Глава 927. Вражда с Фортом Ядовитой Горы. Новый Год. Предложение

Он собрал достаточно информации о Форте Ядовитой Горы за это время. Секта была похожа по своему поведению на Секту Небесной Тюрьмы. Люди, использовавшие яды, редко обладали хорошей репутацией среди других. И не станут приличные люди использовать силу, чтобы спровоцировать мастеров ядов. Очевидно, что Форт Ядовитой Горы обладали угрожающе большой силой в городе.

Дело было в том, что они использовали яды. Если бы не яды, то сила их была бы гораздо ниже. Возможно, как полагал Цин Шуй, они были почти такими же, как и нынешний Клан Му, с максимум двумя Боевыми Императорами пика первого уровня.

Вот только после встречи с ним они бы очень пожалели – как бы не повезло им со всеми их ядами.

Цин Шуй улыбнулся:

— Она – моя женщина. Тебе какое дело, что я вожу ее и покупаю ей что-то?

Му Цин покраснела от слов Цин Шуя, ей было очень приятно слышать их, так тепло и радостно стало на душе.

Гу Сун давно положил глаз на молодую мисс Клана Му. Когда он услышал, что «Секатор» из Секту Небесной Тюрьмы стал преследовать Му Цин, он отправился в Горы Пронзающие Горы. Он давно для себя «в тайне» решил, что эта женщина будет принадлежать ему.

В столице никто не посмел бы приударить за женщиной, на которую он, Гу Сун, мастер Форта Ядовитой Горы, положил глаз. Но потом он услышал о некоем молодом человеке, который приехал в Клан Му в гости, начал дружить с Му Цин, а потом его и вовсе шоком накрыло – этот юноша помог Клану Му уничтожить Секту Небесной Тюрьмы.

Но он все равно не верил слухам. Просто Старый Предок Клана Му умер, им нужно было как-то поддержать свою репутацию, иначе Клан Му окажется в опасности, вот и распространяли всякие слухи.

Может быть, этот молодой человек и был талантливым культиватором, но не настолько. Плюс Клан Му вступил в альянс с Кланом Божественного Меча, что подозрительно само по себе. Может быть, где-то в клане жил скрытый эксперт.

Гу Сун всегда считался самым сильным среди молодого поколения. Он был в тройке сильнейших даже без своих ядов. А с ядами ему даже Боевые Императоры начального уровня были нипочем.

Да, он был высокомерным, но считал, что имеет на это полное право!

Когда Цин Шуй заявил, что Му Цин – его женщина, Гу Сун аж перекосило, потому что он заметил, какой смущенной и счастливой была Му Цин. Он прекрасно разбирался в женщинах и сразу понял, что эти двое были парой на самом деле. Тот юноша оказался быстрее него.

Гнев заставил его задрожать. Многие боялись Форта Ядовитой Горы, но ему нельзя было ходить и убивать людей налево и направо. Яды, конечно, сильная штука, но чем сильнее культиватор, тем больше его сопротивляемость ядам. Плюс многие культиваторы носили приличные антидоты с собой или специальные аксессуары. В общем, не все было так просто.

Цин Шуй посмотрел на Му Цин. Та только моргнула ему в ответ своими прекрасными глазами цвета осени. Скажи ему раньше, что такая независимая талантливая утонченная женщина окажется такой миленькой, он бы не поверил. Это все равно, что та женщина из хрустального гроба начала бы так мило махать ресничками при встрече с ним.

Они оба перевели взгляд на Гу Суна. Тот просто полыхал от злости, ярость готова была выплеснуться из него через край.

У Цин Шуя было довольно острое духовное чутье, да и духовная энергия больше не была как прежде, так что он моментально почувствовал волну брутальной ауры, окатившей его.

Яд!

Волна ядовитой энергии рвалась прямо к Му Цин, а точнее – к ее Сережкам из Фиолетового Нефрита. Он знал, что все будет в порядке, они защитят девушку. Он посмотрел на Гу Сун и сказал:

— Яды не всесильны. Не беспокой меня и Цин’Эр. Иначе, пеняй на себя, если я поведу себя грубо.

Они пока не дошли до момента конфликта, поэтому Цин Шуй и не эскалировал ситуацию дальше. Кроме того, в его отсутствие Клан Му все равно сможет разобраться с Фортом Ядовитой Горы, потому что на их стороне уже был Клан Божественного Меча.

А вот Гу Сун не ожидал, что его яд окажется камнем, брошенным в глубокое море. Никакого эффекта, цель даже не почувствовала его. Видимо, его противник тоже имел дело с ядами или на них были сокровища, защищающие от них. Он замешкался. Он не был импульсивным человеком. Тем более, по этой ситуации он понял, что то, что ему говорили его старейшие, было правдой, поэтому он тоже решил не продвигать конфликт дальше.

— Мы ему не ровня. Не нужно устраивать проблемы для Форта ядовитой горы. Иначе мы отсюда живыми сегодня не уйдем, — прошептал ему один из спутников.

— Пойдемте. А с тобой мы еще встретимся, — сказал Гу Сун презрительно и удалился со своей группой.

Цин Шуй хотел было их остановить, но они были довольно могущественными культиваторами, он сам не готовился к битве.

— Кажется, они пока не собираются нападать на Клан Му, — сказал он Му Цин.

Клану Му нужно было еще немного времени. Тогда они вполне могли бы стать непобедимыми в этом городе. Да и с их текущей силой их не так-то просто было победить. Может быть, в ближайшие пару дней ему нужно будет оказать им еще какую-нибудь помощь в культивации.

— Что-то многовато народу в столице гоняется за Цин’Эр! — дразнил Цин Шуй.

Когда потенциальная опасность миновала, они с Му Цин решили вернуться. Настроение было подпорчено, и покупки уже не радовали.

— Этот Гу Сун за словом в карман не полезет, да и не добрый он, жестокий и безжалостный. Цин Шуй, будь с ним осторожнее. Боюсь, он не оставит это дело так, — с беспокойством в голосе сказала Му Цин.

— Не волнуйся. Верь в способности своего мужа, — ответил Цин Шуй и улыбнулся.

— Нет у меня никакого мужа, а ты – злюка, — сказала Му Цин, покраснела и сердито зашагала вперед.

Но на самом деле на лице ее была улыбка.

Когда они вернулись в резиденцию, уже стемнело, и небо разразилось множеством фейерверков!

Это был сигнал к действию. Со всех уголков города тысячи салютов взлетели к облакам, взрываясь и оставляя мириады огоньков.

Они остановились, задрав головы, и стали смотреть, как огни наполняют небо. Потрясающе. Как обычно. Яркие огни освещали лицо Му Цин, и в этот момент она была еще роскошнее и прекраснее.

Да только по сравнению с красотой Му Цин все эти салюты были лишь так, скромным украшением. Девушка поймала на себе восхищенный взгляд Цин Шуя. Волна радости снова окатила ее сердце. Видимо, он был не таким неприступным, как хотел казаться…

— Красиво же? — сказала она, взяв его за руку.

— Да, но ты красивее! — честно ответил он.

— Ах, значит, даже такой как ты умеет делать комплименты! — засмеялась Му Цин и потянула его за руку к воротам резиденции.

Все обступили их, когда они пришли в дом.

— Сестра Му Цин, вы вернулись!

— Брат Цин Шуй!

***

Му Цин замешкалась, попыталась отойти от юноши подальше, когда увидела приближающихся родственников, но Цин Шуй крепко держал ее. он не собирался скрывать их отношения. Раз он уже сделал дело, то значит, надо было двигаться еще дальше.

Перед своим отъездом он решил сделать Му Цин предложение руки и сердца и провести свадебную церемонию, чтобы в столице все знали, что она не свободна. Таким образом, это отпугнет хулиганов, потому что все были в курсе его силы.

Видя, как парочка держатся за руки, все вокруг хихикали и многозначительно улыбались.

— Хорошо, Брат Цин Шуй. мы как раз говорили, что в столице никто, кроме тебя, не достоин нашей сестры, — со смешком сказал один из молодых.

Он был младшим троюродным братом Му Цин.

Цин Шую ничего не оставалось, как засмеяться вместо со всеми. Этот мальчишка умел льстить, раз одним комплиментом порадовал и его, и ее.

— Брат Цин Шуй, когда ты разрешишь нам называть тебя зятем? — спросила Му Сюэ, тоже посмеиваясь.

— Ах, ты бессовестная, прекрати пороть чушь, — вспыхнула Му Цин.

У нее хоть и были интимные отношения с Цин Шуем, но связывать его она не собиралась.

— А вот я хочу сделать предложение сегодня, пойду к старейшим. Если получу благословение, то устроим свадьбу послезавтра, — серьёзно ответил он.

— Хорошо, я передам Третьему Дядюшке, — ответил троюродный брат и радостно побежал в дом.

— Отлично. Я был уверен, что Цин Шуй станет одним из нас…

***

Цин Шуй посмотрел на Му Цин. Та стояла с непонимающим видом.

— Я решил это в тот день, в формации, — тихо сказал он.

Му Цин рассердилась на него и отвернулась. Она надула свои аппетитные губки и стала еще прелестнее, прелестнее всех этих тысяч фейерверков.

В Клане Му только начинали зажигать салюты, когда Му Цин вернулась с прогулки. Все высыпали во двор, чтобы начать праздновать это прекрасное событие фейерверками, радостным смехом и безудержным весельем.

Два часа палили! Вплоть до праздничного ужина в честь Нового Года!

Люди всех возрастов собрались в большом зале, стало сразу оживлённо. Столы ломились от яств. Все было изумительно вкусно и изысканно приготовлено, словно от знаменитого шеф-повара. Это не удивительно, Клан Му был влиятельным и богатым, владел постоялыми дворами, ресторанами, так что свой шеф-повар жил в резиденции круглый год.

Цин Шуй тут же стал центром всеобщего внимания, учитывая его сообщение о предложении руки и сердца. Все смотрели на него, не отрываясь, что он сделал вывод, что молодой человек, троюродный брат Му Цин, умел быстро передавать информацию!

Все явно ждали объявления. Он медленно поднялся с места. Му Цянь сидел прямо напротив него.

— Старший, я бы хотел попросить у вас руки Му Цин, — сказал он.

Он не очень умел во все эти церемонии, так что пришлось собраться с духом, потому что он понятия не имел, как вообще люди просят руки. Логично, что он решил для начала обратиться к старейшим.

Му Цин так застеснялась, что опустила голову. Му Цянь развеселился, увидев реакцию дочери. Такая взрослая женщина, а ведет себя, как молоденькая девчонка. Он был счастлив за нее, как отец, но в душе конечно сопротивлялся этому. Все же его дочка улетает из-под его крыла.

Есть такое поверье, что дочь – это любовь отца из прошлой жизни. У отцов с дочерьми всегда особая связь. Любовь отца огромна как горы. Муж, которого выбирает себе девочка, всегда будет чем-то похож на отца. Девочка растет с отцом, значит, он влияет на нее своими словами и поведением.

— Я отдаю Цин’Эр в твои руки. Я счастлив. У меня нет особых требований, просто надеюсь, что ты будешь с ней хорошо обращаться, — сказал Му Цянь.

— Папа! — смущенно сказала Му Цин.

— Дядюшка, пока я жив, я не позволю, чтобы что-то плохое случилось с Цин’Эр, — честно пообещал юноша.

— Я всегда беспокоился, что Цин’Эр никогда не выйдет замуж. Теперь я спокоен, — усмехнулся Му Цянь.

Он был очень доволен тем, какого парня себе выбрала его дочь. Очень доволен.

— Папочка, я что, такая плохая что ли? — надула губки Му Цин.

Ее прекрасное лицо стало малиновым от смущения.

— Моя дочка – самая красивая и самая лучшая на свете. Давайте поднимем тост за нашу Цин’Эр и ее хорошего парня.

***

— Дядюшка, я приготовил подарки для вас для всех. Считайте их подарками к помолвке. Здесь есть кое-что для каждого в Клане Му. Это защитит вас от ядов и успокоит сердце. Носите их, и получите дополнительные эффекты, — сказал Цин Шуй, доставая большой сундук.

Оставить комментарий