Глава 985.1. Она уехала на четыре континента. Способности Дьявольских Чудовищ Цин Шуя

Ей еще только предстояло войти в светский мир, но она уже покидала его…

Цин Шуй долго не мог прийти в себя. Глядя на пожилую даму, он, наконец, спросил:

— Старейшая, а куда отправилась Чэнь’Эр, вы не знаете? Я хочу найти ее.

— Если я правильно поняла, она собралась искать другие четыре континента, — с полной серьезностью ответила пожилая женщина.

Цин Шуй не поверил:

— Она уже достигла силы в 5 000 звезд?!

— Бери выше. Ее текущие способности позволяют ей спокойно отправиться на другие континенты. Все равно я волнуюсь за нее, вздохнула дама.

— Спасибо. Я отправлюсь на ее поиски, как только смогу, — сказал Цин Шуй, полный решимости.

— Я надеюсь, ты сможешь помочь ей пережить это. А мне пора! — сказала дама с улыбкой.

— Раз вы уже здесь, почему бы вам не погостить пару дней? — предложил Цин Шуй.

— У меня слишком много дел. Если выдастся возможность, я приеду как-нибудь! Не волнуйся, мало кто способен навредить Чэнь’Эр сейчас. Все что тебе нужно, это придумать, как вернуть ее сердце, вернуть ее привязанность хоть к чему-нибудь, — сказала дама, махнула рукой и улетела.

Цин Шуй долго провожал ее взглядом, пока дама совсем не исчезла из виду. Пока его способностей не хватало для похода на четыре континента. Кажется, ему нужно как можно скорее становится сильнее.

«Верни ее сердце и привязанность хоть к чему-нибудь».

Эти слова так и звенели у него в ушах. Когда воин достигает этой сферы, у них полностью пропадает привязанность ко многим вещам. Он знал, что для Ди Чэнь это было не просто равнодушие или принятие всего как есть. В его прошлой жизни он встречал таких людей. Бывает, богач уже не нуждается в деньгах, но все равно считает деньги чем-то очень важным. Когда количество денег или каких же предметов достигает огромных высот, он теряет к ним интереса. Так что это не равнодушие, по крайней мере, не для Ди Чэнь.

Когда человек по-настоящему равнодушен, то он достигает такого уровня восприятия, когда даже жизнь теряет ценность. Обычные люди боятся убивать, это влияет на их душевное равновесие. Однако, когда человек относится к жизни, как к бесполезной пыли, убить другого для него все равно что раздавить муравьишку. Сердце у него не дрогнет. Вот что значит быть равнодушным к жизни. Вопросы жизни и смерти не волнуют его.

Она видела светский мир насквозь, ей было плевать на вещи, случавшиеся в мире смертных.

Цин Шую стало так горько на душе. Ди Чэнь забыла о нем, вернее, она хотела забыть обо всем в этом мире.

Поэтому она решила отправиться на те четыре континента и начать все с начала. Другого способа не было. Если бы было что-то, с чем бы ей было невыносимо расстаться, что держало бы ее, то все было бы иначе. Однако, кажется, больше ее ничего не держало. Иначе она не уехала бы.

Где ж ее теперь искать?

Или ему подождать, когда она сама вернется к нему?

Цин Шуй покачал головой. Ему нужно было еще решить вопросы Ие Цзянъэ и Хоюнь Лю-Ли в ближайшие три года, только тогда он сможет поехать на поиски четырех континентов. И он найдет Ди Чэнь, даже если ему придется прорыть землю всех девяти континентов этого мира.

Когда он вернулся, его обступили люди. Он посмотрел на всех с улыбкой и ответил:

— Ребята, тренируйте как можно усерднее. Чэнь’Эр отправилась на другие четыре континента.

Тут ему пришлось коротко объяснить суть дело, и многие стали задумываться, надо ли оно им. Для большинства сила в 5000 звезд была ужасающе огромной. Но где-то в глубине души они ликовали, потому что знали, что Цин Шуй мог отправиться на те четыре континента, а они не могли, потому что силы у них не хватало. И взять их с собой он бы просто не смог.

Все всё поняли, что даже если бы Ди Чэнь не отправилась туда, то Цин Шуй все равно собирался на четыре континента. Просто теперь у него была еще более веская причина отправиться туда.

Минъюэ Гэлоу смотрела на мужа и думала про себя:

— Жизнь очень долгая. Но тренировки могут занять как год, так и десять, и сто лет. Все равно я просто обязана достичь этого уровня и попасть на четыре континента.

Не успели они и глазом моргнуть, как пролетело еще два месяца. И вот Цин Шуй сидит и, не понимая ничего, пялится на Чжу Цин. А дело в том, что она только что объявила ему, что беременная. Он улыбнулся.

Он очень надеялся, что у нее тоже будет от него ребенок. Он знал, что ей было одиноко, ей не хватало родных, ей нужно было что-то, что заполнит их сердце.

Лучшим способом заполнить пустоту — было создать семью. Родство наполняет сердце. Если человек совсем одинок, то ему нужно жениться или выйти замуж, а потом родить детей.

Чжу Цин взяла его за руку и сказала с блаженной улыбкой:

— Цин Шуй, ты слышишь? У меня тоже будет ребенок!

Счастьем можно делиться, тепло можно передать другому. Когда Цин Шуй увидел, как она счастлива, он тоже почувствовал себя счастливым. Это тоже своего рода любовь. Любить то, что любит она, любить ее сердце, любить ее улыбку.

— У нас будет ребенок, — ответил он с улыбкой.

Чжу Цин лишь гневно посмотрела на него. Он смущенно закашлялся и сказал:

— А ты кого хочешь, мальчика или девочку?

— А мне все равно, это же наш ребенок, — ответила она и слегка прищурилась.

Ее глаза стали похожи на полумесяцы. Она продолжала тихо улыбаться и излучать ауру спокойствия и блаженства.

Она не обладала исключительной красотой, способной разрушать города и страны. Но была очень искренним и открытым человеком. Вроде бы она была красивой, но не так, чтобы оставлять благоговейных страх. То есть, в таких, как она, не влюблялись с первого взгляда и по самые уши. Однако она обладала уникальной аурой и очаровательной, и чем больше он ее узнавал, тем больше женственного очарования открывалось в ней.

Чжу Цин училась вместе со всеми, как готовить лечебные супы, анализировала позиции Девяти Дворцов. С тех пор, как она узнала о своей беременности, она забросила культивацию. Можно было бы и продолжить с тренировками, но она боялась за свое здоровье. Цин Шуй поддержал ее решение. Когда у женщины растет уровень культивации, забеременеть ей становится все сложнее.

Такое вот правило существовало в мире девяти континентов. Когда воин становится сильнее, его ждет больше ограничений. Это было правильно. Тем более, что беременность наступала, просто не с такой легкостью, как у обычных женщин.

За последние несколько дней Цин Шуй увеличил физическую силу на две звезды. Прогресс был, только ни быстрый, ни медленный. В общем, он полагался на Сферу Вечного Фиолетового Нефрита, да и дело Ди Чэнь подстегивало его.

Оставить комментарий