Глава 1237 – Женщины — корень всех бед. Смущение. Обнимая Старшую Принцессу

Ему не составляло проблем защитить себя. Он чувствовал, что способен справиться с бедами. С его точки зрения, сила Святого Ребенка соответствовала уровню пятнадцати миллионов нимбов. Против такого рода силы Цин Шуй наверняка сможет свести бой в ничью. Он владел несколькими техниками, которые он мог координировать с Золотым Чешуйчатым Драконьим Слоном.

Сила в пятнадцать миллионов нимбов… В условиях ослабления Цин Шуем и Золотым Драконьим Слоном его сила могла упасть до десяти миллионов нимбов или даже ниже.

Не зря Золотого Чешуйчатого Драконьего Слона называют зверем неба и земли.

Именно поэтому Цин Шуй решил отправить письмо с вызовом. Он чувствовал, что, если Драконий Слон скоординируется с ним, то как минимум он не потерпит поражения. Если он сможет помешать своему противнику, он должен быть в состоянии победить его вместе со своими демоническими зверями.

— Наконец-то ты пришел в себя. О чем ты думал? В такое-то время еще и отвлекаться. — Сказала Старшая Принцесса недовольным тоном.

Цин Шуй пришел в себя и смущенно посмотрел на Старшую Принцессу. Она слегка нахмурилась. Очевидно же, что она беспокоилась. Парень лишь улыбнулся: — Что случилось? Ты беспокоишься обо мне?

Он тоже говорил шутливо, пытаясь разрядить напряженную атмосферу. Просто в тот момент, когда он закончил говорить, он почувствовал себя немного странно. Даже несмотря на то, что в данный момент они считались хорошими друзьями, но говорить подобные вещи все равно немного неловко.

— Кто о тебе беспокоится? Ты сам даже не беспокоишься о своем собственном благополучии, тогда какой смысл людям беспокоиться о тебе? — Старшая Принцесса пришла бешенство, что Цин Шуй написал письмо с вызовом.

— Не беспокойся. Сестра Су, ты должна верить в меня, а не в так называемого Святого Ребенка. Даже если он захочет ухаживать за тобой. — С улыбкой ответил Цин Шуй.

— Ты никогда не бываешь серьезным. Ты в таком серьезном положении, но находишь время на шутки? Я запрещаю тебе посылать это письмо с вызовом. — Ответила Старшая Принцесса, немного подумав.

В глубине души Цин Шуй был тронут. Внезапно у него возникло чувство, что он действительно дорог этой женщине. Беспокойство людей друг о друге может проявляться непреднамеренно через определенные вещи. Сама по себе проблема может и не так уж велика, но небольшой инцидент может привести к взаимодействию двух сердец, которое ощущается внезапно.

— Сестра Су, я знаю, что ты беспокоишься обо мне. Все будет хорошо. Я не собираюсь умирать. У меня все еще есть семья, жена и дети. Мне еще дорога жизнь, а обычные люди не смогут так легко отнять ее. — С улыбкой ответил Цин Шуй. Возможно, его голос звучал действительно умиротворенно, но в то же время он мог дать людям понять, что действительно серьезен.

— Послушай меня. Сейчас ты не готов к бою с ним. — Серьезно произнесла Старшая Принцесса, глядя на парня.

— Суньи, не волнуйся, я не заберу его жизнь. — Слова словно принес ветер.

Цин Шуй и Старшая Принцесса застыли в шоке. Цин Шуй резко обернулся и увидел человека, стоящего высоко в воздухе. Он смотрел на них с улыбкой. Стоя в воздухе, он излучал необычно гармоничные вибрации.

Цин Шуй прищурился в сторону того человека. Он не мог определить возраст. Человек выглядел грациозным, как бессмертный. Его глаза казались теплыми, но на такое тепло никто не осмеливался смотреть сверху вниз. Он очень резко отличался от ауры Цин Шуя. В его мягкой и сдержанной натуре отражалось что-то мужественное. Просто в сравнении с ним, мягкость Цин Шуя казалась более чарующей. Но даже так люди не подумают, что он неженка. Напротив — что он обладает каким-то необычным обаянием.

Этот человек выглядел очень красивым. Но еще более выдающимся казался его характер. Всякий на его фоне почувствует себя праведником, человеком, способным оставить хорошее впечатление на людей всех возрастов.

Ему не просто повезло, что он смог стать лидером Банды Святого Ребенка. Он выглядел внушительно. Цин Шуй с первого взгляда понял, что перед ним стоит Святой Ребенок.

— Забрать мою жизнь? А ты достаточно силен? Попытайся! — Цин Шуй наугад взмахнул рукой и бросил Святому Ребенку письмо с вызовом.

Тонкий звериный пергамент полетел в сторону человека, как острый меч. Цин Шуй намеренно использовала технику скрытого оружия, чтобы бросить его.

Мужчина улыбнулся. Он протянул руку и без труда поймал письмо с вызовом.

Цин Шую не понравилось его высокомерие. Но подобное поведение обязательно можно считать высокомерием. С его точки зрения, именно такое впечатление производил на людей этот человек — надменный хулиган. На самом деле такую ауру развивали в себе люди, которые владели высоким статусом.

— Цин Шуй! — Старшая Принцесса потянула парня за рукав. Она боялась, что Цин Шуй безрассудно бросится вперед.

Когда Святой Ребенок увидел Старшую Принцессу так близко к другому мужчине, его выражение лица мгновенно изменилось.

— Суньи, перестань его тянуть. Я не отказываюсь от своих же слов. Кроме того, письмо с вызовом уже брошено. — Сказал мужчина с улыбкой.

Цин Шуй усмехнулся и тут же взял Старшую Принцессу за руку. Раньше он уже замечал несчастный взгляд в глазах мужчины. Просто мужчине удалось это очень хорошо скрыть. Тем не менее, его взгляд не избежал наблюдательности Цин Шуя. Он слышал, что этому человеку нравится Старшая Принцесса.

Старшая Принцесса также ни за что не ожидала, что Цин Шуй поведет себя так смело. Она сердито посмотрела на него. Но она не пыталась отдернуть руку. Даже она сама не понимала, что чувствует. Она знала, что ничего уже не изменить, но и исправить уже ничего не сможет.

Этот человек определенно не перестанет мешать ей, пока Цин Шуй не умрет. Он считал себя совершенством. Он не позволит ни малейшему пятну появиться на том, к чему стремится.

Старшая Принцесса чувствовала, что жить с таким человеком слишком утомительно. Никто не захочет быть его женщиной. Просто подобное отношение больше станет бременем, нежели счастьем. Вот почему Святой Ребенок до сих пор был холост.

Старшая Принцесса смогла даже заставить его влюбиться в нее. Вот почему не вызывало сомнений, почему она настолько выдающаяся.

— Я беру назад свое обещание не убивать тебя. Если ты сейчас сломаешь свою руку, тогда я позволю тебе жить. — Мужчина выглядел очень спокойным. Но на самом деле он испытывал ярости больше, чем кто-либо из присутствующих.

— Сестра Су, хоть он и могущественный человек, он не годится в мужья. Ничего, если ты оставишь свой брак мне? — С улыбкой сказал Цин Шуй. Он нисколько не беспокоился о мужчине в небе.

Изначально он считал, что человек с такой репутацией должен быть поразительным. Но никогда бы он не подумал, что он окажется таким решительным. Несмотря на то, что Святой Ребенок действительно могущественный, Цин Шуй уже не испытывал к нему ни малейших добрых чувств.

Просто он не знал, что на самом деле Старшая Принцесса давно считалась больной чешуйкой Святого Ребенка, хоть ему и не удалось заполучить ее. Святой Ребенок потерял контроль над своими эмоциями, когда Цин Шуй схватил её за руку.

Не то, чтобы он весьма щедр. Просто он знал, что Старшая Принцесса не так близка с тем парнем. Всегда говорили, что если посторонние дела тебя не касаются, то своим вмешательством ты сделаешь себе только хуже. Жизнь умному человеку можно прервать, когда он допустит малейшую глупость. Ему и в голову не приходило, что Старшая Принцесса не из тех, за кем можно так легко охотиться.

— Я искал тебя по еще одной причине. На каком условии ты удалишь яд из тела моего младшего брата? — Вот какова истинная цель прихода Святого Ребенка.

— Я уже говорил. Если он хочет жить, пусть сломает себе обе руки. Если воин не способен сдержать своё слово, то каков смысл его жизни. Или же ты думаешь, что тебе по силам управлять всем небом? — Цин Шуй ответил ни высокомерно, ни раболепно. Он не пытался что-либо продвигать через его слова, просто ему не понравился метод решения дел Фу Яньтина. Не говоря уже о том, что такие люди должны получать заслуженные наказания.

— Отлично, тогда давай встретимся на Арене Жизни и Смерти. Я позволю тебе жить еще на два дня. — Мужчина исчез после окончания своей фразы.

Цин Шуй покачал головой: — Роковая женщина.

— Что ты сказал? — Сердито спросила Старшая Принцесса.

— Кхм, я только сказал, что ты красавица, которая может опрокинуть города. — Поспешно оправдался Цин Шуй.

— Хмф, отпусти меня. Ты уже итак разозлил его до такой степени. У тебя определенно есть особые навыки. Только очень немногие люди способны вызвать у него такую ненависть. — Старшая Принцесса задергала рукой. Она знала, что тот человек ушел из-за нее. Но, с другой стороны, Цин Шуй оказался в очень опасной ситуации.

Она никогда не думала, что парень схватит её за руку. Более того, она не ожидала, что окажется таким дерзким. Теперь она чувствовала себя очень сложно, так как на самом деле не злилась. Она обращалась с ним, как с братом, но это давало ему лишь небольшие преимущества.

Парень отпустил ее руку и улыбнулся: — Сестра Су не виновата, это я был груб. Я не питал никаких грязных намерений по отношению к тебе. Ты как богиня в моем сердце. Ты та, на кого мне стыдно богохульствовать.

— Ладно, прекрати. — Сердито ответила Старшая Принцесса. Она ловко высвободила руку и стукнула Цин Шуя по лбу. Разговаривая с ним, она чувствовала себя очень расслабленно и комфортно. С другими мужчинами она так свободно себя не чувствовала. В ее присутствии они либо смущались, либо притворялись кем-то другим. Они никогда не могли оставить у неё ни единого глубокого впечатления.

— Отлично, теперь он точно тебя не отпустит. Почему ты всегда пытаешься довести себя до точки невозврата? — Старшая Принцесса растерянно задала вопрос.

— Потому что только в такой ситуации я смогу использовать свой самый большой потенциал. Сестра Су, не могла бы ты дать мне мотивацию? Возможно, благодаря ей я смогу выйти победителем. — Тихо сказал Цин Шуй.

— Хм, что за мотивация? Я дам тебе все, что в моих силах. — Вздохнула Старшая Принцесса.

Цин Шуй посмотрела ей в глаза. Ее зрачки выглядели ясно, как у бессмертных. — Прошло много времени с тех пор, как я обнимал человека. Мне вдруг захотелось кого-нибудь обнять.

Старшая Принцесса остолбенела. Она подняла глаза на парня, посмотрела в его спокойные и чистые глаза, в которых не мелькало злых намерений. В его глазах читалась какая-то неописуемая усталость. На мгновение, ее сердце смягчилось: — Я — твоя сестра. Следующего раза не будет.

Закончив говорить, она раскрыла обе руки и обвила шею парня.

На самом деле Цин шуй пожалела, что сказала ей такое. Он не хотел воспользоваться ею. В какой-то момент все почувствуют усталость, поэтому попытаются найти поддержку. Каким бы крутым ни был человек, например при возвращении домой, каким бы крепким ни был его характер, когда он видел обоих родителей, он все равно чувствовал зависимость от них. Потому что он навсегда останется их ребенком. Даже без родителей у него осталась семья, жена и дети.

Старшей Принцессе показалось знакомым выражение лица Цин Шуя. Она была в состоянии понять, что он чувствовал, потому что сама раньше попадала в подобные ситуации бесчисленное количество раз. Она не сочувствовала ему… И не испытывала каких-либо других чувств. Даже она сама не могла понять, о чем думает в такую минуту.

Цин Шуй обнял ее. Он крепко обнимал ее. Он уткнулся лицом в ее нежную шею. В этот момент у него не мелькало ни малейших мысли. Простое объятие, но в нем чувствовалась неописуемая умиротворенность.

Хоть его и обнимали нежные руки этой женщины, он сумел сохранить ясность разума… Не каждый способен на такое. Попади они в такую ситуацию хоть раз в жизни, все равно не факт, что им удалось бы устоять.

Казалось, что Старшая Принцесса тоже разделяла это чувство. Достаточно редкая возможность. Они молча обнимались, словно забыли о самом времени. Не зная, сколько времени прошло, Старшая Принцесса слегка приоткрыла глаза, но испытала благоговейный трепет. Она увидела, как Ян Цзиньюй и Седьмая Принцесса смотрели на них обоих безучастно издалека.

Что случилось? Люди уже успели подобраться так близко, а они ничего не заметили…

Оставить комментарий