Глава 954. Внутри Девяти Дворцов Он Король! Мама!

Но сейчас он не мог даже отбиться. В промежутке он вытерпел не менее десяти ударов. И каждый удар отправлял Мо Цзытун в полет. Ему лишь единожды удалось контратаковать, прежде чем все повторилось, пока он больше не мог терпеть удары. Но не было смысла терпеть удары, так как он ни одной техникой не мог перевернуть ситуацию. Если бы не чудесные боевые доспехи на нем, то его бы уже давно ранили. Он мог использовать лишь абсолютную мощь в такой ситуации. Иначе он даже не сможет приблизиться к нему.

— Считаешь, стоит сражаться и дальше? — спросил Цин Шуй во время боя.

— Ты не можешь прорвать защиту моих боевых доспехов. Все еще трудно определить исход битвы!

Последней надеждой Мо Цзытун было состязание в выносливости.

— Интересно, твоя голова такая же прочная, как твое тело? — холодно произнес Цин Шуй, глядя на Мо Цзытун.

Если его противник не знает, когда стоит признать поражение, то Цин Шуй не прочь преподать ему урок.

Мо Цзытун понимал, что проиграл. Противник был снисходителен к нему. Но в такой битве он не мог использовать всю свою силу. Он был полностью побежден абсолютной скоростью противника. Он не использовал всю свою силу. Казалось, что его противник не использовал ни единой смертельной техники.

Поражение – это поражение!

— Старший У, я проиграл! — произнес Мо Цзытун, покачав головой старику.

У него на лице было опустошенное выражение. Его разнесли в пух и прах. Во Вратах Демона он всегда был образцом для подражания для своих сверстников, непревзойденным. Он возглавлял свое поколение. У него никогда не было неудач, и его слишком баловали. Просто его путь был слишком гладким.

— Теперь ты знаешь, что всегда есть кто-то, кто лучше тебя, независимо от того, насколько ты хорош. Ты мужчина, о чем там вздыхать? Все не так плохо. Теперь ты должен знать, что делать в будущем. Ты будешь смешон, если сломаешься из-за такой крошечной неудачи. Проигрыш ничего не значит. Поднимись и когда-нибудь в будущем верни свой пьедестал. Таков дух мужчины! — мягко посоветовал Старший У.

Для этого было не так много возможностей. Поэтому он хотел пробудить это “будущее Врат Демона”.

Мо Цзытун был потрясен. Это было опасно. Он чуть не пал от эмоции безнадежности.

Каждое из семи эмоций и шести чувств наслаждения контролировало существование человека. Неважно, вне себя ли от радости или в великой печали, они были вредны для тела. Чрезмерное всегда плохо. В конце концов, чрезмерные чувства могут привести к впадению в такой вид психического состояния, как попадание в ловушку печали и агонии.

Он жил в благоприятных условиях с юности, подобно лодке, плывущей от ветра вниз по течению. Внезапно поплыть против течения было неприемлемым для него.

Слова старика заставили его столь многое осознать. Он также понял, что такое скрытое благословение, так что его сердце быстро успокоилось.

— Давай сразимся еще!

Старик посмотрел в сторону Цин Шуя. Жажда битвы в его глазах была ошеломляющей.

— Ты мне не противник! Твоя сила не столь же могущественна, как твой рот! — Цин Шуй покачал головой и засмеялся.

Сила этого старика была лишь чуть более 2,000 звезд, но не более 2,300. На него не оказывали никакого давления, когда дело касалось такой силы.

Более того, он мог победить своего противника абсолютной силой. Достаточно было лишь Девяти Дворцовых Ступеней.

— Попробуй-ка это!

На этот раз старик прыгнул без долгих разговоров. Подобно Лазурному Ястребу он бросился к Цин Шую. Весь Меч Белой Кости был окружен впечатляющим ореолом. За ним тянулись хаотичные серые тени.

Цин Шуй нахмурился, ощутив от Меча Белой Кости нечто, похожее на Разъедающие Когти. Он пробурчал про себя о том, что столкнулся с еще одной бесчестной и жестокой техникой культивации.

Столкнувшись с таким, Цин Шуй должен был приложить лишь половину усилий, чтобы разобраться с ними с помощью нынешней Энергии Природы. Чем более жестоким было что-то, тем больше этого боялся обычный человек. Но с Цин Шуем это было бесполезно.

Цин Шуй тоже не собирался быть вежливым. Он до предела активировал Энергию Природы. Его фигура замелькала, как и раньше.

Девять Дворцовых Ступеней!

Он мгновенно появился справа за стариком. Старик держал меч правой рукой. Правая задняя сторона была для него самой неудобной. Несмотря на это, он все же быстро развернулся.

Яростный Удар!

Цин Шуй без колебаний выпустил эту тираническую атаку. В противном случае, между их силами была бы огромная разница!

Громко зашумел свет на Боге Грома Фиолетовой Звезды, похожий на фиолетовую молнию и гром. Он сразу же столкнулся с сияющим Мечом Белой Кости. Сила старика изначально была немного ниже, чем у Яростного Удара Цин Шуя. В дополнении к проблеме угла его сила слегка уменьшилась, когда он резко взмахнул мечом. Кроме того, Энергия Природы Цин Шуя могла сдержать его.

*Бам!*

Раздался шум. Казалось, сам воздух был отброшен от сильного столкновения. Волна ауры Ци, видимая невооруженным глазом, рассеялась. Лицо старика слегка побледнело, когда его отбросило назад. Цин Шуй улыбнулся и поднял ногу. Его тело мгновенно оказалось справа позади старика.

С Девятью Дворцами он был королем!

Яростный Удар!

Старика еще раз отбросило назад. Цин Шуй спокойно и уверенно сделал еще один шаг, как и обычно. Неважно, насколько велико расстояние, казалось, будто он мог пересекать его в мгновение ока. Конечно, так казалось другим. Но, по мнению Цин Шуя, это расстояние все еще было в пределах Девяти Дворцов.

Чем больше расстояние во время Девяти Дворцовых Ступеней, тем больше была бы скорость. Сила врагов, вошедших в Девять Дворцов, тоже была бы отчасти затронута. Одна лишь скорость не давала им перевернуть ситуацию. Не говоря уже об остальном.

Он последовательно выпускал Яростный Удар. Хотя этот удар много потреблял, Цин Шуй все еще мог себе это позволить. Он спокойно выпустил четвертый Яростный Удар.

Старик выплюнул свежую кровь, когда его отправили в полет обратно к его людям.

— Не то, чтобы я не осмелился убить. Просто все еще есть определенные моменты, которые я хотел бы прояснить. Уходите! В ближайшем будущем я навещу Врата Демона, — вяло произнес Цин Шуй, глядя на них.

Все люди из Врат Демона молчали. Они ожидали многих исходов, но не такого. Поэтому вокруг него начали вспыхивать голоса, так как все его насмешливые замечания достигли их ушей. Это было прямо как ножом по сердцу. Но теперь никто не знал, кто это сказал. Было очевидно, что тот, кто осмелился произнести такие слова, тоже не боялся Врат Демона. Врата Демона были очень грозными. Но было много и тех, кто был сильнее их.

— У всех свои ограничения. Не думайте, будто Врата Демона непобедимы. Запомните и пока не приходите снова, чтобы выкопать себе могилу. В следующий раз я могу и не быть столь терпеливым! — Цин Шуй встал и ушел, как только закончил эту фразу.

Ни один человек не посчитал слова Цин Шуя высокомерными, так как тот смог запросто победить Мо Цзытун и старика. Кроме того, казалось, будто он победил их небрежно. Из какого же клана этот выдающийся молодой человек…?

Выражения лиц людей из Врат Демона изменились, когда до их ушей дошла дикая догадка. Они возненавидели Секту Марионеток. Когда они увидели людей из Особняка Тан, а также некоторых людей из грозных сект, то сразу же покинули сцену. Оставаться здесь было бы для них лишь унижением.

— Младший брат! Счастливого пути! Я не буду провожать тебя! — Тан Удэ улыбнулся Цин Шую.

— Позаботься о себе, старший брат! — Цин Шуй помахал, запрыгнув на Огненную Птицу.

Было неизвестно, когда они теперь еще увидятся. Он еще раз помахал рукой, когда силуэт Тан Удэ скрылся вдалеке. Цин Шуй изначально не хотел, чтобы тот провожал его, но Тан Удэ настаивал, пока он не собрался покинуть Столицу Центрального Континента.

Цин Шуй не был уверен, будут ли Врата Демона его останавливать. Если бы не Хоюнь Лю-Ли, Цин Шуй точно ранил бы не только старика, как поступил сегодня. Он слышал, как Мо Цзытун ранее называл его Старший У или Пятый Старейшина. Неважно, кем тот был, этот старик не должен быть человеком Врат Демона.

Судя по силе этого старика, у него должен быть какой-то статус во Вратах Демона. Цин Шуй ранил своего противника только по этой причине, а не потому, что боялся своего противника. Он теперь совсем не опасался Врат Демона. Никто не сможет остановить его, если он захочет уйти.

Дальнейший путь был очень спокойным. Город Дуаньму уже был в поле зрения. Цин Шуй чувствовал, что Леди Дуаньму была самым сложным и проблемным человеком. Даже если бы это произошло в прошлом мире, это все равно был очень особый случай. Если бы Цин Шуй и Леди Дуаньму поменялись полом, то в его прошлом мире все было бы нормально.

Цин Шуй, который раз уже переродился, мог принять любые неприятные факты. Но Леди Дуаньму не могла освободиться от оков, что она наложила на себя.

На этот раз была лишь одна ошибка, которую он совершил, так как у него не было другого выбора. Поэтому Цин Шуй дал принять решение самой Леди Дуаньму.

Прошло немало времени с момента их последней встречи. Он даже уже и забыл, сколько прошло времени, но все еще мог запросто найти место. Кажется, Резиденция Дуаньму стала процветать еще больше. Цин Шуй тоже очень обрадовался.

Возможно, это было давно, и Цин Шуй немало изменился с тех пор. Возможно, еще и потому, что стражники больше не были теми же, что раньше. Цин Шуя остановили, когда он подошел к входу в Резиденцию Дуаньму.

— Сэр, вы кто? Это Резиденция Дуаньму.

Может быть, они смогли понять, что Цин Шуй не обычный человек. В конце концов, его отношение и испускаемая аура обескуражили их. Поэтому они спрашивали вежливо.

— Я бы хотел встретиться с Леди Дуаньму, — ответил Цин Шуй, прежде чем подумать.

— Кто вы? Какое у вас дело к мадам? — вышел мужчина немного постарше и вежливо задал вопрос Цин Шую.

Едва ли кто-нибудь стал бы так искать мадам в Городе Дуаньму. Они или заранее отправляли приглашение, или мадам заранее сообщила бы им, кто придет.

В этот момент остановилась роскошная карета. Затем из нее вышла потрясающая женщина в голубом платье. Цин Шуй с первого взгляда узнал в этой женщине Дуаньму Линшуан. Но она уже не была такой же холодной, как раньше. По сути, у нее на лице даже была небольшая улыбка. Но Цин Шуй взглянул на ее руки.

Она обнимала ребенка. Ребенку было несколько месяцев, и он был таким же хрупким, как хрусталь. После вышел плотный и крепкий мужчина.

— Линшуан, давай я понесу ребенка.

Дуаньму Линшуан счастливо улыбнулась и передала ему ребенка.

— Будь осторожен. Не порань нашего ребенка еще раз.

— Не пораню!

Мужчина улыбнулся и осторожно взял ребенка, словно это сокровище.

У Дуаньму Линшуан на лице была очень теплая улыбка. Когда она обернулась и увидела улыбающегося ей Цин Шуя, то остолбенела. Она долго смотрела на него.

— Ты же Цин Шуй! — с сомнением произнесла она.

Цин Шуй улыбнулся и кивнул.

— Мисс Линшуан! Я так рад видеть тебя!

На самом деле, Цин Шуй был очень удивлен, что у Дуаньму Линшуан уже есть ребенок, но не слишком. Он никогда и не думал, что Дуаньму Линшуан влюбится в него. Тогда это просто была шутка. Более того, прошло уже столько лет, а она не становилась моложе. Он не был уверен, что женщина будет реветь, чтобы он женился на ней, когда она его только встретила. Казалось, она подозревала, что может даже больше не увидеть его за всю оставшуюся жизнь.

Оставить комментарий