Глава 908. Повсюду Красавицы. Улучшение. Беспокойство

Они входили и выходили из формации. Цин Шуй постоянно использовал Ступени Двойственности, догоняя Му Цин, увеличивая скорость и усложняя движения. Му Цин уворачивалась, однако, опасности подстерегали ее на каждом шагу. Если бы она сделала неверный шаг, то наступила бы на Ворота Смерти, и тогда неприятностей ей было бы не избежать. Случился бы какой-то природный катаклизм или обрушились бы непрекращающиеся атаки.

Му Цин была сосредоточена, но счастлива до ужаса. За такое короткое время она научилась делать удачные формации! Она научилась расположению предметов формации, а теперь еще и свободному передвижению внутри нее. Прошло всего два часа! А без умений и талантов это могло занять десятки лет.

Какое улучшение и какая радость для Му Цин!

После этого раунда она могла уверенно сказать, что знала формацию как свои пять пальцев.

Цин Шуй подумал, да и решил увеличить силу и подтолкнуть ее к опасным местам формации. Пока он рядом, можно было не бояться, что она поранится.

Однако, как только она оказалась там, возникла неожиданная для Цин Шуя ситуация. Она вдруг закричала. В ее очаровательном приятном голосе звучало такое удивление! Но каким же приятным и томным был ее голос!

А потом — как в тумане. Му Цин крепко обняла ее, в ухо зашептал голос, полный ужаса:

— Там столько лягушек…

Цин Шуй взглянул. Видимо, она попала во Врата Иллюзий Формации Двойственности. Повсюду были ядовитые существа: черви, змеи и множество разноцветных лягушек. Они выглядели отвратительно, даже самый большой смельчак бы испугался.

Он обнял ее и молнией вынес ее за пределы формации:

— Большая Мисс, все хорошо уже, можешь отпустить меня.

Цин Шуй знал, что попавшие в формацию легко пугались и не могли объяснить происходящее. Поэтому ему пришлось сначала выйти из формации, чтобы она знала, что все в порядке, и что это успех, так как она смогла защититься и увидеть врага.

Внутри формации было множество областей, цель которых была заманить врага в ловушку или убить его. Самое первое назначение формации – убить врага напрямую. Потом создающий формации мог использовать ее для того, чтобы самому добраться до врага, попавшего в ловушку. Сравнимая опасные и безопасные области формаций, создателю формации было легче действовать в опасных зонах. Например, такой областью в данном случае была зона с ядовитыми существами.

Эти существа были лишь иллюзией, но для того, кто был в ловушке, они казались настоящими. Никакого яда на самом деле не поступало, но сознание человека было замутнено. Если им казалось, что они окружены ядовитыми существами, что они их трогают, то такая цель была самой простой целью напасть и убить такого противника.

Поэтому нужно было научиться избегать таких областей или не вступать в контакт с иллюзиями.

— Не отпущу! — сказала девушка.

Она тихонечко приподняла голову и посмотрела на Цин Шуя. Лицо у нее улыбалось, на щеках появился румянец.

Видно было, что она вроде и смутилась, но и заигрывала с ним. Но что-то было в этом неестественное, как будто она заставляла себя, словно хотела ему что-то намекнуть.

От нее требовалось большое мужество, чтобы так себя вести.

Она обнимала его за шею. Ее лицо было близко-близко, сама она и вовсе прижималась к нему. Одежда у культиваторов всегда была тоненькой, он чувствовал тепло ее тело через юбку с узором феникса.

— Хорошо, только надо, чтобы другие не увидели, что ты себя так ведешь, — сказал Цин Шуй.

Сердце у него забилось. Абсолютная красавица, многогранная талантливая воительница вела себя, как испорченная девчонка в его объятиях. Да он бы солгал, если сказал бы, что ничего не почувствовал. Но, сказал он себе, он же не плейбой какой-нибудь, чтобы не пропускать ни одной красотки, встречавшей ему на пути.

Короче, он понятия не имел, что ему делать с этой женщиной. Тронуть сердце мужчины проще простого, иногда хватает мгновения.

Мужчины и женщины бывают похожи, да только вот женщины чаще хранят верность одному мужчине.

— Цин Шуй! — тихонько позвала Му Цин.

Ее сердце тоже быстро стучало, ведь она впервые в жизни обнимала мужчину. Она ужасно нервничала, потому что не ожидала, что этот день наступит.

На ее прекрасном лице читалось смущение. Она была так красива, что Цин Шую приходило на ум лишь одно слово «потрясающая». Он видел много красивых женщин, но тут он окончательно потерял рассудок. Дважды.

Му Цин была счастлива. Она конечно не понимала точно, что она чувствовала, но это было нереально здорово.

— Мисс Му, я тебе на самом деле нравлюсь? И как ты собираешься за меня бороться? Построишь замок для своего любимого? — спросил он.

— Что такое ты несешь? Какой замок… — сказала Му Цин, еще больше покраснев.

— У меня отсутствует самоконтроль. Если ты меня не выпустишь, я не смогу себя контролировать, — серьезно ответил Цин Шуй.

Однако он по-прежнему улыбался.

Он говорил правду. Он очень давно не спал с женщиной, поэтому его тело начало реагировать.

— Ну просто обними меня еще, — сказала Му Цин совсем тихо.

Цин Шуй замер. Вот куда дело зашло. Значит, стесняться не нужно было. Он прижал ее еще больше, и между ними сосем не осталось места. Он явно чувствовал ее упругую грудь. Но больше никаких движений он делать пока не стал.

Му Цин тихонько застонала и посмотрела на Цин Шуя опять.

— Девочка, у меня уже пять жен. Да и уеду я, когда дело закончу, — вздохнул он.

— Я знаю. В твоем возрасте еще бы у тебя не было женщин! Ты мне говорил, что у тебя уже много жен, я помню, — улыбнулась Му Цин.

Цин Шуй удивленно приподнял бровь. И правда, рассказывал он ей такое, а он уж и забыл об этом.

— Раз ты знаешь все, зачем делаешь это? — спросил он смущенно.

— А я впервые почувствовала что-то к мужчине. Более того, это чувство, оно какое-то странное. Мне все время хочется видеть тебя, мне кажется, ты мне нравишься. Я не хочу терять такую возможность, — сказала она, продолжая краснеть от стыда.

Вот это признание. Наверное, она долго собиралась с духом и подбирала слова.

Когда женщина делает признание, мужчина должен гордиться этим. Более того, она была абсолютной красавицей. Цин Шую хотелось сделать это с ней, но он не стал. Его просто раздирало от сомнений.

Он не любил Му Цин, но ему нравились хорошенькие девушки. Однако намерений собирать хорошеньких девушек у него не было. Женщины в его сердце были важнее, чем его собственная жизнь. Если его женщины окажутся в опасности, он пойдет их спасать, даже если умрет, спасая. Он искренне любил и уважал своих женщин. Он берег их как самое дорогое сокровище в своем сердце.

Мисс Му была хорошей девушкой. Он мог считать ее своим хорошим другом, но не более. Но она была ему очень полезной, как и он ей, и это чувство было бесценным.

— Я не люблю тебя, — выдохнул он.

Он сразу почувствовал, как она расстроилась. Словно он подвел ее этими словами. Чувство вины захлестнуло его.

— Если ты сказал, что любишь меня, ты бы не был Цин Шуем. Что мне в тебе нравится, так это то, что ты несешь ответственность за каждое свое действие, — сказала она с улыбкой и отпустила его.

— Пора мне, — продолжила она, потрогала его за лицо и улыбнулась.

— Выкидываешь меня, попользовавшись, да? — засмеялся Цин Шуй.

— Иди и убей себя, да? Кто же говорит такое? — возмутилась она.

Опыта с мужчинами, может, у нее и было мало, но она же не была дурочкой, которая ничего не понимает. Все же в книжках об этом тоже было написано, в конце концов.

— Есть дела поважнее сейчас. Позже поговорим об этом. Если ты почувствуешь, что больше не можешь сдержать, приходи и обнимай меня. Я всегда к твоим услугам и денег не возьму, — сказал Цин Шуй.

Он дразнил ее подсознательно. Слишком привлекательной она была, как бы ему не сорваться.

— Ты негодяй! Не веди себя так со мной, — сказала Му Цин слегка раздраженно и шлепнула его по плечу.

Она не ожидала такой фривольности от этого серьезного молодого человека.

— Ну, прости. Я не специально же, — тут же поспешил извиниться Цин Шуй, увидев, что Му Цин не на шутку смутилась и рассердилась.

— Хорошо, я просто пошутила, — улыбнулась она на виноватое лицо Цин Шуя.

— Давай продолжим лучше. Ты должна научиться пользоваться этой формацией в одиночку.

Он еще прошелся по всем позициям формации, объяснил, как себя вести с этими ядовитыми существами. Также он рассказал о других ситуациях, которые могли возникнуть в формациях. Потом велел вернуться внутрь и испытать все на практике.

****

В то же самое время остальные члены Клана Му тоже тренировались в поведении внутри Формации Тщательной Двойственности. По всему двору резиденции были расставлены формации. Только тренировка могла помочь им защититься и выжить.

Им нужно было научиться не делать их, а передвигаться внутри формаций и помещать Малые Формации Пяти Элементов. Они все работали над этим, отбросив все остальные дела. Изучение этих техник обеспечивало их выживание в будущем и позволяло увеличить силу всех членов клана.

Если им удастся выбраться из этого конфликта без существенных потерь, то не только клан Му, но и кланы Дун и Сунь станут гораздо могущественнее. Более того, они укрепят отношения между друг другом.

****

На Континенте Зеленого Облака!

Особняк в Небесном Дворце.

— Девочка моя, подойди, обними меня!

Хоюнь Лю-Ли сидела на коленках и протягивала руки маленькой девочке. Это была ее дочь, их с Цин Шуем дочка. Она уже начала ходить, а Цин Шуй так и не вернулся домой.

Малышка медленно сделала один шажок, как только увидела маму рядом, упала в ее объятия и звонко рассмеялась. Детский голосок зазвенел, услаждая слух.

Улыбка на лице Лю-Ли была словно распустившийся цветок. Она подхватила дочку и посмотрела ей в ее огромные глаза. Малышка протянула свои пухлые ручки и схватила маму за лицо.

— Малыш, иди к тете на ручки.

К ним подошла Цанхай Минъюэ. Она подхватила ребенка с рук Хоюнь Лю-Ли.

— А где Цзунь’эр и Инь’эр? — спросила та.

— Не знаю, куда убежали эти два хулигана. Ты называть ребенка собираешься, или мы так и будем ждать его возвращения, — спросила Цанхай Минъюэ.

— Никогда не поздно дать имя, просто я не знаю, жив ли он, в порядке ли. Просто хотелось бы знать, как он там, — сказала Хоюнь Лю-Ли с улыбкой, не скрывавшей волнения на ее лице.

— Прошло уже очень много времени. Он должен скоро вернуться. С его способностями он не пропадет. Перестань волноваться, — ответила Цанхай Минъюэ.

Она успокаивала Лю-Ли, а у самой тоже было неспокойно на сердце.

Оставить комментарий