Глава 837. Как горячим ножом по холодному маслу. Талисман Сердечного Токсина

Цин Шуй прекрасно услышал их разговор. Человек подтвердил информацию о том, что Ху Вэньлун был мертв. Важнее было то, что Ху Вэньлун погиб за считанные секунды. Если у Цин Шуя были способности убить его на месте, то Ху Юньлуну стало понятно, что и его Цин Шуй с легкостью пришлепнет.

— Эй, смотрите! Кто-то поджег Гильдию Авантюристов Могучего Тигра! Видимо, эти люди сильны, раз смогли! — раздались радостные возгласы.

Жители города не могли нарадоваться, глядя на пожар в ненавистной гильдии.

— Да! Подумать только, наконец, Гильдия Могучего Тигра попала в неприятности! Не терпится посмотреть на это шоу! — тут же подхватил кто-то другой.

— Они сотворили столько зла за эти годы, что это похоже на божий промысел!

— Эй, потише. А вдруг они победят в этой схватке, а потом узнают, что мы тут говорили? Они нас не пощадят! — быстро предупредил молчавший до этого мужчина средних лет.

***

— Какую месть ты задумал против Гильдии Авантюристов Могучего Тигра? — спросил Ху Юньлун, все еще не в силах принять тот факт, что Цин Шуй убил Ху Вэньлуна.

— Вы обидели мою женщину. Ну так что? Стоит мне вас всех уничтожить, как думаешь? — спокойно ответил Цин Шуй.

Ху Юньлун посмотрел невидящими от шока глазами на Юнь Дуань. Он никогда не слышал о том, что у самой красивой женщины города Небесного Зверя были какие-то романы. Он не ожидал, что она будет помолвлена с таким молодым, но уже могущественным воином.

Теперь-то стало понятно, почему ей не нравился ни один молодой талантливый мужчина в Городе Небесного Зверя, потому что все они ему и в подметки не годились. Может быть, она смотрела на этих высокомерных воинов, как на незрелых дурачков. А сам-то он тоже не был обладателем такой же силы.

Юнь Дуань снова задрожала, услышав слова Цин Шуя. Что он имел в виду? Что она была его женщиной?

Заявил он об этом громко и во всеуслышание, так что все вокруг поняли, что он имел в виду.

Что он делает? Объявляет об их отношениях? Юнь Дуань молча смотрела на него и не понимала, что происходит.

— А я что говорил? Как может такая красивая женщины быть одинокой? — кто-то воскликнул в толпе, услышав слова Цин Шуя.

— Точно. Только такой выдающийся воин достоин быть с ней. На этот раз Гильдия Могучего Тигра сделала неверный шаг, надавив на Облачную Гильдию. Ох, и шоу нас сегодня ждет! Не терпится посмотреть! — тут же ответил ему кто-то другой, радуясь нависшему над Гильдией Могучего Тигра мечу судьбы.

— Ян Лаосань, перестань так громко говорить. Что если члены Гильдии Могучего Тигра потом будут мстить? — снова посоветовал спокойный мужчина средних лет.

— Ха-ха… Ты не видишь, как их дома горят? Гильдии Могучего Тигра пришел конец! Этот человек не даст им спастись! — возразил ему Ян Лаосань с довольной улыбкой на лице.

***

— Я дам вам шанс сделать свой самый лучший шаг. Иначе вам вообще не удастся ничего сделать, — сказал Цин Шуй.

Это было сказано ни из безрассудства, ни ради справедливости. Просто так.

Взмахом руки он призвал Гигантского Бриллиантового Слона. Он хотел произвести впечатление, показав всю свою силу, чтобы никто не смел даже смотреть в сторону Облачной Гильдии после его отъезда, раз он пообещал Юнь Дуань, что они будут в безопасности. Кроме этого, никаких других намерений у него не было.

Ху Юньлун вынул меч. Это был длинный меч, переливавшийся зеленым светом. От него исходила такая аура, что казалось, будто этот меч был живым.

— Давайте нападем все вместе, убьем его! — внезапно взревел Ху Юньлун и бросился на Цин Шуя.

Каким бы потерянным ты ни был, надо было защищать свое достоинство и положение. И пусть всем уже было понятно, что они уже проиграли эту битву.

Цин Шуй спокойно отреагировал на это, вынимая Меч Большой Медведицы. Раз его противники напали первыми, ему не нужно было ничего обдумывать. Он произвел Комбинацию Меча и Шаги Облака Тумана вместе, идеально исполнив их в унисон.

*Бум! Бум!*

Гигантский Бриллиантовый Слон произвел Топот Мощного Слона. Здания вокруг стали быстро рушиться. Воздействие было таким мощным, что земля встала дыбом. Люди вокруг стали отлетать на сотни метров в стороны!

Жилет Семи Звезд!

Цин Шуй не стал вынимать Бога Грома, а сразу же активировал Доспехи Семи Звезд, чтобы защитить свои жизненно важные точки. Комбинация Четырех Движений Меча прекрасно продемонстрировала всю его ошеломляющую силу.

Шестая Волна Меча!

Не упустив возможности продемонстрировать эту технику, он одним движением уничтожил шестерых противников.

Шаги Облака Тумана делали его скорость похожей на демоническую. Он словно черт из преисподней передвигался с безумной скоростью, словно неуловимая тень. Противнику ничего не осталось, как принять удар, потому что отреагировать они просто не успевали. Через короткое время половины его соперников не было в живых.

Критическое Разрушение!

Без усиления от Бога Грома, способности Цин Шуя не превосходили силы его соперников, может, он был даже немного слабее Ху Юньлуна, но у него было много других способов расправиться с врагом.

Цин Шуй остановился. Убийство не было его конечной целью, но единственным способом положить конец этому делу. Юнь Дуань подошла к нему, а он повернулся к ней и сказал:

— Давай вернемся!

Юнь Дуань улыбнулась и кивнула, но вдруг…

— Ха-ха-ха…

Раздался громкий смех, разнесшийся эхом, полный презрения и безрассудства.

Цин Шуй быстро встал перед Юнь Дуань, закрыв ее телом.

На лице девушки появилась улыбка. Она не сводила глаз с Цин Шуя. Столько сюрпризов пережила она в один день, что ей хотелось обнять его. Она тут же смутилась и покраснела от этой мысли.

Неожиданный смех напугал многих. Даже дурак понял бы, что человек, который так смеется, был очень могущественным; хотя смех и раздавался за много сотен метров от них, он был пронзительным и громким.

Цин Шуй вынул Бога Грома, ничуть не паникуя, и стал ждать того, чей смех так напугал всех присутствующих.

Крепкий старик медленно приближался к ним. Одежда его была потрепанной, а волосы сбиты в кучу. Когда Цин Шуй увидел его поближе, он сразу все понял. Старик был культиватором, уединившимся от мира ради боевых искусств.

Лицо старика было исполнено горечи, когда он видел разрушения вокруг. И следом горечь на лице сменилась яростью. Он посмотрел на Цин Шуя с ненавистью и прорычал:

— Зачем ты это сделал?

— Потому что они заслуживают смерти! А ты кто такой? — ответил Цин Шуй.

Старик был гораздо могущественнее Ху Вэньлуна, поэтому Цин Шуй вынул Фиолетовый Божественный Щит.

— Они заслужили смерти? Ха-ха! Тогда и ты тоже! Я не знаю, кто я такой, но люди почему-то зовут меня Ху Ланша, — сказал старик, сверля Цин Шуя сердитым взглядом.

— Хм, Ху Ланша. Разве он не умер двадцать лет назад? — выпалила Юнь Дуань.

— Ты его знаешь? — спросил Цин Шуй, не поворачивая головы.

— Двадцать лет назад он был самым могущественным человеком в Гильдии Могучего Тигра. Он – отец Ху Вэньлуна и Ху Юньлуна. Когда он вернулся из Тигриного Ущелья с серьезными ранениями, ходили слухи, что он не смог выздороветь и умер. Я не знала, что он окажется в живых, — обеспокоенно сказал Юнь Дуань.

— Я был отшельником двадцать лет. Вот уж не думал я, что мою территорию разрушат до основания. Хорошо! Покажи-ка мне, на что ты способен! — сказал старик, вынул фиолетовый меч и взмахнул рукой, словно приглашая Цин Шуя.

*Рык!*

Вдруг гигантское дьявольское чудовище красного цвета появилось прямо над головой старика. Цин Шуй опешил на секунду и понял, что это был Четырехглавый Красный Цзяо.

Четырехглавый Красный Цзяо был одним из видов Фантастических Чудовищ. Будь это какой-то другой вид Четырехглавого Цзяо, Цин Шуй был испугался немного, но красные цзяо для него не были угрозой, потому что их специализацией был огонь.

А тело Цин Шуя обладало особенной сопротивляемостью огню, благодаря его первобытному пламени. Обычный огонь не вредил ему совсем. Однако это чудовище выглядело страшновато.

Четырехглавый Красный Цзяо был примерно четыреста метров в длину. В обхват он был как четыре хороших бочки для воды, а его тело полностью окружала огненная аура. Из четырех огромных страшных рога лился красный горячий пар. Воздух вокруг стал невыносимо горячим, так что многим, кто послабее, пришлось отступить.

Цин Шуй убрал свою Огненную Птицу, подхватил Юнь Дуань и запрыгнул на Гигантского Бриллиантового Слона.

— Молодой человек, слоника твоего мой Красный Цзяо уничтожит в секунду! — презрительно фыркнул Ху Ланша.

— А мне надо полсекунды, чтобы уничтожить твоего гигантского червяка! — рассмеялся Цин Шуй.

Он вызвал Фиолетового Соболя Десяти Тысяч Ядов для защиты Юнь Дуань и Громового Зверя.

Как только чудовища появились на поле боя, Ху Ланша прищурил глаз. Он был опытным дядькой, знал, что за дьявольские чудовища предстали перед ним. Он перевел взгляд на мертвых членов Гильдии Могучего Тигра. Что-то ему подсказывало, что все оказывалось не так просто, как он думал раньше.

— Имбецил!

— Ну давай, выходи навстречу своей смерти! — крикнул старик и, взмахнув фиолетовым мечом, ринулся на Цин Шуя.

— Помни, не спускайся ни в коем случае! — быстро сказал Цин Шуй Юнь Дуань и отступил назад.

Талисман Спускающихся Небес!

Гигантский Бриллиантовый Слон одновременно активировал Ваджра Подавляет Демонов!

Огненные Золотые Глаза!

Императорская Ци!

Эффект не заставил себя ждать.

Старик вдруг остановился. Цин Шуй тоже не двигался, ожидая, что старик будет делать дальше. Он смотрел на старика, стоявшего от него буквально в двадцати метрах.

Ху Ланша вздрогнул всем телом, меч в руках задрожал. Он не сводил глаз с Цин Шуя.

Его сила рухнула с девяти звезд до шести, даже до шести не дотягивала.

Когда человек терял больше трети силы, он само собой начинал паниковать от шока! А тут Цин Шуй подоспел с еще одним талисманом.

Талисман, который он еще не пробовал в бою.

Талисман Сердечного Токсина!

Цин Шуй рассмеялся, сжимая в руке Талисман Сердечного Токсина. Женщина на рисунке была по-прежнему соблазнительной. Он посмотрел на старика и подумал, насколько подействует — сердечная атака- на старика. Заставит ли он его скорежиться от боли своих старых ошибок и воспоминаний.

Когда Цин Шуй пробовал талисман на себе, он вспомнил всех своих женщин, перед которыми был виноват. Было даже и видения, что его якобы убивают Ди Чэнь и Ие Цзянъэ.

Так он обнаружил, что Талисман Сердечного Токсина вызывал эмоции жертвы и топил жертву в страхе. Галлюцинации были такими реальными, что любой человек, не обладавший мощной духовной энергией, мог просто-напросто сойти с ума.

Этот Талисман Сердечного Токсина мог оказаться исключительно эффективным в бою. Цена от даже легкого воздействия подобного рода могла быть высока – немедленная смерть. И избежать его воздействия было невозможно, разве что обладатель невероятно огромного количества духовной энергии мог справиться с ним.

Оставить комментарий