Глава 956. Элегантность тоже может быть в крови. Клан Лэй?

Раз уж Цин Шуй это сказал, то Леди Дуаньму и Дуаньму Линшуан нечего было добавить. Они посмеялись втроем и отправились к отдаленному маленькому двору.

— Я просто посмотрю со стороны! — сказал Дуаньму Линшуан с улыбкой и посмотрела на малыша, сидевшего у нее на руках.

— Хорошо, лучше не пугать ребенка, — сказал Цин Шуй и погладил малыша по голове.

Ху Яньлинь весь вспотевший усиленно тренировался на лужайке. Цин Шуй и Леди Дуаньму подошли к нему поближе.

Кулак Свирепого Буйвола!

Цин Шуй легко идентифицировал технику кулачного боя. Эта техника была известной многим, потому что это была одна из самых простых техник. Однако для Яньлинь это была самая подходящая техника, потому что его уровень культивации был невысоким. Кроме того, основной целью его тренировок была закалить тело и кости, и Кулак Свирепого Буйвола существовала как раз для этих целей.

Мышцы на теле Ху Яньлиня были хорошо развитыми, сильными, но не выпирали наружу. Он выглядел просто сильным мужчиной.

Тяжело пыхтя, он бил кулаками. Каждый удар был серьезным и отточенным.

— Ты не держишь циркуляцию Ци и дыхание. Остановись. Иначе все твои тренировки бессмысленны, — раздался голос Цин Шуя, прервав занятие.

— Мама, Мистер Цин! — поприветствовал Ху Яньлинь.

Цин Шуй был счастлив. На лице этого парня была такая простая и честная улыбка. Ему было нелегко. Он женился на Дуаньму Линшуан, а с его силой было непросто даже просто выжить в этом мире.

Если Цин Шуй не ошибался в своих предположениях, то эту парню пришлось несладко. Многие наверняка нападали на него. Если он отступал, то его считали трусом, тряпкой. Если бы он не выдерживал провокации противников, не терпел всяческие унижения, если бы не сдерживался, кровь приливала бы к его голове, то ничего, кроме смерти не ожидало его.

Кажется, его положение было тяжким.

Цин Шую казалось, что на плечах этого парня был тяжелый груз.

Поэтому он усердно трудился, терпел боль. Упасть на дно и потерпеть унижения ненадолго – нестрашно. Если человек поднимается на вершину, через год, десять лет, сто лет, он забудет все унижения, через которые ему пришлось пройти. Обиды прошлого лишь закалят характер и расширят понимание вещей.

А люди по своей природе узколобы. Они видят только настоящее. Не важно, какая слава была у человека в прошлом, стоит ему все потерять в настоящем, стоить сглупить, он тут же теряет всю ценность в глазах окружающих.

Поэтому Цин Шуй восхищался этим человеком. Он хорошо относился к близким людям. И если он знал, что важный для него человек был в опасности, он превращался в бесстрашного волка.

— Если ты не против, я научу тебя еще одной технике кулачного боя. Она посильнее Кулака Свирепого Буйвола, — предложил Цин Шуй.

Ху Яньлинь замешкался. Он был довольно упрямым, не любил никому быть должным.

— Яньлинь, послушай его. Я думаю, тебе нужно сказать спасибо Цин Шую, — улыбнулась Леди Дуаньму.

Он понимала, что ей нужно было сказать свое слово, иначе ее зять будет противиться предлагаемой помощи.

Принять предложение Цин Шуя теперь было легче теперь. Когда она услышала то, что он сказал ранее, она тоже многое поняла.

Не нужно отказываться от доброй воли других людей. Конечно, осторожнее нужно быть с помощью, которая имеет под собой скрытый мотив. Чаще всего важно помнить о том, как использовать помощь человека, чтобы крепко встать на ноги. Ведь сила — это страховка. Тут и от тех, у кого были скрытые мотивы, тоже можно было принять помощь, тогда не будешь чувствовать себя обязанным. Нужно было думать только о том, как поскорее найти точку опоры и встать на ноги.

— Спасибо, Господин Цин, — рассмеялся смущенно Ху Яньлинь и почесал голову.

— Да, пожалуйста. Только смотри внимательно! — сказал Цин Шуй и тут же приступил к демонстрации Кулака, Соединённого Со Спиной.

Его движения были медленными, но мастерскими, оставляя глубокое впечатление у зрителей. Каждое движение в этой технике было видно словно в медленной съемке.

Закончив один раунд, Цин Шуй тут же начал новый. На этот раз он замедлился еще больше и объяснял свои движения словами.

Ци из Даньтянь, соединяешь энергию через спину…

Напрягаешь обе ноги, переносишь весь вес на правую ногу, резкое движение левым плечом вниз…

И так несколько раз, пока он не остановился, наконец, и не посмотрел на Ху Яньлинь:

— Попробуй теперь сам.

— Хорошо! — подхватил Ху Яньлинь.

Голос у него звучал еще повеселее. Он начал тренировку. Все-таки он был культиватором пика Боевого Короля. Его поза Ци была яростной и крепкой, но он делал паузы между движениями. Потом он все же взял себя в руки и повторил полный раунд. И на этот раз его движения были уже более плавными. У Кулака Со Спины не было много вариантов и стилей, Цин Шуй показал примерно с десяток раундов от начала до конца. И Ху Яньлинь повторял их терпеливо и без остановок. Он решил продемонстрировать пятнадцать раундов в знак уважения Цин Шую.

Во время последних раундов Цин Шуй временами вставлял свои замечания, говорил, когда выпускать силу, показывал важные места и еще по мелочи, на что нужно было обратить внимание, движение энергии в меридианах и прочее.

Через двадцать раундов Ху Яньлинь начал видеть очевидные преимущества этой техники. Даже энергия и кости в теле претерпели небольшие изменения.

Эффект закалки тела в этой технике был немедленным. Ху Яньлинь закончил тренировку и с благодарностью посмотрел на Цин Шуя, но ничего не стал говорить. Потому что благодарность словами не выразить.

Цин Шуй не стал его учить Кулаку Тайчи. Свирепой силы Кулака Со Спины было больше, чем достаточно для укрепления тела и костей мужчины. Мягкая и подавляющая техника Тайчи ему меньше подходила.

— Приходи сюда завтра с утра. Я научу тебя еще кое-чему, — сказал Цин Шуй.

У него родился план научить его Форме Тигра и техникам молота. Он планировал развивать и продвигать Форму Тигра, поэтому обучал ей всех желающих и заинтересованных.

— Господин Цин, у меня не хватит слов, чтобы выразить свою благодарность, — серьезно сказал Ху Яньлинь.

— А мы тут поесть собирались, не хочешь? — сказал Цин Шуй, глядя в небо.

— Хочу еще позаниматься Кулаком Со Спины. До меня долго доходит. Надо ковать железо, пока горячо, так что я прошу прощения, — сказал Ху Яньлинь, почесав голову, и поклонился Цин Шую.

— Да, все нормально. Подходи, спрашивай, если что-то не понятно.

— Хорошо!

Оставив Ху Яньлиня заниматься с еще большим усердием, Цин Шуй и Леди Дуаньму ушли.

Дуаньму Линшуан наблюдала за сценой издалека с радостной улыбкой на лице. Она очень хотела, чтобы ее муж стал сильнее. Но в то же время она боялась, что, став сильнее, он изменится. Потом она подумала о нем и его характере и рассмеялась над своими опасениями. В этом отношении он никогда не изменится, не зря же она его выбрала.

***

Завтрак закончился только к обеду.

— Цин Шуй, пойдем, я покажу тебе Город Дуаньму! — предложила Леди Дуаньму, когда слуги убрали со стола посуду.

— Конечно! — радостно согласился Цин Шуй.

Дуаньму Линшуан покинула их, потому что ей нужно было заниматься ребенком. Обычно в больших кланах у детей всегда была нянька, но Дуаньму Линшуан предпочитала делать все сама.

Цин Шуй подумал о том, что и его женщины сами занимались своими детьми. А ведь Клан Цин можно было считать большим кланом, по крайней мере, они могли себе позволить нанять няню.

В Городе Дуаньму!

Цин Шуй бывал здесь лишь проездом. Наконец, ему довелось хорошенько взглянуть на окрестности. Улица неподалеку от Резиденции Дуаньму считалась самой процветающей улицей в городе. И она была даже шире основных дорог.

По ней спешили повозки, роскошные и изысканные. По сторонам дороги стояли бесчисленные поместья и коммерческие здания. Люди разного толку ходили по тротуарам: торговцы, культиваторы, разносчики, простолюдины и сыновья богатых семей.

Глядя на зрелую и грациозную женщину рядом с собой, Цин Шуй чувствовал полное умиротворение. Он никогда не думал, что настанет этот день, но также не знал, что ждет их в будущем.

Цин Шуй вертел головой по сторонам и расслабленно осматривал толпу. Ему не нужно было беспокоиться ни о чем. Ничто здесь не задевало его и не беспокоило.

— Здесь всегда оживленно? У них есть свой социальный круг, они всегда заняты своими делами. Но в конечном итоге зачем все это? — задумчиво сказал он, медленно шагая рядом с Леди Дуаньму.

— У каждого своя миссия. И каждый находится в постоянном движении, что эту миссию выполнить. Разве ты сам не этим же занимаешься? — тихо ответила дама, подумав немного.

— Да, так и есть. А какая миссия у тебя, Жуянь? Не скажешь? — спросил он, улыбнувшись, и посмотрел прямо в прекрасное лицо Леди Дуаньму.

Та вздрогнула. Второй раз он назвал ее по имени.

Она помолчала немножко, а потом со вздохом ответила:

— Чтобы Линшуан была счастлива и ни о чем не волновалась.

— Ну, это уже достигнуто. Еще что-нибудь? — с улыбкой сказал Цин Шуй, бросая взгляды на женщину.

— Все! — ответила она с улыбкой, повернувшись к нему.

От ее ослепительной улыбки у Цин Шуя перехватило дух. Она была так прекрасна, как прекрасен внезапно расцветший цветок. Поразительно прекрасна.

Когда он снова поднял голову, она была уже в паре шагов от него, по-прежнему улыбаясь ему неописуемо прекрасной улыбкой. Она была настолько очаровательной, что казалось, это исходило от самой глубины ее души.

— Жуянь…

— Цин Шуй, ты сказал, что не будешь заставлять меня, — перебила его Леди Дуаньму.

— Конечно, не буду, смущенно ответил Цин Шуй и потер нос.

— Вот и хорошо. Пойдем, еще кое-что покажу! — радостно ответила Леди Дуаньму, заметив его смущение.

Он пошел было, но только чуть не стукнулся о ее спину. Она внезапно остановилась. Впереди за ними наблюдали трое людей.

И тут он понял, что и сегодня расслабиться не получится. Удивительно, очередное совпадение?

***

Впереди их поджидало двое старцев и молодой человек. Цин Шуй нахмурился, почувствовав их силу. Неужели в Городе Дуаньму существовали такие культиваторы?

Боевые Святые пикового уровня!

Конечно, это относилось к двум пожилым культиваторам, стоявшим чуть позади юноши.

Когда он в последний раз виделся с Леди Дуаньму, ее сила составляла около 5000 стран. Сейчас и ее сила была на пике Боевого Святого. Скоро должен был состояться прорыв. Ее сила была чуть больше одной звезды. Но один из этих имел силу больше трех звезд, а другой – больше четырех.

С каких это пор в Городе Дуаньму появились такие эксперты? Но ведь он давненько здесь не был. Сила Леди Дуаньму удвоилась, естественно, что и другие могущественные фигуры появились в этих местах.

И что-то подсказывало Цин Шую, что пришли эти трое отнюдь не с самыми добрыми намерениями.

— Они из Клана Лэй, недавно переехали в Город Дуаньму. Не нужно с ними связываться, Клан Лэй очень могущественный, — тихо предупредила Леди Дуаньму Цин Шуя.

— Леди Дуаньму, какое совпадение! — сказал молодой человек из клана Лэй, подойдя поближе.

Он тут же просканировал Цин Шуя.

— Добрый день, Молодой Мастер Лэй! — тихо поприветствовала Леди.

По ее тону было не совсем ясно, было ли это сказано интимно или холодно. Такой уж загадочной она была всегда.

Цин Шуй смотрел на этого молодого человека, а молодой человек шарил глазами по груди леди Дуаньму. Руки Цин Шуя медленно свернулись в кулаки.

— Мадам, вы приняли решение? Можем ли мы оба владеть Горой Нефритового Дракона? Мадам, вам стоит написать мне, — сказал молодой культиватор с довольно средненькой силой, кстати, глазами буквально пожирая Леди Дуаньму.

Оставить комментарий