Глава 980.2. Свадебный Банкет. Кто-то счастлив, а кто-то печалится

Если бы он сохранил отцовскую фамилию Янь, то теперь Клан Янь стал бы тем, чем стал Клан Цин. Но они сами оттолкнули от себя этого гения, сами завели себя в нынешнее положение.

Разница между силами Кланов Цин и Янь теперь была огромной, а ведь когда-то в Клане Цин не было никого на уровне Сяньтянь…

Янь Хаожань вздохнул и проследовал внутрь. Он так сильно состарился. Отец Янь Чжунъюэ плохо обращался со своим сыном и своими внуками, Чжунъюэ не смог бы спокойно умереть, зная, что с его детьми произойдет такое!

Нахмурившись, прошел мимо членов клана Го Янь Хаожань.

Цин Шуй повернулся к матери и увидел, что она тоже грустна. Он вздохнул и тихо позвал ее:

— Цин Шуй, он твой дедушка в конце концов. Хочешь ты это признавать или нет, но отца твоего не вернуть. Ты слишком жесток к ним, — тихо сказала Цин И.

— Жесток? А они с тобой не жестоко поступили? А с Цинцин? А со всей семьей Цин?

Цин Шую так хотелось, чтобы тот, кого его мать так сильно любила, ответил за все, но того давно не было среди живых. Но Клан Янь он прощать все равно не собирался.

— Только некоторые были жестоки, и свое наказание они уже получили. Я – самая счастливая мать на свете, у меня есть такой сын, как ты, но в твоих жилах течет и кровь Клана Янь. И эти люди тоже жертвы, как и ты, — сказала Цин И.

Цин Шуй прекрасно понимал чувства матери, но не мог простить, не мог отпустить мысль, что родственники допустили, что Цинцин жила такой тяжелой жизнь. Отца не было, помочь девочке было некому. Лишь боль и одиночество были с ней. Семья покинула ее – Цин Шуй эти чувства тоже прекрасно понимал. Если бы Цинцин не была такой открытой, она бы долго в таких условиях не продержалась.

— Раз ты так решила, мама, то я приму любое твое решение, — ответил Цин Шуй.

Пока они разговаривали, на них все время смотрела Янь Лин’эр. Когда они с Цин И встретились взглядами, девушка улыбнулась ей в знак глубокой благодарности.

Цин И ответила ей улыбкой, но промолчала. Зная своего сына, она понимала, что Цин Шую нужно было еще пару дней, чтобы простить Клан Янь окончательно.

Время шло, и солнце уже поднялось высоко в небо, ярко заливая праздничные столы. К этому времени основная масса гостей уже прибыли, Цин Шуй остался стоять у ворот с Го Полу, потому что большинство прибывали на банкет только ради него.

Вдруг у входа появилась довольно большая группа незнакомых людей. Цин Шуй не сдвинулся с места, поэтому к ним подошел сам Го Янлун.

Лидером группы был спокойный и сдержанный мужчина средних лет. Он не сводил глаз с Цин Шуя.

— Мы из Главного Поместья. Вы, должно быть, старейший Цин. Старый Предок велел передать вам подарок в качестве поздравления по поводу важного события. Очень приятно познакомиться, меня зовут Цзи Ша!

Цин Шуй подошел к нему и с уважением поклонился.

— Старший брат так добр. Господин Цзи, прошу вас, проходите! — сказал Цин Шуй.

Он был удивлен, что Главное Поместье дало о себе знать. Он и не думал, что Цзи Юньлан позаботится о том, чтобы отправить подарки на свадьбу его сестры.

Никто особого значения этому визиту и не придал, потому что мало кто знал о силе Главного Поместья, мало кто знал, о том, что это были хранители. Ведь силу свою они никогда в Городе Янь попусту не демонстрировали.

Банкет шел гладко и неторопливо. Клан Го имели вес в городе Янь, а еще с патриархом Небесного дворца в новых родственников, все знали, каким влиянием они обладали. Все слышали истории о том, как Цин Шуй уничтожил Клан Сяо, а потом и неприкасаемую Башню Меча.

Так как отец Цинцин давно покинул этот мир, невесту повел Цин Шуй и вложил ее ладонь в ладонь Го Полу.

— Хоть я всего лишь младший брат, я хочу кое-что сказать вам. Все вы наслышаны о прошлом моей сестры. Она многое пережила, я не стану рассказывать в подробностях ради ее блага. Я не хочу, чтобы она страдал. Никто никогда не должен больше заставлять ее страдать. Го Полу, ты нравишься Цинцин, поэтому я верю, что ты сделаешь ее счастливой, — сказал он.

— Пока жив Клан Го, мы не позволим никому обижать Цинцин, — твердо ответил Го Полу.

— Вот и отлично, я запомню твои слова. Я бы хотел, чтобы Клан Го расширил свое влияние в столице Континента, но так как им трудно расстаться с родиной, я не буду настаивать на переезде. Но пока ваши силы слишком малы. Отправляйтесь в Небесный Дворец и потренируйтесь. Тогда вы станете сильнее и сможете защищать тех, кого любите, — сказал Цин Шуй.

— Спасибо! — ответил Го Полу.

Он был взволнован, эмоции переполняли его. Невозможно описать словами мужское стремление к силе и влиянию.

— Мы теперь одна семья. Так что, пожалуйста, — в ответ засмеялся Цин Шуй.

Многих вокруг охватила зависть. Повезло Клану Го с сыном и новыми родственниками. И вообще любовь между молодыми явно была искренней. Многие из Клана Янь знали о существовании Цин Шуя, все прекрасно знали, как плохо обращались в клане с Цинцин, но ни у кого не хватило смелости заявить о своей любви, как бы им ни нравилась Цинцин. Го Полу был единственным, который не боялся, он проложил себе дорогу к сердцу Цинцин, несмотря ни на какие угрозы со стороны ее родственников из Клана Янь. Им суждено было быть вместе.

Но ничего больше поделать не могли в Клане Янь. Они упустили свой шанс взлететь под небеса на высоту настоящей силы. Старейшим оставалось лишь вздыхать и винить во всем Янь Хаочжэн…

Стали раздаваться тосты, звон бокалов, смех и разговоры. Банкет продолжался до позднего вечера. Столы не успевали опустеть – слуги приносили все новые блюда, некоторые гости уже стали расходиться. И последние гости разъехались только когда небо совсем стемнело.

Цин И и Цинцин прогуливались по двору и болтали о своем, Цин Шуй с братьями сидели в кружочке и тоже лениво разговаривали. Детки рядом игрались. Цин Цзунь и Цин Инь играли осторожно, а вот Цин Мин устраивал всем нервные приступы, то и дело попадая в неприятности. Цин Шую именно этот ребенок приносил больше всего головной боли – он очень сильно отличался от остальных.

Оставить комментарий