Глава 1309. Жажда убийcтва Цин Шуя, oткрытая война, вот я и пришел, чтобы убивать

Скорость соперника оказалась очень быстрой. Они пришли в подавляющем количестве. B небе парило целых триста огромных демонических зверей. В основном, все они приходились золотыми или серебряными Крылатыми Королями Львов. Их тела состояли из огромных золотых и серебряных орлиных тел, тогда как их головы — золотых и серебряных львиных голов.

Не долго думая, Цин Шуй уже догадался, что Золотые Крылатые Короли Львов являлись уникальными питомцами, принадлежащими Клану Бейтан. Клан Бейтан являлся могущественным кланом укрощения зверей. И разумеется, серебряные Крылатые Короли Львов принадлежали королевскому клану Династии Серебряного Льва.

Внезапно Цин Шуй начал задаваться вопросом, имел ли Клан Бейтан какие-либо кровные отношения с королевским кланом в Династии Серебряного Льва. Цин Шую также стало очень любопытно, почему у него возникла такая странная мысль.

«Клан Бейтан когда-то был связан браком с Династией Серебряного Льва. Поэтому теперь, в телах членов королевского клана в Династии Серебряного Льва течет кровь Клана Бейтан.»

Цин Шуй не знал, понял ли он что-то своими собственными мыслями или просто так случилось, что он просто озвучил свои мысли вслух.

Их пришло около трехсот человек. Этих больших демонических зверей оказалось достаточно, чтобы покрыть землю и небо. Это огромное давление прямо приближалось к парню. Впереди летело четыре демонических зверя, двое из каждого типа. Их размеры почти в два раза превосходили обычных.

Цин Шуй отметил одеяния людей, что стояли на их спинах. Старик на Золотом Крылатом Короле Львов носил золотые одеяния с эмблемой Золотого Крылатого Короля Львов, а старик на Серебряном Крылатом Короле Львов — с серебряной эмблемой.

— Прошло уже три дня. Интересно, они уже приготовили то, за чем я пришел? — Обратился старик в золотом одеянии к другому старику.

Старик выглядел высоким среднего телосложения человеком. Хотя его волосы и борода были седыми, он не давал остальным ни малейшего представления о том, что он дряхлый старик. Кожа выглядела гладкой, как у младенца. Здоровый и бодрый на вид. Лоб его тоже выглядел гладким. С одного взгляда люди могли бы уже сделать вывод, что он не испытывает недостатка в богатстве.

Единственное, что заставляло людей чувствовать себя неловко — линии его глаз слишком длинные. Каждый раз, когда он открывал или закрывал глаза, открывшаяся линия глаз напоминала острый меч. Даже если он просто улыбался, от него все еще исходило холодное намерение убить.

— Бэйтан Игун, раз вас пришло так много, значит вы планируете заполучить его силой? — Фа Ин посмотрела на старика, который шел впереди. Он говорил очень спокойно. Секта Будды культивировала разум человека. Даже когда они сталкивались с могущественными врагами, они все равно оставались спокойными.

Цин Шуй, с другой стороны, анализировал каждого из своих противников. Только после тщательного анализа он обнаружил, что недооценил Западный Континент Оххэ. Причина заключалась в том, что два старика по факту обладали силой примерно в 8000 солнц. Более того, они могли на пределе своих сил сражаться даже с воинами, чья сила превосходила 10000 солнц.

Кажется, они действительно хорошо скрывали свою силу. С такой силой они могли бы втиснуться в список династий четвертого класса. Академия Небесных Таинств также могла выставить эксперта такой силы.

На самом деле, с тех пор, как Клан Бэйтан достиг такого уровня силы, они уже давно не считались с Кланом Бэйтан на пяти континентах. Даже кровные братья через несколько поколений станут чужаками. Так работали аристократические кланы. Когда кто-то способный, то неважно, сколько поколений прошло. Они все равно останутся семьей. Но если у клана не было силы, даже кровные братья со временем теряли контакт.

— Вырвать его? Как будто Великая Северная Династия сделает что-то подобное! Мы обменяемся. Мы уже говорили, что не будем поднимать руку на Великую Династию Ци в течение трех лет. Если мы хотим завоевать эту династию, то скажи мне — разве та вещь в конечном итоге не станет принадлежать нам? Таким образом, мы забираем наши собственные вещи в обмен на три года спокойной жизни. Или ты думаешь иначе? — Старик спокойно посмотрел на Фа Ин.

— Я уже говорил раньше. Я скорее уничтожу его, чем отдам тебе. — Холодно ответил Фа Ин.

— Группа людей с мертвым мозгом. Вам плевать на народы Великой Династии Ци? Ты действительно хочешь увидеть, как они умирают у тебя на глазах? Они все умрут из-за тебя. Как ты собираешься встретиться с Буддой после смерти? — Слегка улыбнулся в ответ старик. В этот момент его улыбка выглядела острой, как лезвие меча.

— Будда уже говорил, что убийство — не путь к решению проблем. Мы не можем убивать из страха перед другими. Но даже у самих богов есть свои ножи. Когда необходимо, они без колебаний пускали в ход свои ножи и убивали смертных. Если понадобится, я буду не против стать таким богом. — Во время ответа аура жажды убийства вырвалась из тела Фа Ин.

— Ха-Ха, убить Бога? К сожалению, у тебя недостаточно сил. Я, Бэйтан Игун, гарантирую от имени всего Клана Бэитан, что как только вы передадите Камень Будды, мы отступим сразу же. Мы также гарантируем, что не коснемся и пальцем Великой Династии Ци в течение следующих трех лет. Через три года, если Великая Династия Ци сможет посвятить свою верность Великой Северной Династии, я гарантирую, что не прикоснусь ни к одному волосу ваших народов. — Бейтан Игун громко рассмеялся.

— Я лучше умру стоя, чем буду жить на коленях перед тобой. — Как обычно, Фа Ин сохранил то же выражение лица.

— Раз уж ты так сильно хочешь умереть, то позволь мне исполнить твое желание. Я уверен, что найдутся люди, которые не хотят умирать в Великом Золотом Храме Будды. Я подумаю об остальном только после того, как убью тебя. — Бейтан Игун собирался действовать, как только закончил говорить.

— Помедленнее. К чему ты так спешишь? Ничего страшного, если ты чуть помедлишь. Вместо резни лучше сперва поговорим. — В этот момент Цин Шуй вмешался.

— Молодой человек, тебе здесь не место. Не пытайся нас прервать. Если ты будешь настаивать, я убью тебя. — Ответил ему старик в серебряном одеянии.

Цин Шуй перевел взгляд на другого старика. Он выглядел грубым, жестоким, но кожа на его лице была похожа на древесную кору. Огромные круглые глаза и густые, как железные иглы, волосы. Он выглядел так же, как жестокий мужчина лев.

— Если ты продолжишь угрожать, то веришь ли, что сотру тебя вместе с Кланом Бэйтан? — Слегка ухмыльнулся Цин Шуй.

Старик тупо моргнул. Как раз в тот момент, когда он собирался заговорить, его остановили старики рядом. В этот момент Бэйтун Игун собрался с мыслями и устремил свой взгляд на парня: — Я вот думаю, кто это у нас такой высокомерный. Так это ты. Мой Клан Бэитан пытался найти тебя. Удивительно, но ты появился сам по себе. Сегодня я сначала убью тебя, а потом отправлюсь на пять континентов, чтобы уничтожить членов твоего клана.

Первоначально Цин шуй все еще размышлял о том, как он должен решить проблему с Кланом Бейтан. Но сейчас все сложилось хорошо, так как он уже имел в виду, что ему следует делать. Когда человек убивает, он не должен проявлять милосердия.

— За свой приговор вы умрете, так как следует платить цену за обиды. — Спокойно ответил ему Цин Шуй.

— Несмотря на свой юный возраст, ты уже так высокомерен. Раз так, то давай проверим, чьи кулаки крепче. Если кто-то желает поскорее отправиться на небеса, какое у меня право его останавливать? Будешь драться или сбежишь?

Пока Бэйтан Игун говорил, то уже сделал шаг вперед.

— Брат, почему бы тебе не позволить мне сразиться первым? — Старик рядом с Бэйтан Игуном сделал шаг вперед.

Бейтан Игун ответил после некоторого раздумья: — Ну что ж, Ицзун, я позволю тебе сразиться. Сегодня, пусть они знают, что даже одного человека из моего Клана Бэйтан достаточно, чтобы прикончить их всех!

Бейтан Ицзун быстро встал посреди. В данный момент он стоял в воздухе, глядя на Великий Храм Золотого Будды, а также на Цин Шуя. Несмотря на то, что он не говорил, его намерения вполне очевидны — кто будет сражаться?

Фа Ин уже собирался выйти вперед, когда его остановил Цин Шуй: — Мастер, вы уверены, что победите? Почему вам не предоставить его мне?

— Вовсе нет. Но это первый бой, поэтому я должен бороться с ним, даже если это будет стоить мне жизни. — Твердо ответил Фа Ин.

Глядя на его решимость, Цин Шуй понял, что не сможет его остановить. Он вздохнул и медленно произнес: — Тогда будь осторожен. Пока дышите, я смогу спасти вас.

Хотя его слова могут показаться немного неприятными, Цин Шуй все еще считал необходимость сказать их. Он боялся, что Фа Ин будет бороться с мыслью о неизбежной смерти. Таким образом, ему будет трудно спасти его. Поэтому он сказал это как напоминание. Он был уверен, что Фа Ин определенно не желал сейчас умирать. Но если бы это означало умереть вместе с противником, то на такое он был готов решиться без колебаний.

Цин Шуй действительно восхищался людьми, которые не боялись смерти. Причина наверняка в том, что в своем сердце они ценили веру выше собственной жизни. Они считали таковое наследием.

Фа Ин кивнул: — Хорошо. Я все еще хочу увидеть, сможет ли Великий Храм Золотого Будды пережить этот кризис.

Фа Ин улыбнулся парню. Он сложил ладони перед ним и поклонился. Как только это произошло, Цин Шуй отступил в сторону.

— Мастер, будьте уверены, Секта Будды ждет только процветание. Вы должны остаться в живых и посмотреть на будущее сами. — Цин Шуй говорил уверенно.

Оружием Фа Ин являлся огромный посох золотистого цвета и длиной под метра три. Толщиной с руку взрослого человека. Как только в его руках появился посох, он уже повис в воздухе в тридцати метрах от Бэйтан Ицзуна.

Воинам с их уровнем развития пересечь подобное расстояние не составляло труда.

— Давай покончим с этим. Не говори, что я тебя запугиваю. Я уже дал тебе возможность сделать выбор. Вы сами ищете смерти. Не возлагайте потом вину на других. — Бэйтан Ицзун говорил очень высокомерно. Но перед Фа Ин он имел право вести себя высокомерно.

— Перестань искать отговорки для себя. Может быть, в глубине души даже вы сами считаете, что ваши поступки неуместны и что вы просто пытаетесь найти способ простить себя? — Неторопливо произнес Фа Ин. После этого он медленно покачал посохом со странной энергией. После он резко дернулся и быстро направился к Бэйтан Ицзуну.

Зачистка пересекает реку — Дьявольский Посох Ваджры Будды!

Цин Шуй никогда не ожидал, что Фа Ин на самом деле использует Дьявольский Посох Ваджры Будды. Кроме того, это был Четвертый Удар из Пять Парящих Волн.

Ударная мощь этого удара достаточно сильна. Он также обладал приличной скоростью. С текущей силой Фа Ин, он уже вытянул максимальный потенциал техники.

Бэйтан Ицзун сохранял то же самое выражение лица, наблюдая, как огромный посох обрушивается вниз. Он взмахнул правой рукой, а затем луч огромной Первородной Ци, сконденсировавшийся в огромные львиные когти, ударился о посох.

Взрыв!

Бам!

Бэитан Ицзун громко крикнул. Он продолжал наносить удары своим львиным когтем. Когда он снова сделал шаг вперед и протянул руку, два более крупных львиных когтя устремились в сторону Фа Ин.

Где бы ни проходили когти, они вызывали свирепые ураганы.

Алмазное Тело!

Золотой свет засверкал на теле Фа Ин. Он держал посох в руках прямо перед собой. Львиные когти уже оттеснили его назад. Но теперь на него неслись уже два таких удара. Мало того, они казались даже сильнее предыдущего.

Их разрыв в силе слишком велик. В битве больше не было никакого напряжения. Даже если он и владел Алмазным Телом, такой оборонительной боевой техники недостаточно, чтобы выйти из боя без повреждений.

Бам-Бам!

Фа Ин крепко держал посох в руке. Несмотря на это, его все равно отбросило назад, а самого его вырвало кровью. Два старых монаха быстро пошли вперед, чтобы поймать его. Они достали какие-то восстановительные пилюли и положили ему в рот. Цин Шуй также достал золотые иглы и быстро вставил тридцать шесть игл в грудь старого монаха.

Фа Ин получил травмы внутренних органов. Хоть Алмазное Тело и сумело сдержать большую часть урона, но органы все равно критически пострадали. Но пока он не умер, Цин Шуй мог спасти его

— Великий Мастер, остальную битву оставьте на меня. Определенно наступит день, когда Клан Бейтан и я должны решить наш конфликт раз и навсегда. Поскольку я уже появился здесь, то просто завершу то, что должен. — Сказал Цин Шуй, пытаясь стабилизировать состояние тела Фа Ина.

— Ну что ж, Господин Цин, извините за беспокойство.

Цин Шуй стремительно переместился и блокировал Бэйтан Ицзуна, что уже оказался рядом с людьми Великого Храма Золотого Будды.

— Позволь мне разобраться с остальными спичками. Я позволю вам начать первым. Не говорите потом мне, что я вас запугиваю. Или же, боюсь, больше шанса напасть у вас не появится. — Цин Шуй практически вернул слова Бэйтан Ицзуна ему же и обратно.

Оставить комментарий