Глава 969. Хорошо дома. Дочка Цин Юй

Ха-ха… На самом деле, я знаю особенный безопасный маршрут. Он чуть дальше, но зато безопасный, — с улыбкой предложила Ди Цин.

Цин Шуй немного нахмурился:

— Ты слишком смелая. Не боишься встретить каких-нибудь могущественных дьявольских чудовищ?

— Ну, у меня есть пара тузов в рукавах, так что я смогу защитить себя, даже если на пути повстречаю опасность, — с улыбкой ответила Ди Цин, достала фарфоровый бутылек и встряхнула его.

— Что это? — спросил Цин Шуй, не понимая, чем поможет ей фарфоровая бутылочка, когда она встретит серьезную преграду в виде дьявольского чудовища.

— Это Порошок, Отпугивающий Зверей. Когда встречаешь сильное дьявольское чудовище, нужно посыпать порошком свое летающее чудовище. И тогда твой зверь начнет излучать мощную ауру, которая отпугнет большинство свирепых чудовищ. Однако эффект имеет ограничения, — сказала Ди Цин и протянула бутылек Цин Шую.

Цин Шуй встряхнул его и открыл крышку. Он сразу же почувствовал сильный волнующий запах. Не противный, но не из приятных. Вдруг он улыбнулся.

— А ты сама знаешь, что в нем содержится? — вдруг спросил он.

— Нет. Я купила его на аукционе, и недешево. И осталось совсем немножко, — ответила Ди Цин, не понимая, к чему клонит Цин Шуй.

— А хочешь узнать? Я смогу его сделать сам, как только у меня будут все ингредиенты, — сказал Цин Шуй и протянул бутылочку обратно.

— Конечно! Скажи скорее! — вдруг оживилась Ди Цин.

— На самом деле, все просто. Это лекарство делится на два класса. Например, тот, что у тебя, сделан из костного порошка, крови, фекалий, мышц и жизненной эссенции дьявольского чудовища пикового уровня Боевого Святого, — со смешком объяснил Цин Шуй.

— Фу, гадость какая! — вскрикнула Ди Цин и бросила бутылку обратно в руки Цин Шую, как будто это был ядовитый жук какой-то.

— Ну, ладно тебе, что уж ты так бурно реагируешь. Это не грязные вещи, все они очищены и, по сути, представляют собой настоящее сокровище, — сказал Цин Шуй, ловя бутылку на лету.

— Зря ты мне это рассказал все. Мне теперь неприятно от одной только мысли, что я ношу с собой всю эту гадость, — надулась Ди Цин.

Цин Шуя развеселила ее реакция. Странно вообще видеть такие милые шалости от дамы с таким суровым характером, как Ди Цин. Впервые он увидел такое поведение от нее, но это не удивило его – они же теперь были любовниками.

Это был ее способ покапризничать. Цин Шуй вдруг подумал о том, что сказала ему Хай Дунцин. Хоть девушки и капризничают, у нее не было человека, с которым она могла бы капризничать. До определенного момента. По крайней мере, на несколько дней она могла себя вести, как девочка, рядом с ним…

Цин Шуй не мог не вспомнить и о Леди Дуаньму. Когда он впервые побывал в Городе Дуаньму, то Клан Цзинь все еще жили там, но сейчас их там уже не было. Он думал о том, как устала Леди Дуаньму. Он тоже устал, но у него была мать и дети. Всякий раз, думая о доме, все внутри у него наполнялось теплом и весь труд, который он вкладывал в свое дело, явно стоил того. Это как для Леди Дуаньму ее поддержкой всегда была ее дочь, Дуаньму Линшуан.

— Цин Шуй, ты, наверное, радуешься, что скоро будешь дома! — сказала Ди Цин, видя задумчиво-счастливое лицо мужчины.

— Да, очень!

Прошло полдня, и Огненная Птица уже летела над территорией Континента Зеленого Облака.

Небесный Дворец находился на востоке континента, так что туда было совсем немного лететь. Через два часа Огненная Птица остановилась у подножия Горы небесного Дворца. Несмотря на волнение, Цин Шуй не стал лететь сразу на вершину. Он мог бы, но решил этого не делать, а успокоиться и подняться на гору пешком.

Они с Ди Цин пошли по каменный ступеням, и всякий раз, когда их встречали ученики Небесного Дворца, они уважительно здоровались с ним.

Цин Шуй улыбнулся и кивнул. Каждый раз, когда они встречали учеников, Ди Цин давилась со смеху: ее очень забавляло, что такого молодого человека называют Патриархом.

Очень скоро они прибыли в резиденцию Клана Цин. Добрались быстро, потому что, к счастью, на пути Цин Шуя никто не останавливал с разговорами.

Не успел он подойти ко входу, как из ворот вышла изящная малышка. Она выглядела словно вырезанная из нефрита искусная скульптурка, в своей ярко-розовой одежде и высоко заплетенными волосами. Ей было чуть больше двух лет. Она смотрела на Цин Шуя своими огромными глазами с нескрываемым удивлением.

Цин Шуй не мог понять – когда этот ребенок появился в его семье. Прошло три года с момента его отъезда, его детям должно было быть сейчас по семь и пять лет, однако он чувствовал, что эта девочка тоже имела к нему отношение, потому что она немного была на него похожа и еще на кого-то, в ней были знакомые черты.

Яркие глаза девочки были хитрыми и игривыми. И тут вышел еще один человек, вернее сначала раздался голос, а потом вышел и владелец этого голоса, вернее, владелица.

— Малышка, не спеши…

И тут она увидела Цин Шуя.

Тот все понял. Пока его не было, у него родился еще один ребенок, и этот ребенок как раз научился бегать…

— Мама!

Увидев Хоюнь Лю-Ли, девочка тут же побежала к ней и попросилась на ручки.

Хоюнь Лю-Ли подхватила ребенка и подошла к Цин Шую. Ди Цин смотрела то на ребенка, то на Цин Шуя попеременно с удивленной улыбкой. Потом она подошла к девушке поближе и сказала:

— Лю-Ли, у тебя уже такой взрослый ребенок, а папаша-то, кажется, и не в курсе.

— Лю-Ли! — радостно сказал Цин Шуй.

Он подошел к девушке и взял ее за руку, а второй рукой попытался взять на руки дочку.

— Уааааааа!

Малышка обхватила маму за шею и разревелась. Цин Шуй почесал нос и отступил смущенно. Однако руки Хоюнь Лю-Ли не отпустил.

— Малышка, не плачь. Это же твой отец! Поздоровайся с ним! — сказала дочери Хоюнь Лю-Ли.

Девочке было чуть больше двух лет, и она умела немного разговаривать. Дети всегда побаиваются незнакомых людей и начинают плакать. Однако у Цин Шуя была Энергия Природы, поэтому такие ситуации были редкостью. Большинство детей не рыдали, когда он обнимал их. Он не ожидал, что его дочь не даст взять себя на руки.

Услышав слова Хоюнь Лю-Ли, малышка подняла голову и посмотрела на Цин Шуя. Цин Шуй тоже улыбнулся и посмотрел на нее. Он был счастлив, что у него теперь была еще одна дочка, да еще и с Хоюнь Лю-Ли. Он же знал, что Хоюнь Лю-Ли давно хотела ребенка.

— Ты кто такой? — спросила она приятным детским голоском.

Обычно детки здороваются, когда им велят, или вообще не разговаривают. А эта сразу расспрашивать начала.

Цин Шуй был счастлив.

— Я – Цин Шуй. ты можешь называть меня так, Цин Шуй. А ты кто такая? — спросил он с улыбкой.

Пффффффффффф…

Ди Цин и Хоюнь Лю-Ли расхохотались. Раздались еще голоса. Цин Шуй поднял голову и увидел Цанхай Минъюэ, Ие Цзянъэ и Ши Цинчжуан.

За ними стояла его мать и еще кто-то из клана.

Цин Шуй потер нос и поздоровался.

Сначала он подошел к Цин И. Она даже не изменилась, как ему показалось. Какой он помнил ее, такой она и была. Все та же умная женщина, больше всего повлиявшая на Цин Шуя. Она была его якорем, точкой опоры, маяком для его души.

— Мама! — он обнял ее, словно был маленьким ребенком.

Цин И радостно улыбалась.

— Старшая сестра! — сказал Цин Шуй и обнял Цинцин.

— Отец!

***

Цин Шуй наклонился и подхватил на руки Цин Янь и Цин Мин. Им было уже больше пяти лет. Поцеловав каждого, он вынул несколько Плодов Множества Ароматов и раздал им.

Потом он подхватил Цин Цзунь и Цин Инь. Этим было больше семи лет, и Цин Шую они уже показались незнакомыми детьми. Все-таки дети быстро растут. А у этих была еще и особенная структура тела, и гены, так что было понятно, что они в будущем станут исключительными как внешне, так и в культивации.

Им он тоже раздал плоды. Они же были тоже совсем маленькими, но вместе с фруктами эти ребята получили по небольшому Фиолетовому Нефритовому Мечу.

— Отец!

Настала очередь обнимать Луань Луань и Юйчан. Они выросли, но для Цин Шуя они всегда будут детьми. Когда-то давно в его жизни появилась Минъюэ Гэлоу, неся на руках Юйчан, которая была на грани смерти… Когда он встретил Луань Луань, ей было всего около четырех лет. С ней уже тогда были три дьявольских чудовища уровня Сяньтянь. С тех пор прошло восемнадцать лет.

Когда он уехал, Юйчан провели церемонию совершеннолетия. Прошло три года, ей должно было исполниться 20. Когда они только встретились в Городе Сотни Миль, она была совсем малышкой.

— Брат Шуй, теперь, когда у тебя есть жены и дети, ты совсем обо мне позабыл! — надула губы Цин Бэй.

— Иди сюда, маленькая Бэй важнее всех для меня.

***

Увидев Ие Цзянъэ, Цин Шуй обнял и ее. Она была его самой первой — женой, а Луань Луань – самой старшей дочерью…

Когда Цин Шуй обнял ее, он почувствовал, как напряжение спало. Потому что очень скоро он сможет отправиться с ней к Хребту Короля Льва.

Ие Цзянъэ улыбнулась и обняла его в ответ. Они были как учитель и ученик, как лучшие друзья, как две половинки одной души…

Вэньжэнь У-Шуан уехала и не сказала, когда вернется. Однако она однозначно планировала вернуться. Цин Шуй покачал головой и решил не думать о плохом. Ему, конечно же, было жаль, что он не мог ее найти.

Ди Чэнь тоже до сих пор не вернулась. Видимо, Цин Шую придется лететь самому и поискать ее позже.

Тут он почувствовал, что кто-то тянет его за одежду. Он повернулся и никого не увидел. Только опустив голову, он увидел ту самую малышку. Она хмурилась и дулась на него, как будто он несправедливо лишил ее своего внимания.

— Лю-Ли, как зовут нашу дочь? — спросил он, садясь на корточки ближе к малышке.

— Лю-Ли сказала, что будет ждать твоего возвращения, чтобы ты назвал ее! — с улыбкой сказала Цанхай Минъюэ.

— Она прекрасна, словно тончайшая скульптура из нефрита, а Лю-Ли подобна прозрачному хрусталю. Тогда назовем ее Цин Юй! — со смехом сказал Цин Шуй.

Он был безумно счастлив.

Хоюнь Лю-Ли покраснела и радостно согласилась:

— Доченька, теперь у тебя есть имя!

Цанхай Минъюэ тоже улыбнулась и сказала:

— Юй’Эр, ну-ка быстро, поздоровайся с отцом. У тебя теперь есть имя.

Девочка по-прежнему тянула Цин Шуя за подол и дулась, пока, наконец-то, не заговорила. Все ждали, что она назовет Цин Шуя отцом, а девочка сказала:

— Я тоже хочу яблочко! — и показала пальцем на Цин Цзунь, жующего плод Множественного Аромата.

Все кинулись делиться с Цин Юй, но Хоюнь Лю-Ли остановила их. Она хотела, чтобы дочка сама попросила отца.

— Я совсем забыл про своего маленького предка [1]. Раз ты совсем еще мала, то я дам тебе кое-что особенное. Назови меня отцом и получишь подарок, — сказал Цин Шуй и достал Чудесный Плод.

Девочка потянула ручки и звонко произнесла:

— Папа!

Схватила фрукт и начала тут же его жевать, причмокивая. Потом она побежала к матери.

— Цин Шуй, скажи ей, чтобы снова назвала тебя папой! — сказала Цанхай Минъюэ.

— Малышка, а скажи еще раз? — спросил Цин Шуй, не понимая, чего хочет Минъюэ.

Девочка посмотрела на Цин Шуя и отвернулась к Хоюнь Лю-Ли.

Все рассмеялись. Ши Цинчжуан сказала:

— Цин Шуй, тебе придется снова давать ей взятку, попробуй!

Цин Шуй вынул ароматный плод и протянул его девочке:

— Доченька, если назовешь меня папой, получишь вот это.

— Папа! — сказала девочка, схватила плод и пустилась наутек.

Цин Шуй:

— …

— Эта девчонка точно пойдет по стопам своей матери! — засмеялся он.

— Какой ты дурак, Цин Шуй, я не такая! Эта девочка пошла по твоим стопам, — заворчала Хоюнь Лю-Ли.

Примечание:

[1] Так называют кого-то, кто моложе, но играет огромную роль.

Оставить комментарий