Глава 976.1. Третий Мастер Цзу – Цзу Суй, Пинок Смерти

Прежде чем они осознали это, были расставлены еще блюда. Люди Клана Цин охотно кушали, несмотря на то, что некоторые понимали, что в них есть какая-то странная добавка. Эффект снотворного и впрямь был сильным, но оно не могло навредить их организмам. Впрочем, некоторые, съев несколько кусочков, больше не могли выдержать.

Несмотря на воздействие снотворного, чтобы оно полностью подействовало, требовалось немного больше времени. Вероятно, оно подействует, когда они закончат есть. Даже если на них повлияет снотворное, Цин Шуй мог удалить его из их организма. Самое плохое, что могло с ними произойти, — они проспят всю ночь и проснутся утром.

Еда отправлялась вниз к животу Цин Шуя, и эффект снотворного тут же сгорал. Распад яда происходил автоматически, поскольку его тело имело иммунитет почти ко всем ядам. Кроме того, Энергия Природы была весьма эффективна в искоренении усыпления от такого оригинального яда и удаляла его почти сразу, как яд попадал к нему внутрь.

Им потребовалось весьма много времени, чтобы закончить есть, так как большая группа ела вместе. Небо на этот момент все еще было голубым. Все проводили свое время за едой и общением друг с другом. Некоторые предпочитали слушать во время еды, а другие больше предпочитали играть с детьми, чем общаться с другими.

Время шло медленно, и Цин Юй уснула первой. Никто не заметил в этом ничего плохого, так как дети склонны засыпать раньше взрослых. Тем не менее, когда, в конце концов, уснули все дети, они почувствовали, что что-то не так.

Через некоторое время у всех началось головокружение, и они в замешательстве смотрели друг на друга. Тогда они, наконец-то, осознали, что с блюдами было что-то не так, и с удивленными лицами повернулись к Цин Шую. Цин Шуй с улыбкой кивнул, но затем покачал головой, не произнеся ни слова.

Тогда на лестнице раздались шаги. На лестнице был ряд молодых людей, и Цин Шуй сразу понял, что это были они теми, кто стоял за снотворным. К этому времени почти половина Клана Цин уже поддалась влиянию препарата.

Цин Шуй быстро поднял Цин Юй, а другие дети уже спали на стульях с высокими ножками, обтянутых кожей зверя. Стулья были достаточно удобными, поэтому Цин Шуй решил пока позволить им спать на стульях.

— Хахаха! — засмеялся лидер молодых людей.

Его взгляд остановился на дамах, которые оставались на своих стульях, так как не могли подняться.

Ие Цзянъэ, Цанхай Минъюэ и Ди Цин было неудобно, но они могли противостоять эффекту препарата. Хоть они и были в порядке, но продолжали сидеть и плыли по течению. Они не шевелились и не издавали ни звука.

— Кто вы? — Цин Шуй нахмурился, глядя на подлого молодого человека перед ним.

— Тебе не нужно знать, кто мы. Кто ты такой, должно быть интереснее, — молодой человек взглянул на Цин Шуя, а затем повернул голову в сторону других людей из Клана Цин.

Его улыбка стала более зловещей, когда он изучил всех в комнате.

— Это вы подмешали снотворное в еду? — Цин Шуй уже знал правду, но все же спросил у них, чтобы получить больше информации.

— Как ты сейчас себя чувствуешь? Скажи мне, откуда вы и что планируете делать в Главной Стране? — продолжая улыбаться, спокойно задал вопрос молодой человек.

— Советую вам сейчас же дать противоядие. Вы не захотите связываться с нами, — Цин Шуй встал и, слегка покачнувшись, сел обратно, прежде чем с гневом выдвинуть требование улыбающемуся молодому человеку.

— Хаха, не связываться с вами? Неважно, кто вы такие, пока вы в Главной Стране, то должны следовать нашим правилам. Нет никого, кого я, Цзу Янлун, не могу уничтожить. У тебя весьма изящные женщины. Даже если сегодня ночью я умру от опустошения, я буду приветствовать смерть с распростертыми объятиями. Твои угрозы бесполезны. Даже если у тебя есть поддержка всемогущего императора, это бесполезно, — возбужденно произнес Цзу Янлун, преувеличивая силу.

— Цзу Янлун? Мы из Столицы Континента. Ты не боишься, что я уничтожу твой клан, если ты предпримешь против нас что-нибудь безрассудное? — Цин Шуя не волновало, есть ли у Клана Цзу поддержка аристократического клана или престижной секты, он выплеснет всю свою ярость на Цзу Янлун.

Если ему надо вести себя так, будто на него повлиял препарат, то он приложит усилия, чтобы как следует притвориться. Но он не ожидал увидеть такого монстра, как этот молодой человек – он был ненасытным в плане похоти и женщин.

— Столица Континента? Хаха, какая сила есть у Столицы Континента? Они все равно ниже моего Главного Особняка, даже если придут в эту страну в поисках неприятностей. А я-то думал, что ты из какого-то скрытого аристократического клана. А ты под прикрытием лишь Столицы Континента бродишь по другим странам, — уверенно сказал Цзу Янлун, полагая, что Цин Шуй не может представлять угрозу для него или его Главного Особняка.

Цзу Янлун был очень рад, узнав, что Цин Шуй и его семья родом из столицы Континента Зеленого Облака. Цин Шуй знал, что Цзу Янлун снизит бдительность, если он упомянет, что они из Столицы Континента. У него совсем не было приятных впечатлений об этом подлом мужчине, и тот не представлял реальной угрозы Цин Шую, поскольку был культиватором с силой лишь Начального Боевого Святого.

Распутник с такой силой из такого молодого поколения не должен быть старше Цин Шуя больше чем на несколько лет. Цин Шуя больше интересовали его союзники, и какой силой они обладали.

В любом случае, Цин Шуй теперь понимал, почему никогда не было группы с других континентов, которые бы попытались совершить переворот и покорить Континент Зеленого Облака. Причина была весьма глубокой: внутри внешне слабых стран были скрыты люди с неоспоримой силой. В основном они держались незаметно, но не сдерживались, если ситуация требовала от них демонстрации силы.

Он также понял запутанность в Главной Стране и, в какой-то степени, на Континенте Зеленого Облака. Однако его все еще сбивало с толку, как ему покончить с таким обычным делом. Неважно, больше это не имело значения. Цин Шуй решил нанести ответный удар, какими бы ни были силы. У него были исключительные боевые навыки, и, самое важно, у него в Бассейне Сущности Крови, что расположен в Центральном Дворце, был Золотой Шелкопряд, Пожирающий Костный Мозг. Шелкопряд стал сильнее, хоть и не стал больше. Исходящее от него золотое свечение стало еще привлекательнее и оживленнее. К тому же, Цин Шуй также развил глубокую телепатическую связь с шелкопрядом, образовав между собой и грозным существом крепкие узы.

— Цзу Янлун, ты все еще можешь остановиться. Дай противоядие и получишь шанс выжить. И я не буду просить тебя нести ответственность за сегодняшнее происшествие, закричал Цин Шуй, «пытаясь» встать на ноги.

— Не нужно кричать. Никто в Главной Стране не будет вмешиваться, когда я разбираюсь с вами. Если вы хотите кого-то винить, то вини своих женщин. Они слишком красивы, и ты их не заслуживаешь. Знаешь, женщины – источник проблем. Ты должен был понимать, что однажды этот день наступит, — Цзу Янлун приблизился к Ие Цзянъэ, которая была ближе всех к нему.

Если бы он смог покорить такую божественную женщину, как она, то даже если бы вскоре умер, это того бы стоило.

Оставить комментарий