Глава 832. Что Должен Делать Цин Шуй?

Сестра Юнь Дуань, вы не должны жертвовать своим будущим ради Гильдии Облачных Авантюристов. Даже если вы сделаете это, как вы только что видели, может ничего не измениться, — подойдя к Юнь Дуань, произнесла Лун Линъюнь.

Цин Шуй изначально считал, что Лун Линъюнь хладнокровна, но она была бледной в отличие от Юнь Дуань. Ей многого не хватало в темпераменте и ауре, что она испускала.

— Будущим? Хехе, у меня уже давно нет такого, — медленно ответила Юнь Дуань.

Она лишь взглянула на Лун Линъюнь, закончив говорить.

— Как такое возможно? Разве тот молодой человек из Города Небесного Зверя не влюблен в тебя, сестра? Не говори, что ты не нравишься ни одному из них? — Лун Линъюнь была сильно против замужества Юнь Дуань за того старикашку из Гильдии Могучий Тигр.

— Юнь. Взгляни, они оба действительно умерли, — удивленно произнес старец в серебристой мантии, заметив двух мужчин средних лет, убитых Цин Шуем.

Юнь Дуань увидела, что они оба и впрямь голые, так что больше ни разу на них не посмотрела. Но теперь ей пришлось заставить себя еще раз на них взглянуть. Хоть она уже и ожидала этого, но все же была сильно поражена.

— Цай Юн и Се Шуан были могущественными культиваторами Гильдии Авантюристов Могучий Тигр, и их можно считать видными людьми. Но эти двое были крайне развратными и делали все, не зная меры. Однако они все еще считались мощными культиваторами. Интересно, кто их убил.

— Пятый Старейшина, их убил этот дядя. Он также один из тех, кто помог нам в этот раз, — Лун Линъюнь поспешно представила Цин Шуя, когда услышала слова старца.

Цин Шуй стоял позади. Он знал, что ему придется столкнуться с этой женщиной. Было бы ложью сказать, что его эмоции не зашевелились, когда он вновь ее увидел, но прямо сейчас он не знал, как встретиться с ней.

Вероятно, справедливо сказать, что их судьбы глубоко переплетены, раз они вновь встретились здесь!

— Цин Шуй! Это ты?

В ушах Цин Шуя раздался привлекательный голос, который был слегка раздраженным, но все еще очень приятным на слух. И хозяйка голоса была прямо перед ним. Когда он поднял голову, в его глазах отразилось слегка радостное и красивое лицо.

Он уже однажды был пронзен ее мечом, и в этот момент Цин Шуй чувствовал, что между ними больше ничего нет. Даже если они встретятся вновь, то будут лишь чужими друг другу. Кроме того, еще один шанс их встречи почти невозможен.

Он не знал, когда она покинула Небесный Дворец. Прошло столько лет, а она все же смогла его узнать.

Сердце Юнь Дуань была в большом хаосе. Она отправилась на Континент Зеленого Облака, чтобы накопить опыта, и была спасена Кланом Фэн, когда была в опасности. Так она стала старшей в Клане Фэн. После этого она не захотела выходить за Фэн Уцзи, так что она могла лишь сделать беспомощный выбор, пересекаясь с Цин Шуем.

Она была не идеальной и, к тому же, ее история была весьма загадочной. Клану Фэн не стоило рисковать, поэтому он больше не имел к ней никакого отношения.

Тем не менее, у нее в голове часто возникали этот знакомый силуэт и та чудесная сцена. Она не могла контролировать свои воспоминания, но знала, что у них нет шансов встретиться еще, потому что он был на Континенте Зеленого Облака, а она – на Центральном.

Кроме того, она не ожидала встретить его вот так. С тех пор он сильно возмужал, а также теперь выглядел гораздо мягче. Хоть это лицо уже и утратило детские черты, ей все равно удалось узнать его с первого взгляда.

— Сестра Юнь Дуань, вы знаете его?

Настала очередь Лун Линъюнь удивляться.

— Он – друг, с которым я познакомилась, когда была на Континенте Зеленого Облака. Дяди, нельзя оставлять Ху Юаньцин в живых, — нахмурившись, сказала Юнь Дуань двум старцам.

— Не переживай, этот старик все зачистит, — усмехнулся Пятый Старейшина и подошел к Ху Юаньцин, чье лицо уже побледнело.

— Привет, мисс Юнь Дуань, — с улыбкой поздоровался Цин Шуй.

Он уже отринул прошлое и не стал на нем зацикливаться. Некоторые события нельзя контролировать. Ему пришлось изменить свое отношение и усердно работать, чтобы достичь сферы ‘наблюдения за честью и унижением, как цветы, расцветающие и увядающие во дворе, и не обращать внимания на постоянно изменяющиеся облака в небе’.

(англ.п.п.: Китайский рифмующийся куплет, означающий, что ‘если человек может смотреть на честь и позор так же, как на расцветающие и увядающие цветы, то его не так просто вывести из равновесия, что бы ни произошло, если человек может смотреть на славу и богатство так же, как на постоянно меняющиеся облака, то он сможет оставаться спокойным и невозмутимым’)

Юнь Дуань была поражена словами Цин Шуя, но быстро пришла в себя и улыбнулась.

— Привет, Цин Шуй.

Лун Линъюнь, казалось, о чем-то подумала, увидев их двоих вместе. Она тихонько отступила с улыбкой.

— У тебя все хорошо? — Цин Шуй действительно не знал, что сказать, и ему казалось, что его вопрос немного неуместен, когда он его уже задал.

— Да. А у тебя? Прошло столько лет. Ты по-прежнему в Небесном Дворце?

На лице Юнь Дуань промелькнул опустошенный взгляд, но она все же ответила с улыбкой.

Цин Шуй заметил это. Естественно, ему не нужно было видеть лично, чтобы понять, что с ней не все хорошо. В конце концов, он знал все о Гильдии Облачных Авантюристов, по крайней мере, большую часть. Человека, который смог подавить их, больше здесь не было. Она должна была объединиться с Гильдией Авантюристов Могучий Тигр, выйдя замуж, но даже так не было похоже, что это изменит ситуацию.

Когда он впервые встретился с ней, то был лишь учеником Зала Звездной Луны в Небесном Дворце с небольшой репутацией. Она покинула Небесный Дворец, так что, естественно, она не знала о текущей ситуации там.

— Да, я по-прежнему в Небесном Дворце, и я в порядке. Я совсем не ожидал, что ты с Центрального Континента, — с улыбкой отмахнулся Цин Шуй.

— Я уезжала набраться опыта и отправилась на Континент Зеленого Облака. Но тогда я попала в опасность и была кое-кем спасена. Я хотела уйти, но не хотела оставаться в должниках. Что насчет тебя? Что ты здесь, на Центральном Континенте, делаешь? Могу я чем-нибудь помочь тебе? — Юнь Дуань искренне посмотрела на Цин Шуя.

Он полагал, что они чужие и больше никогда вновь не увидятся. Но, встретившись вновь спустя все эти годы, они все еще могли вести себя, словно хорошие друзья. К тому же, Цин Шуй чувствовал ее искренность.

Пронзивший его тогда меч все еще был ярким воспоминанием. Хоть рана тогда была не глубокой, его сердце очень сильно болело. У Цин Шуя было тяжело на душе, но он не был достаточно безжалостным. Он не мог быть безразличным. У него тогда была одна ночь с Юнь Дуань. Даже если после нее они стали чужими, его сердце все еще болело, когда его пронзил ее меч.

Еще и поэтому он никогда не мог «обманывать прекрасных дам». Он просто не мог заставить себя быть бессердечным.

— Я здесь ищу один вид лекарственного растения, а также это возможность расслабиться. Они из Гильдии Авантюристов Могучий Тигр. У тебя какие-то проблемы? — Цин Шуй указал на место, которое было тщательно убрано.

— Все в порядке. Послезавтра будет моя свадьба с главой Гильдии Авантюристов Могучий Тигр. Приходи выпить стакан вина, если свободен, — усмехнувшись, Юнь Дуань покачала головой.

Он знал, что она делает это ради Гильдии Облачных Авантюристов. Но не знал, как оценить тех, кто жертвовал собой ради клана, так как и сам тоже был из таких людей.

И так как он тоже был таким человеком, то считал, что такие люди очень глупы. Он не мог не подумать, что такие люди не знают, как гнаться за собственным счастьем, так как были слишком многим скованны и не могли вырваться на свободу.

Но у всех было по разным причинам. Такие люди очень серьезно относились к делам семьи. Они были готовы пожертвовать собой, но не позволить близким и семье пострадать.

— Ты несчастлива, — прямо высказал Цин Шуй.

Они оба прекрасно понимали это глубоко внутри, произошедшее ранее было просто ошибкой. Но это уже произошло, и они также были похожи. Если бы они не встретились здесь случайно, то, вероятно, никогда бы не искали друг друга.

Эта встреча, казалось, заставила их обоих кое-что понять, но некоторые слова все же было трудно произнести.

У людей вроде них очень большое чувство самоуважения. Но Цин Шуй знал, что Юнь Дуань была гордой, а он – смиренным.

— Нет, я очень счастлива, — упрямо настояла Юнь Дуань.

Но в ее прекрасных глазах был слой тумана.

Никто не знал о боли в ее сердце. Ради ее отца и клана у нее нет другого выбора, кроме как сделать это. Она должна сделать это ради надежды. У нее даже нет никого, на кого она могла бы излить свои чувства. Многие родственники тоже не понимали ее и даже поздравляли.

Она не знала, почему ощутила такую обиду, когда увидела его сегодня. Она не знала, почему ему пришлось сорвать маску, что она с таким трудом старалась создать, и почему не позволил ей даже сохранить последние капли упрямства.

— Всем тяжело. У тебя все не настолько тяжко, так что ты можешь выбрать для себя другой путь, — с улыбкой произнес Цин Шуй.

Он наблюдал за этой упрямой, но красивой женщиной.

Он не говорил, поступает ли она правильно или нет. Наоборот, Цин Шуй считал, что она совершает великий поступок. Люди должны делать то, что уместно, и отметать то, что неуместно. Его сердце слегка ныло от ее настойчивости и усилий, но в то же время он считал, что она несколько восхитительна.

— Достаточно. У меня больше нет вариантов. Оставь мне хоть немного надежды.

Две слезинки пробежали по ее лицу, но она сразу вытерла их, заставила себя улыбнуться и усмехнулась.

Было бы здорово, если бы она вышла замуж за кого-нибудь еще. Хоть раньше она и была близка с двумя людьми, это была не любовь. Кроме того, было нормально ей выйти за кого-то замуж.

Но теперь, когда он знал, что ее принуждают к браку, он должен ей помочь, даже если это только из-за одной ночи, потому что теперь у него были способности это сделать.

— Неважно что, но мы знакомы. Прошло много времени с нашей последней встречи, давай считать это моим подарком для тебя. Почему бы тебе не позволить мне помочь? Ты не обязана выходить за него, — с улыбкой предложил Цин Шуй.

— Спасибо, Цин Шуй. Но хватит шутить, — Юнь Дуань покачала голову и засмеялась.

Цин Шуй понял, что она не верит ему. Она не собиралась шутить над жизнями ее клана и Гильдии Облачных Авантюристов.

— Ты считаешь, что Гильдия Авантюристов Могучий Тигр не узнает о произошедшем сегодня? Они так просто спустят это? Ты должна знать, как с таким разбирается эта гильдия, ведь так? — Цин Шуй сказал немного.

У него уже был продуманный план.

Юнь Дуань прекрасно поняла, о чем говорит Цин Шуй, но все еще держалась за надежду. Теперь, когда Цин Шуй озвучил это, она почувствовала, как ее надежда сразу потускнела.

— Вздох, я могу лишь ждать и наблюдать, — в хриплом, но привлекательном голосе была глубокая беспомощность.

Теперь уже все было убрано. Видя, как разговаривают Цин Шуй и Юнь Дуань, никто не подходил. Когда Юнь Дуань заметила это, то улыбнулась Цин Шую:

— Давай вернемся. Я угощу тебя каким-нибудь вином.

— Конечно, — Цин Шуй улыбнулся.

****

Несколько летающих зверей полетело к Городу Небесного Зверя.

— Дядя, откуда ты знаешь Сестру Юнь Дуань? — встав рядом с Цин Шуем, с улыбкой спросила Лун Линъюнь.

На обратном пути Цин Шуй ехал на звере Лун Линъюнь. Цянь Мо как обычно была тихой.

Быть названным «дядей» дамой с такой личностью было для него слегка неловко. Но это было ничто, когда он вспомнил, как его называют «Патриархом» в Небесном Дворце.

— Я особо не помню, — Цин Шуй рассмеялся.

— Хмык, моя Сестра Юнь Дуань такая красивая. Как ты можешь не помнить? Тогда расскажи мне, что у вас за отношения с моей Сестрой Юнь Дуань? Она никогда раньше не была так близка с мужчиной, -Лун Линъюнь продолжила расспросы.

Цин Шуй решил, что эту женщину действительно не стоит недооценивать. Судя по ее внешности, эта дама явно не была похожа на того, кому нравится допрашивать. Но, очевидно, он ошибался.

Оставить комментарий