Глава 843. Медицинский Зал Поместья Тан. Поместье Тан?

Улица была очень длинной с чередой зданий по обеим сторонам. По дороге бежали повозки, запряженные ездовыми животными, постукивая мерно по булыжникам, обгоняя разношерстную публику, сновавшую по тротуарам. Кто-то шел в одиночку, кто-то прогуливался группками. Встречались семьи, пары, шепчущие всякие милости друг другу на ушко, искатели приключений…

Стоя в одиночестве, Цин Шуй не мог не вспомнить про свою семью и Юнь Дуань, которую он оставил всего пару месяцев назад.

— Дядюшка, пожалуйста, отвезите меня к самым крупным торговцами лекарственными травами.

— Хорошо! — отозвался кучер и припустил повозку.

Цин Шуй рассматривал из окна кареты широченную улицу, здания, быстро мелькавшие перед глазами, прохожих и другие повозки.

— Господин, мы прибыли!

Цин Шуй расплатился и сказал:

— Подождите здесь, вот, возьмите деньги. Возможно, мне придется поехать в другое место. Если я через час не выйду, можете уезжать.

На том и порешили.

Медицинский Зал Поместья Тан!

Поместье Тан?

Цин Шуй вдруг вспомнил о нескольких самых могущественных фракциях на Центральном Континенте: Секта Будды, Врата Демона. Поместье Тан, Гора Императорского Дракона, Небесный Город, Лунный Город…

Эти фракции не были на одном уровне, но составляли верхушку Центрального Континента. Особенно Секта Будды, которая считалась символом Центрального Континента. Это был великий клан с сильнейшим основанием и поддержкой. Говорили, что даже их дочерние секты были все исключительно могущественными.

Родители Хоюнь Лю-Ли находились во Вратах Демона. Цин Шуй прекрасно знал о том, какими могущественными были эти Врата, поэтому даже не думал о том, чтобы отправиться туда. Сегодня его интересовал пока только Медицинский Зал Поместья Тан.

Поместье Тан было единственным на Центральном Континенте, кто мог себе позволить использовать свое название в вывеске магазина!

Поместье Тан стояли на одном уровне с Вратами Демона, не уступая им нисколько. Цин Шуй постоял немножко, как в забытьи, и вошел внутрь. Медицинский Зал занимался в основном оптовыми продажами лекарственных средств, но при нем был и розничный магазин.

Однако медицинские залы такого уровня обычно вели очень обширный бизнес и занимали серьёзное место на рынке. Здесь и травы были лучшего качества, и возрастом выше 500 лет. бывали травы и 1000, 2000 и даже 3000 лет. Это и отличало обычную аптеку от медицинского зала, принадлежавшего какой-нибудь крупной фракции.

Цин Шуй вошел в магазин. Длина его превосходила двести метров в длину и ширину, как будто большой универмаг из его предыдущей жизни.

Посреди зала находилась платформа, покрытая золотистой тканью, на которой находились аккуратные полки, наполненные роскошными коробками разного размера. Вокруг полок стояло не меньше десятка культиваторов, которые охраняли товар.

Цин Шуй оглянулся и заметил, что за стойкой сидит старик и читает книжку. Человек был очень просто одет, но по одному его виду Цин Шуй знал, что этот эксперт был однозначно сильнее него.

Старик поднял голову и посмотрел на Цин Шуя взглядом, говорящим о том, что человек много думает. Когда его взгляд встретился взглядом с Цин Шуем, он на мгновение удивился, но быстро пришел в себя.

Цин Шуй почувствовал, что именно этот старик, а не молодые парни, был настоящим хранителем этого места. Те десять воинов лишь прикрывали вход.

Старик поприветствовал его и вежливо спросил:

— Чем могу вам помочь, господин?

— Мне нужна одна трава лекарственная, у вас здесь все есть? — спросил он.

— Ха-ха, не хочу хвастаться, но если вы не найдете растение в Медицинском Зале Поместья Тан, вы не найдете его больше нигде, — уверенно ответил старик.

Он и правда не хвастал. Цин Шуй кивнул с улыбкой:

— У вас есть Трава, Пронзающая Небо? Лучше всего, если ей будет по крайней мере 5000 лет.

Продавец стал вспоминать, есть ли у них Трава, Пронзающая Небо, и только потом до него дошло, какой возраст травы требовался Цин Шую. Он удивился. Он помнил все травы старше 5000 лет, имевшиеся в коллекции Медицинского Зала Поместья Тан, но Травы, Пронзающей Небо, среди них не было.

Подумав немного, продавец серьезно ответил:

— У нас нет лекарственной травы, которую вы ищете. Я считаю себя знатоком лекарственных трав, но никогда не слышал о той Траве, Пронзающей Небо, о которой вы говорите.

Цин Шуй был морально готов и к такому ответу, но все равно расстроился. Однако вдруг он подумал, что, возможно, в Мире Девяти Континентов эта трава называлась иначе, так что он быстро вынул бумагу и кисточку.

В алхимическом рецепте у него было не только описание Травы, Пронзающей Небо, но и рисунок ее прилагался. Жаль, что только Цин Шуй мог его видеть. Однако его навыки рисования достигли очень высокого уровня, нарисовать цветок по памяти не составит труда.

Когда он быстро набросал рисунок Травы, Пронзающей Небо, все вокруг удивленно вздохнули. Они не ожидали таких способностей от этого молодого человека. Трава на рисунке выглядела старой и крепкой, ее острые черты были четко вырисованы на бумаге. Однако от рисунка также исходило ощущение одиночества и мрачности.

— Лихо же ты рисуешь, парень! — сказал старик.

Он подошел поближе, положив книгу на прилавок. Не сдержался, подошел еще ближе и отвесил еще комплиментов таланту художника. Он понял, что недооценил этого посетителя.

— Господин, вы мне льстите! Я не заслуживаю ваших похвал! — улыбнулся Цин Шуй.

Вежливо ответил, потому что знал, что старик гораздо сильнее него.

— Заслужил-заслужил. Видал я художников, я и сам любитель порисовать. Не нужно скромничать. Значит, ты ищешь Траву, Пронзающую Небо? — спросил старик с улыбкой.

Цин Шуй не стал излишне скромничать, чтобы люди не подумали, что он притворщик. Он кивнул и сказал:

— Все верно, не подскажете, где ее искать?

Только старик собрался что-то сказать, как в магазин вбежал молодой человек.

— Дедушка, старший брат участвовал с кем-то в поединке, и ему попало в жизненно важный орган. Он вот-вот умрет!

— Сынок, прошу прощения, покину тебя на минутку, — сказал старик и собрался на выход.

— Разрешите пойти с вами. Так уж вышло, что я владею медицинскими навыками, — сказал Цин Шуй, отправляясь вслед за ними.

— Тогда я отблагодарю тебя, — сказал старик, взял своего внука за руку и вылетел на огромной скорости.

Скорость у Цин Шуя была приличная, но ему пришлось догонять старика. Они летели вдоль по улице и вскоре прибыли к роскошному особняку.

Цин Шуй прочитал вывеску. Вывеска со словами «Поместье Тан» выглядела не менее впечатляющей, чем предыдущая на медицинском доме.

Старик с внуком остановились у двери, тут и Цин Шуй подоспел. Он понимал, что, скорее всего, у старика все же была эта Трава, Пронзающая Небо, и его задача была раздобыть ее.

Хорошо, что Поместье Тан и Врата Демона принадлежали одному кругу. Это могло ему помочь в будущем. Сегодня уже подвернулся один удачный случай, значит, нужно было укреплять связи.

— Сынок, и ты заходи! — пригласил старик и исчез внутри двора.

Цин Шуй кивнул в ответ и последовал за ним. Так, пока его никто не развернул назад, уже хорошо. Цин Шуй восхищался спокойствию старика и умению общаться с людьми. Ведь старик был встревожен новостями о внуке, но при этом не забывал про незнакомца из магазина.

Некогда было Цин Шую разглядывать роскошный особняк, да и таращить глаза на здание — было бы показать неуважению хозяину дома.

Цин Шуй шел за стариком, думая о том, каким статусом в Поместье Тан обладал этот человек с солнечной аурой. Видимо, он знал много о травах и растениях, раз работал в магазине. Возможно, и сам был хорошим алхимиком.

Иначе тот юноша не прибежал бы за ним.

Пройдя по нескольким коридорам, они вышли на двор, где столпилось много народу. Увидев старика, все начали кланяться и приветствовать Пятого Мастера. Вокруг сновало множество людей, все куда-то спешили, входили на двор и выходили со двора.

— Расступитесь, дедушка здесь! — сказал молодой человек и побежал вперед.

Все стали расступаться, пропуская деда и Цин Шуя внутрь здания. Они прошли в комнату, наполненную слабым запахом крови и лекарственных трав. Посреди комнаты на кровати лежал бледный молодой человек и прерывисто и слабо дышал.

Вокруг него столпилось много людей разных возрастов. Какие-то пожилые люди несли аптечки. Молодой человек был примерно тридцати-сорока лет, его лицо было таким бледным, что казалось, что в нем не осталось ни капли крови. Глаза его были крепко закрыты, а одежда заляпана кровью.

Старик быстро подошел ближе.

— Пятый Мастер!

— Пятый Мастер!

— Дедушка!

— Отец!

****

— Отец, спаси Чун’эр! — сказала заплаканная женщина средних лет с очень красивым лицом.

С ней рядом стоял мужчина такого же возраста, который тут же одернул ее:

— Прекрати разводить панику. Разве отец не спасет его?

Старик сел и нахмурился, увидев состояние молодого человека, лежавшего на кровати. Он медленно проверил пульс раненого, дотронулся до его шеи. Подняв голову, он спросил:

— Кто это сделал?

Как только старик произнес эти слова, наружу вырвалась волна сильнейшей ауры. И только теперь Цин Шуй понял, насколько ужасающе сильным был этот старик.

— Кто-то с Горы Императорского Дракона! — вздохнул молодой человек, прибежавший за ним в магазин.

Цин Шуй стоял молча, удивленно наблюдая за происходящим. Еще одно название могущественной фракции. Оживленно было на Центральном Континенте, однако!

Услышав имя Горы Императорского Дракона, аура старика успокоилась.

— Внутренние органы у него сильно повреждены и смещены. Даже жизненная сила отрезана. Даже если найдете на Центральном Континенте лучшего алхимика, без чудесных лекарств не вернуть его к жизни. Больше способов спасти мальчика нет.

Уже двадцатый алхимик вынес этот приговор. Услышав его и от Пятого Мастера, все замолчали. Прекрасная женина разрыдалась.

Цин Шуй смотрел на молодого человека на смертном одре. Все было точно так, как сказал старик. У него не только внутренние органы были повреждены, а даже ни капли жизни не осталось внутри. Многие меридианы были переломаны.

Вот тогда старик заметил, что Цин Шуй внимательно смотрит на внука. Он вскинул брови и спросил:

— Сынок, а ты знаешь способ спасти его?

Цин Шуй уже подумывал об этом. Для такого явления, как Поместье Тан с его огромным медицинским залом, было естественно иметь то, что вернет человека к жизни. Однако, подумав об этом хорошенько, старик, не будучи главой всей семьи, с учетом огромного количества потомков в клане, решил не тратить сокровища, даже видя одного из членов клана при смерти. В конце концов, даже у такой фракции, как Поместье Тан, сокровища были лимитированы.

— Возможно, я не смогу вылечить его.

Услышав слова Цин Шуя, все замерли от удивления. Во-первых, никто и не догадался бы спросить какого-то постороннего молодого человека! Но подумать только! Этот юноша заявляет, что была вероятность не вылечить больного, когда как старик, занимающийся алхимией, обеспечивающий весь клан лечением много сотен лет, заявляет, что лекарства нет. Значит, у парня при смерти еще были шансы на то, чтобы выжить.

Удивленно помолчав немного, старик поднялся и сказал:

— Я бы хотел попросить у тебя помощи. Спасешь ты его или нет, я награжу тебя очень и очень щедро.

Оставить комментарий