграмм Космического Образа в отпечатке ладони Золотого Будды, которую он выпустил.

Он погрузился внутрь сознания.

Цин Шуй заметил, что туманность снова увеличилась. Другая туманность официально отделилась от шестидесяти четырех звезд. Золотая звезда сверкала в самом центре шестидесяти четырех звезд. Она излучал обильное золотое сияние, очень яркое, но не резкое.

Формация Божественной Туманности 8*8!

Цин Шуй мгновенно активировал формацию и почувствовал, что что-то изменились, но тут же снова нахмурился. Его сила не изменилась. Она лишь немного увеличилась. Формация Божественной Туманности 7*7 могла поднять атаки духовной энергии на один порядок, но Формация Божественной Туманности 8*8 увеличивало атаку на такую же степень. Это только означало, что степень атаки не особо увеличилась.

Сомневаясь, парень использовал формацию несколько раз, но получил тот же результат. После бесчисленных попыток ему пришлось смириться с реальностью. Сила Формаций Божественной Туманности 7*7 и 8*8 одинакова. Но что толку в изображении восьми триграмм?

На этот раз Цин Шуй перестал думать только о силе в своем эксперименте. Постепенно он начал замечать проблему Формации Божественной Туманности 8*8. Даже если она не увеличивала силу атак духовной энергии, она помогала уплотнить духовную энергию в его сознании. Кроме того, с точки зрения прочности и скрытности, степень силы духовной энергии увеличилась больше, чем на один раз.

Например, если бы Цин Шуй использовал Формацию Божественной Туманности 8*8 в то время, когда он использовал силу сдерживания Девяти Взмахов Великой Золотой Ладони Будды, то мог бы выпустить атаку, по форме напоминающую Золотой Лотос.

К тому же, кровожадные демонические лозы стали намного жестче. С хорошей прочностью, он теперь куда более способен поймать своего противника в ловушку. Следовательно, жесткость — один из самых важных аспектов кровожадных демонических лоз.

Он также был очень взволнован тем днем, когда Огненная Птица снова преобразится. В настоящее время сила Шестиглавого Демонического Паука также стала весьма внушительной. Паук очень умен. Этот металлический, мягкий и незрелый голос постепенно взрослел. Теперь он все больше и больше походил на голос молодой леди. Цин Шуй находил подобное действительно странным, потому что теперь Шестиглавый Демонический Паук почти так же умен, как Золотой Чешуйчатый Драконий Слон.

Бессмертный Демон. Цин Шуй чувствовал, что в будущем Шестиглавый Демонический Паук может стать существом, эквивалентным Бессмертному Демону. Он так считал, потому что интеллект Шестиглавого Демонического Паука достигал высокой планки. Но когда он вспомнил, что Бессмертная Фея должна соответствовать уровню Ложного Бога, он нашел свою мысль действительно абсурдной.

Очень быстро дружеское соревнование между Академией Небесных Таинств и Династией Божественной Мощи закончилось. Что потрясло Цин Шуя: Тянь Цзяньгэ и Ху Ия стали парой.

Хотя тогда он мог сказать, что Ху Ия любит Тянь Цзяньгэ, он никогда не думал, что Тянь Цзяньгэ будет чувствовать то же самое к ней. На самом деле женщинам легче охотиться за мужчинами, а не наоборот. Просто легкий толчок мог легко сломать барьер между ними и установить отношения.

На этот раз Цин Шуй ничего не почувствовала к товарищескому соревнованию. Он хотел взглянуть на силу молодых поколений Династии Божественной мощи, но вскоре потерял интерес из-за появления Фу Яньтина и своей с ним борьбы. Это происшествие заставило его почувствовать, что он только хочет прорваться как можно скорее и переработать силу внутри себя. Самое недостойное, что может случиться — если кто-то сломается, стоя на страже горы золота.

……

Прошел еще месяц. Внезапно в поместье Цин Шуя появилась группа людей из более чем десяти человек.

Весь этот месяц прошел очень спокойно. Так тихо, что даже Цин Шуй не мог в это поверить. Сегодня по меньшей мере пятьдесят человек ворвались в его дом. Среди них как старшие, так и молодые. Но с первого взгляда он осознал, что группу возглавляют двое мужчин.

Двое пожилых мужчин со сбалансированным телосложением. Один носил голубые одеяния, а другой светло-серые. Цин Шуй отметил их не только потому, что они стояли перед ним. Наоборот, всему виной их ауры, которые казались глубокими, как океан.

— Молодой человек, мы пришли сегодня без приглашения, чтобы вернуть то, что принадлежало нам. — Произнес старик в голубом одеянии, нахмурившись.

— И что вы хотите получить обратно? Что настолько важное, чтобы вы решили собрать такие большие силы. — Цин Шуй намекнул девочке, стоявшей позади него, чтобы она уходила.

— Мы из Банды Святого Ребенка. Святой Ребенок приказал нам прийти и забрать кое-что у тебя. — Ответил старик в голубом одеянии. Выглядел он мрачным.

— И что же это? — В замешательстве спросил Цин Шуй.

— Руку, твою руку. — Ответил старик.

Оставить комментарий