Глава 960.2. Услуга. Психологическая атака. Вечер перед отъездом

Через 15 минут Ху Яньлинь успокоился. Из тела перестал исходить серый туман. Его лицо засветилось от смущения, когда он увидел Цин Шуя, стоявшего рядом с довольной улыбкой на лице.

Он подошел к Цин Шую, поклонился ему уважительным поклоном, как положено, под прямым углом, и сказал:

— Никогда не смогу отплатить за ту доброту, которую вы показали мен сегодня, никогда до конца своей жизни.

Цин Шуй чуть не расхохотался над всей серьезностью этого человека. Он протянул руки, заставил его выпрямиться и ответил:

— А я и не жду от тебя благодарностей. Ты же муж Линшуан, а Линшуан – дочка Леди Дуаньму. Все очень просто.

Ху Яньлинь был простым человеком, но не глупым, однако. Он понял, что имел в виду Цин Шуй, и принял помощь как должное.

И несмотря на это он все прекрасно понимал: не будь этих дам, он никогда не встретил бы человека такой силы, никогда бы не получил такой помощи в прорыве на уровень Боевого Святого, никогда бы так быстро не перешел в новую сферу.

— Господин Цин, я знаю, что мне нужно сделать, — сказал он с глубоким уважением.

Несмотря на слова Цин Шуя, ничто не поменяет его уважение к нему

— Я слышал, у тебя оружие – молот, — сказал Цин Шуй, продолжая посмеиваться.

— Да, мне кажется, молоты бьют мощнее всего, — быстро ответил Ху Яньлинь.

— Тогда это – тебе! — сказал Цин Шуй и протянул ему Бога Грома.

— Это…

— Будь мужиком и возьми! — улыбнулся юноша.

Ху Яньлинь взял в руки Бога Грома и замолчал. Он не сказал слова спасибо, но его глаза говорили все за него. Он испытывал такую благодарность, что слова ее просто не выразили бы. Он сразу почувствовал экстраординарную силу этого оружия. Мощная аура буквально ворвалась в его тело, наполняя его взрывной энергией, которая волнами потекла по венам.

Удвоение силы…

— Осторожнее, время мое здесь ограничено, так что сколько ты успеешь усвоить – зависит от тебя, — сказал Цин Шуй, кивнул Леди Дуаньму и Дуаньму Линшуан и подозвал их подойти поближе.

Раскрытие Техники Тысячи Ударов Молотом!

Цин Шуй стал демонстрировать технику и тщательно объяснять каждое движение. Ушло около часа на объяснения, а Ху Яньлинь тут же пытался все повторить на практике. Небо стало совсем светлым, пора завтракать. Однако никто о еде и думать не мог, все смотрели, как Цин Шуй объясняет Технику Тысячи Ударов.

— Я научу тебя еще Форме Тигра. Леди Дуаньму и Мисс Линшуан тоже хорошо бы посмотреть, в будущем пригодится.

Два часа прошло, Цин Шуй стал учить их Форме Тигра. Учиться ей было просто, но ухватить суть и приспособиться к движению ногами было труднее. Он повторял ключевые моменты по несколько раз, демонстрировал форму еще и еще, чтобы все четко запомнили. В итоге он вынул шелковую сумочку и протянул ее Леди Дуаньму.

— Там внутри есть кое-какие полезные штуки. Пока прибереги! — сказал он с улыбкой.

Та подошла ближе, взяла сумочку и, подняв голову к небу, сказала:

— Давайте вернемся и все-таки позавтракаем. Уже поздно!

***

В Клане Дуаньму был повод для праздника, потому что они забрали себе в трофеи все, что принадлежало когда-то славному Клану Лэй. Атмосфера в резиденции и за ее пределами была довольно оживленной. На каждом углу, в каждом доме обсуждали новости о Клане Дуаньму. Силу общественного мнения нельзя недооценивать, и буквально за несколько часов о сложившейся ситуации знал каждый в Городе Дуаньму.

Когда человек достигает Дао, даже его животным позволено подняться с ним на небеса. Цин Шуй хоть и не был членом Клана Дуаньму, публике было все равно. Все видели, что Цин Шуй делал все ради Леди Дуаньму. Но никто не знал об их отношениях, об интимной связи зрелой женщины и молодого человека.

— Цин Шуй, ты уезжаешь?

Они стояли на вершине горы недалеко от Города Дуаньму. Леди Дуаньму почувствовала, что он скоро собирается в путь, ведь дела все были сделаны.

— Мы с тобой одинаково мыслим. Ты сразу поняла, — сказал Цин Шуй, повернувшись к ней.

На очаровательном лице этой элегантной женщины не было и следа возраста.

Кожа ее была нежной, как светящийся нефрит, с особым сиянием, способным завоевывать сердца мужчин. По ее внешности можно было сказать, что ей было от силы 30 лет, если судить по привычным стандартам его прошлой жизни.

Цин Шуй стал вспоминать бессмертных, древних, словно старые демоны, но прекрасные, словно юноши в самую пору цветения. Духовный Ци Мира Девяти Континентов был таким насыщенным, что люди не старели. Цин Шуй набирал силу и постепенно привыкал к этому. Сохранить вечную молодость можно при наличии навыков и культивации определенного уровня. При выполнении условий можно было 200 лет подряд выглядеть молодо и быть бодрым безо всяких усилий.

Когда Леди Дуаньму поймала на себе пристальный взгляд Цин Шуя, она быстро отвернулась в смущении.

— Не надо стесняться! — сказал Цин Шуй.

Он был буквально в нескольких сантиметров от ее прекрасного лица. Румянец вспыхнул на ее щеках, и от этого сердце юноши запрыгало от возбуждения.

— Цин Шуй…

— Я скоро уеду. Но перед этим я хочу свою награду. Я выиграл спор, — сказал он, словно не услышал ее призывов оставить ее в покое.

— Какую награду ты хочешь? — тихо спросила Леди Дуаньму.

Ее не беспокоило, что их застанут за этими разговорами, да и не было никого поблизости. Хотя какой-нибудь случайный прохожий и мог оказаться свидетелем их интимных разговоров. Но и это нисколько ее не волновало.

— Поцелуй. Хочу, чтобы ты меня поцеловала! — сказал он, дразня ее и не переставая пялиться.

— Ну, Цин Шуй…

— Если нет, то тогда я сам тебя поцелую. Выбирай. Ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал или ты меня поцеловала? — спросил он, потянулся к ней, взял за подбородок осторожно, но дерзко и поднял ее лицо к себе.

Сердце у него бешено стучало, хоть между ними уже был секс, но это было так давно. Даже несмотря на то, что между ними уже все было, духовно они не были связаны. Тогда это было лишь сплошное расстройство и ошибка, которую он никак не мог исправить.

Но теперь-то все было иначе. Они оба становились друг другу ближе, узнавали друг друга, подсознательно соединяя сердца. Дразнить эту зрелую элегантную женщину с такой дерзостью и фривольностью тоже требовало от него большой смелости. Тревога и волнение смешались в нем…

Он не убирал руку, поглаживая ее подбородок большим пальцем. Он видел едва заметные ямочки по сторонам ее манящих губ, он видел, как дрожит ее тело, ее полузакрытые веки, из-под которых были видны увлажненные глаза, как подрагивают ее роскошные ресницы, и не смог сдержаться. Оглушенный громким стуком собственного сердца он приблизился к ней для поцелуя.

Оставить комментарий