Глава 980.1. Свадебный Банкет. Кто-то счастлив, а кто-то печалится

Навыки еще никому не мешали. У него была Сфера Вечного Фиолетового Нефрита, так что времени было навалом. Цин Шуй решил, что продолжит тренировки, надеясь, что его усилия приведут к хорошим результатам, если не удивительным, то хотя бы полезным.

Благодаря подъему силы и укреплению духовной энергии золотые лотосы стали в два раза больше, диаметром больше полуметра.

Манипулируя руками, он выстроил шесть золотых цветков в одну линию. В воздухе остались мерцающие следы, которые постепенно погасли, оставив черные царапины за собой. Сила каждого удара была вполне приличной, но не достаточной, чтобы выступить против воина уровня Боевого Императора. Не хватало этому навыку убийственности, а энергии он потреблял очень много.

Цветы лотоса меняли положение, образовав щит из трех цветков вокруг него, а остальные три образовали равнобедренный треугольник. Форма цветков тоже постоянно менялась в воздухе. Цин Шую пришлось подождать, пока сила восстановится, и только потом снова выпустил цветы, увеличивая силу золотого лотоса.

*Бум!*

Два золотых цветка столкнулись друг с другом и взорвались золотой вспышкой. Цин Шуй аж подпрыгнул от неожиданности, когда почувствовал волну духовной энергии, окатившей воздух. Лотос действовал как нерушимый барьер между ним и его потенциальными противниками, что позволяло ему незаметно для соперника приготовиться и сделать убийственный шаг.

Однако все это были лишь концептуальные идеи, не больше. Цин Шуй стал снова собирать энергию. Контроль за цветками лотоса требовал постоянного внимания и умственной деятельности. И это была еще одна причина, по которой ему нравилась эта техника. Она была не настолько могущественной, как Техника Скрытого Оружия, но ведь так не будет оставаться вечно. Чутье подсказывало ему, что у Искусства Голубого Лотоса должен быть какой-то чудесный эффект, который ему еще только предстояло открыть.

Прогресс был, пусть едва заметный, но был. По крайней мере, раньше ему никак не удавалось понять силу Искусства Голубого Лотоса. Поэтому он решил, что будет продолжать культивацию этой техники в попытке обнаружить глубину ее силы.

Вдруг Цин Шуй почувствовал, как три цветка, окружавших его, стали источать еле заметную духовную энергию и возвращать ее в его тело, окутывая его теплом. Он медленно закрыл глаза и позволил тепло проходить через себя.

Потом он резко открыл глаза. В его взгляде читался шок. Три золотых лотоса резко сдвинулись за спину. Он вынул золотой нож и порезал себе руки! Духовная энергия, исходившая от цветков золотого лотоса, рванула к ранам и стала восстанавливать нарушенные клетки.

Это открытие заставило его задуматься. Искусство Голубого Лотоса обладало огромным потенциалом. Они еще и излечивали его раны, и обновляли Ци его Даньтянь. Последний эффект он обнаружил совсем недавно.

Значит, эффект в будущем должен был стать еще сильнее, а внешне цветы должны стать еще больше, источая могущественную силу в процессе воздействия.

Время в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита текло медленно. Ему нужно было провести сто дней внутри, то есть не меньше трех месяцев. Это позволяло ему тренироваться скрупулезно каждый день, достигая новых уровней в своих техниках.

Когда время в Сфере Вечного Фиолетового Нефрита подошло к концу, золотые цветы стали уже метр в диаметре, уплотнились до полуметра. Его способность контролировать цветы стала еще выше, он более уверенно ударял ими, повысилась атакующая доблесть этого навыка.

***

Два дня спустя началась свадебная церемония. Вход в резиденцию Клана Го был заполонен повозками и людьми. Все пытались попасть на свадьбу. Самыми первыми прибыли Лай Цзютянь, и Лай Чусун со своими семьями. Цин Шуй с улыбкой на лице приветствовал их, стоя у ворот вместе с некоторыми членами Клана Го.

— Брат Лай, ты здесь! — с искренней радостью приветствовали их Го Янлун и Го Полу.

Обменявшись парой вежливых слов, Лай Цзютянь, Лай Чусун и их семьи с предвкушением вошли внутрь.

За Кланом Лай последовали и другие гости. Среди этих гостей были в основном жители столицы Континента. Это все же была свадьба старшей мисс Клана Цин, а значит, и возможность подлизаться к Цин Шую – возможность, которую только дурак упустит.

Цин Шуй прекрасно знал, что это будет, но все же его шокировало то количество гостей, которые прибывали потоком на банкет.

Ему пришлось звать на подмогу остальных членов своего клана, чтобы приветствовать абсурдное количество гостей.

— Клан Янь!

Услышав объявление, Цин Шуй вскинул голову и увидел группу людей, приближавшихся к резиденции. Во главе группы шел Янь Хаожань, а рядом с ним шагала Янь Лин’эр. Она увидела Цин Шуя, широко улыбнулась, словно пару дней назад ничего и не произошло.

Го Янлун и Го Полу смотрели на Цин Шуя, не отрываясь. Несмотря на прошлое, Клан Янь были гостями в их доме, им нужно было пойти им навстречу. А вот Цин Шуй хотел было развернуться и пойти внутрь, как раздался голос и остановил его.

— Брат Шуй! — сказала Янь Лин’эр.

Она подошла к нему и смотрела на него с широкой улыбкой.

Она знала его характер, так что в ней еще теплилась надежда, что он простить Клан Янь когда-нибудь. Она надеялась, что он перестанет ненавидеть ее клан, перестанет презрительно на них смотреть. Увидев, что он хочет уйти, она рискнула и позвала его по имени.

И он остановился.

— Брат Шуй, сегодня свадьба сестры Цинцин. Ты видишь, все счастливы. Я тоже счастлива, — сказала она, взяв его за рукав и нервно засмеявшись.

Однако глаза ее были полны тревоги.

Цин Шуй улыбнулся. Он все понял. Он должен был устроить для Цинцин счастливую свадьбу со счастливым концом. Ее счастье было в приоритете, а не его эгоистичные желания. Это была хорошая причина, чтобы прекратить купаться в семейной вражде, поэтому он решил, что не к месту было показывать свою ненависть. Он ведь даже не заметил, как по-старому дружелюбно она относилась к нему. Каким же жестоким он стал!

Он встал в сторонку, чтобы все члены Клана Янь могли увидеть его, когда входили внутрь. Они смотрели на человека, чья фамилия должна была стать Янь, и лишь боль и сожаление наполняли их сердца. Они прекрасно помнили, что Клан Янь сделали с его семьей и его сестрой.

Оставить комментарий