Глава 943. Встреча. Причинить Душевную Боль Означает Подорвать Дух

Цин Шуй махнул Чи Фэн, Чи Ао и старику. Они поднялись в воздух и приземлились на спину Огненной Птицы. Внизу стояли три маленькие фигурки, которые все уменьшались и уменьшались, пока совсем не исчезли из виду.

Юй Хэ не видела Цин Шуя всего одну ночь, но ей он показался другим человеком. Она не знала, как описать это ощущение, но что-то изменилось. Ничего не происходило, он просто стоял рядом, но был другим.

Цин Шуй поразился ее острому чутью, когда увидел, что она, не отрываясь, с подозрением смотрит на него. Он улыбнулся и посмотрел на нее в ответ. Его взгляд был прямым и ясным, совсем не таким как раньше, когда он смотрел так, словно на его душе был тяжелый груз.

Огненная Птица летела над пустошью. Между Восточным Континентов Божественной Победы и Центральным Континентом лежала огромная пустошь, и лететь над нею нужно было довольно долго.

Шаги Девяти Континентов!

Шаги Девяти Континентов!

Цин Шуй дважды применил Шаги Девяти Континентов подряд. Однако никаких городов пока и в помине не было, одна лишь пустая земля.

Шел девятый день их полета над этими местами. Небо начинало темнеть.

Они летели над самым сердцем пустоши. Здесь их поджидали опасности. Они стояли, обнявшись. Они не были любовниками, но обнимали друг друга крепко-крепко.

Цин Шуй дал себе волю, по крайней мере, больше, чем раньше. Его ничто не сдерживало, нечего было стыдится по сравнению с прошлым. Отношения между мужчиной и женщиной идут из самой глубины их сердец, и если люди любят друг друга, то лишние мысли только мешают.

— Сестра Юй, как считаешь, мне везет? — спросил Цин Шуй с улыбкой и обнял Юй Хэ покрепче.

Он не нервничал, но чувствовал себя неловко. Они были очень близки все путешествие, но дальше обнимашек дело не заходило, такая теплая, душевная дружба.

Юй Хэ задрожала, подняла голову и посмотрела на элегантное и красивое лицо Цин Шуя. Он стал еще более зрелым, чем раньше, вся прошлая детскость улетучилась. Но глаза у него были темными и глубокими, но ясными, как и раньше.

Уголки губ у Юй Хэ поднялись вверх, но она ни слова не сказала. Улыбка говорила за нее сама. Цин Шуй же не был идиотом. Заполучить парня для такой, как она, дело плевое, она могла бы найти любого, который бы согласился на все ее условия. Но она оставалась одна до сих пор. И сколько бы он ни пытался ее понять, это для него оставалось загадкой.

— Не хочу, чтобы ты говорил так по каким-то иным причинам. Если я не в твоем сердце, то я предпочту продолжать жить в одиночестве, — сказала Юй Хэ и покраснела.

— У любви нет причин, нет поводов. Какими бы ни были причины, любовь остается любовью, — ответил Цин Шуй.

— Тогда скажи мне, что тебе во мне нравится? — спросила она и выжидательно посмотрела ему в глаза.

— Ты красивая, — с улыбкой ответил Цин Шуй.

— Это не в счет. Видала я твоих женщин. Со мной это не прокатит, — резко оборвала она.

— Ты очень красивая. Мне нравится твое упрямство и безрассудство. Ты всегда была в моем сердце, всегда, — вдруг серьезно ответил он.

Юй Хэ посмотрела в его ясные глаза и широко улыбнулась. Неожиданно она чмокнула его в губы и тут же оттолкнула с такой силой, что тот шлепнулся на землю.

— Я проголодалась, давай поедим! — звонко крикнула она.

А Цин Шуй только сейчас почувствовал мягкость этих губ, так что задрожал всем телом.

Здесь не было гор, лишь древний лес простирался по долине. В лесу было ужасно темно и ощущалось присутствие диких зверей.

— Хм, здесь кто-то есть!

Цин Шуй посмотрел на Юй Хэ и увидел, что девушка всматривается в темный лес неподалеку.

— Старший брат, мы, наконец, выбрались из этого ужасного леса. В этих диких местах даже женщин нет, — раздался звонкий голос.

— Третий брат, место очень опасное, следи за собой. И хватит все время думать о женщинах. Однажды ты погибнешь в объятиях женщины, — ответил ему глубокий и низкий голос.

— Третий Брат очень сильно сдерживается все это время. Старший брат сам запретил брать с собой женщин, я целый месяц уже женщину не трогал.

— Редко такое увидишь. Были бы мы в Небесном Городе, Третий Брат бы не смог и трех дней без женщины прожить. Нет предела человеческому терпению.

— Ха-ха-ха…

Раздался громогласный смех, который резко прервался. Перед путниками предстало двое. Луна светила очень ярко, и все вокруг было прекрасно видно.

Юй Хэ нахмурилась. Цин Шуй был спокоен, но он услышал название города. Видимо, эти путешественники были из Небесного Города.

К ним приближалась группа из пяти мужчин, за которыми шла еще одна группа из десятка воинов. Они шли пешком по пустоши, значит, они были не слабыми культиваторами. Они тоже заметили Цин Шуя и Юй Хэ, но только не замерли от шока, а радостно улыбнулись.

— Третий брат, какая встреча! Такая красавица в этих диких местах! Даже я больше не могу сдержаться. Говорят, лунная ночь больше всего подходит для убийства. Однако я не хочу убивать сегодня, слишком много грязи, — с улыбкой сказал худющий мужчина справа.

— Пятый брат, не нужно безрассудства, если мы будем рисковать, все можем оказаться в опасности, — взревел мужчина средних лет слева от него.

— Старший брат, они так молоды. Ну, какая у них может быть сила?

— Погодите, разве это не он разнес Постоялый Двор Восьмиугольник? — вдруг сказал еще один путник.

— Похож на портрет, да. Ну, раз он сам нам попался тут, значит, это и есть тот. Посмотрим, куда он на этот раз сбежит. Хватай его! Приведем его нашему правителю, пусть тот решает, что с ним делать.

— Только не вспугните его. Он отлично умеет сбегать. Хитрющий, послышался голос откуда-то из-за плеча Третьего брата.

Цин Шуй прикинул, что воины перед ним выстроились слева направо по возрастающей. Он с удивлением узнал в них людей из Секты Марионеток. Видимо, эти были молодым поколением, да и скорее всего лучшие из них.

Цин Шуй вспомнил, как он в отчаянии бежал от них, и присмотрелся к уровню их культивации. Будь это тогда, то ему бы снова пришлось бежать.

Но не сейчас. Сейчас они не представляли угрозы.

— Старший Брат, решено, эта женщина сегодня будет моей.

— Поговорим, когда схватим их, — раздался низкий голос.

— Пятый брат, я отдам тебе всех дома. Не дерись со мной за эту, — с нетерпением проговорил третий брат, обращаясь к пятому брату.

— И у тебя хватает совести приводить мне своих грязных вульгарных баб? Оставь их себе!

— Даже не знаю, что и лучше для вас, — взревел Цин Шуй на эти разговоры.

Он видел, как нахмурилась и помрачнела Юй Хэ.

— Ты мерзавец. Посмотрим, как тебе сегодня удастся бежать!

Они не знали, как ему удалось сбежать в прошлый раз, но сегодня они явно планировали не дать ему уйти.

— Зовите своих марионеток, иначе поздно будет, пожалеете, — отрезал Цин Шуй.

— В атаку! Хватай его, живым или мертвым! — крикнул мужчина слева и взмахнул рукой.

Он первым кинулся на Цин Шуя. Тот лишь покачал головой. Эти люди для него были как дети, которые только учатся ходить. Разница была не просто большой. Она была огромной. А те и не видели этого, ослепленные его возрастом и внешним видом.

Истинные Глаза Будды!

Цин Шуй смотрел на культиватора, стоявшего позади всех, у которого была довольно сильная аура. Он был Боевым Святым Третьего Уровня.

*Па!*

Раздался резкий звук, словно разбилась фарфоровая ваза. Все обернулись в сторону этого звука.

Человек был мертв, но стоял на месте, не двигаясь.

— Старик Ма, что случилось?!

— Старик Ма…

Все стали толкать его, кричать, но реакции не последовало. Холодок пробежал по спинам.

Цин Шуй и сам не ожидал, что Истинные Глаза Будды окажутся такими давящими. Он знал, что он нанес урон в самую душу этого культиватора.

Легенда гласила, что дух отделен от души эфирной и телесной. У эфирной души есть три части: небесная душа, земная душа и душа судьбы.

У телесной души семь частей: Тяньчун (Небесный пик), Линхуэй (ум), Ци, Ли (Сила), Чжуншу (Позвоночник), Цзин (Суть) и Ин.

Три части эфирной души также известны как Тай Гуан (Свет плода), Шуан Лин (Яркий дух) и Ю Цзин (Тихий Дух). Тай Гуан относится к энергии Ян и принадлежит небесам: Шуан Лин представляет изменения энергии Инь и относится к пяти элементам: Ю Цзин представляет собой одно из направлений энергии Инь.

Тай Гуан относится к жизни, когда он находится в теле довольно долго, человек чувствует себя отдохнувшим и вообще живет дольше обычного.

Ю Цзин относится к бедствиям и слабости. Эта часть заставляет потворствовать похоти и другим мирским желаниям, тонуть в разврате, истощающем сущность. Именно она заставляет человека чувствовать недостаток силы, слабость в почках, внутренних органах и меридианных каналах, которые и вовсе блокируются.

В трех частях эфирной души небесная душа представляет Ян, небесная душа – Инь, душа судьбы также представляет Ян.

Если нанести урон душе судьбы, то жизнь человека будет в опасности.

Истинные Глаза Будды целились прямо в душу…

Цин Шуй не знал, почему именно, может, из-за его добродетельной кармы, может, что уровень был низковат, но его техника наносила урон земной душе.

И все же он не ожидал такого мощного эффекта. Каждый раз, когда он использовал Истинные Глаза Будды, ему нужно было отдыхать и собирать силы заново. То есть нужно было восстановить баланс.

— Духовная атака! — закричал вдруг лидер группы.

Цин Шуй не думал, что они смогут распознать его атаку. У Боевого Святого Третьего Уровня не хватило сил сопротивляться его технике, несмотря на то, что она была лишь на малой стадии успеха.

Ему вспомнилась Мощь Птицы Рух. Сказать, что Истинные Глаза Будды атаковали душу, было бы неправильным, потому что это были лишь слухи. По сути техника атаковала духовную энергию, мозг и Дворец Нивань.

Считалось, что дух человека делился на три аспекта бессмертности (эфирных) и семь смертных аспектов (телесных), что означало, что Истинные Глаза Духа атаковали дух противника. Душа человека заключается в его духе, ранить душу означало нанести урон духу. Без духа какой бы силой ты ни обладал, ты будешь лишь как камень, который легко можно подвинуть в сторонку.

Этот момент оказался решающим для Цин Шуя – он постиг новое понимание атак духовной энергией. Мощь Руха и Истинные Глаза Будды были атаками на дух человека, как например в свою очередь Тайчи и Кулак Со Спиной были техниками кулачного боя.

Однако степень атак была разной. Мощь Птицы Рух была доминирующей, а вот Истинные Глаза Будды были сравнительно слабее. По крайней мере, это чувствовал сейчас Цин Шуй. Ему еще предстоит довести атаку на дух до мастерства, нужно было больше изучить вопрос. В конце концов, мало кто обладал серьёзными навыками в этой области.

Стоило лишь упомянуть атаку на дух человека, как всех просто паралич разбивал от страха. Такие атаки всегда заставали врасплох, только люди с мощной духовной энергией были способны выстоять под ударом. Воины с более слабой духовной энергией просто-напросто ничего не могли поделать, сколько бы они ни старались сконцентрироваться, чтобы справиться с атакой.

___________________________

Примечание переводчика:

Глава оказалась сложной для перевода из-за множества китайских терминов. Я сделал все, что мог, и максимально приблизил перевод к оригиналу.

Оставить комментарий