Глава 181. Вершина Священной Горы (2)

Опция "Закладки" ()

Прямо над аркой чёткими литерами была вырезана надпись:

«Единое солнце, две лун и тысячи звёзд. Всё мимолётно, вечен лишь свет».

В глубинах храма, в конце арочного пути, стоял седой и старый мужчина с золотистыми глазами, с серебряной короной на голове и скипетром из чистого серебра в руках. Он сидел в ожидании рыцаря.

— Так т пришёл, Роланд.

У старика бло доброе лицо. Кажется, он уже знал, что случилось у подножия горы. Останавливать рыцаря он не собирался и даже приказал стражникам, которые загораживали ему дорогу, расступиться. Неожиданное вторжение, казалось, совершенно не потревожила старика. Он спросил Роланда:

— Если ты хотел ступить в храм, тебе вовсе не обязательно было использовать силу; ты мог просто попросить. Что ж, зачем ты пришёл?

Старик был одет в белую робу с древними узорами Его скипетр сиял таким ярким свечением, что глядя на него сложно было даже дышать. Белый трон старика с виду казался простым, но на самом деле он был сделан из редких святых кристаллов. В храм через окна заливался солнечный свет, падая на тело старца. Из него исходила великая сила Порядка.

Рыцарь встал перед стариком и глубоко вдохнул. Благодаря целительной силе старика раны на его теле постепенно заживали. Даже шрамы исчезали без следа.

Но не смотря на это дыхание мужчины было прерывистым, как будто он едва сдерживал ту ярость, которая заставила его подняться на самую вершину Священной горы:

— Отец Игорь… Вейс погиб.

У мужчины ушло немало времени, чтобы успокоиться, после чего он заговорил голосом всё таким же тяжёлым:

— Мой напарник, мой друг с которым мы вместе выросли, который тысячу раз спасал мне жизнь, он… Теперь мёртв.

— Вот как…

Старик по имени Игорь замолчал, после чего покачал головой. Потом он снова обратился к мужчине, нежным, но одновременно холодным, сдержанным голосом:

— Я могу тебя утешить в твоей печали, однако Роланд… как сильнейший рыцарь своего поколения ты должен понимать, что потери неизбежны. Особенно когда ты сражаешься против порождения Хаоса, против зла из иного мира.

— В таком противостоянии совсем избежать потерь невозможно. Неу каждого есть твоя сила.

Игорь сказала всезнающим голосом: — Я думал ты уже с этим смирился много лет назад.

— Отец, я этим невозможно смириться! — в ярости ответил рыцарь. Он снял запачканный бурой кровью шлем и открыл свои бело-золотистые волосы и своё красивое, но решительное лицо. Голубые глаза рыцаря пылали яростью. Лицо рыцаря, прекрасного как мраморная статуя, искажала злоба. Он обратился к отцу, к Верховному Священнику церкви громким голосом:

— Вейс мёртв, Грелл мёртв, мои старшие, мои друзья и мои товарищи… Все они мертв!

— С самого детва вы учили меня, и я сам послушно учился обращаться с оружием. Я поклялся в Небесном Храме стоять на страже мира и воевать против зла. Мне всего двадцать сем лет, но я никогда не отклонялся от моих убеждений и не оставлял решимость. Во мне не было ни капли сомнений, я служу богам и всему человечеству!

Роланд вдруг заговорил громче. А потом он и вовсе нахмурился и закричал на старика перед собой:

— С тех пор как я стал хоть что-то уметь в бою, я сражался против порождений зла на полях боя по всему континенту. Я исполнял мой долг. Я посвящал всего себя нашей цели. Много раз я бывал на грани смерти, но никогда я не подвергал сомнению мою веру… Но!

Тут он заговорил тише, как будто его голос теперь прорывался сквозь зуб:

— …Все они мертвы. Пять раз люди вокруг меня менялись, и все они мертв… Даже самые лучшие рыцари мертв. Даже те, у кого было светлое будущее, — все они мертвы. Я думал я могу это стерпеть, но теперь я понял, что даже моё сердце не сделано из стали.

— После смерти Вейса я задумался о смысле моей клятве, о смысле всех этих сражений, через которые я прошёл. После последней моей битвы я долго, долго думал.

Тут голос Роланда снова сделался спокойным. Он посмотрел на спокойного старика и сказал тихо: — Святой отец, я не понимаю… На ядовитых Землях восточных гор и на севере Империи… И там и здесь, откуда они? Откуда эти проклятые ростки Хаоса, которые проникают в наш мир?

— …Цветам нужна почва для прорастания, и даже травы у которых нет корня нуждаются в речном течении, чтобы жить.

Выслушав вопрос своего ученика, Игорь задумался и нежным голосом стал проповедовать юному рыцарю:

— Людям нужна еда, огню нужно древо. Порядку тоже нужно чем-то питаться, и питается он Хаосом.

— Первое пламя вспыхнуло много тысяч лет назад. Если бы оно с тех пор не подпитывалось силами Хаоса, Огонь континента Майкрофт давно бы погас.

Старик говорил кратко, но всю правду. Тем не менее, рыцарь не успокоился. Он всё ещё мялся, и хотя понимал, что всё действительно именно так и было, ему всё равно сложно было это принять.

Заметив волнение на лице Роланда, Игорь улыбнулся и покачал головой:

— Я всё тебе сказала, дитё. Возможно ты не понял, возможно для тебя ещё слишком рано понимать… В двадцать семь лет ты уже достиг Вершины Золотого ранга, но пока ещё не смог стать Высшим. Не овладел «Мастерством». Пока ещё нет смысла всё тебе рассказывать.

— Что значит нет смысла?!

Роланд не выдержал и отвергнул слова Игоря:

— Святой отец, вы взяли меня и растили после того как я осиротел во время политической борьбы. Вы не мой родитель, но вы справились лучше, чем они когда-либо могли. Но вы всегда хранили от меня Секреты, и я так больше не могу. Я хочу знать правду!

— С вашими силами вы могли бы давно уже очистить Ядовитые земли от Хаоса. Вы Легенда, вы подобны Богу на Земле. Даже если вы не сможете уничтожить всю тьму, вы можете запечатать все межпространственные разрывы, запечатать эти земли, как сделал это Легендарный маг семьи Каос четыреста лет назад на севере! Но вы ничего не делаете, вы продолжаете сбрасывать наши жизни в эту бездну!

— Даже если я запечатаю эти, откроются новые пути. Мы можем это сделать, но мы заплатить за это великую цену. Ох, если бы ты знал, чем Карбала Каос пожертвовал в своё время…

Вдруг старик вздохнул и медленно произнёс немного опечаленным голосом:

— Т всё ещё не понимаешь. Некоторые вещи так просто не разрешить. Ядовитые земли пока лучше не трогать. Сейчас для тебя самое важное стать сильнее, сражаться… И только тогда жертвы всех остальных будут не напрасны. А когда ты станешь Святым отцом Церкви Семи Богов, наследником Мудрецов… — мужчина взял паузу и следующие слова проговорил кристально ясно:

— Тогда ты узнаешь правду.

Больше ничего ответит Роланд не мог. Вдруг белый скипетр в руках Игоря загорелся ослепительным сиянием.

И старик, и рыцарь разом уставились на него. Ясный свет сочился из скипетра.

— Ох…

Старик улыбнулся, так что аж все морщин выступили у него на лице. Он казался искренне счастлив.

Рыцарь удивлённо взглянул на старика. Он знал, что Святой отец был добрым и нежным человеком, однако он впервые видел, чтобы тот улыбался от глубины души.

Спустя пару мгновений улыбка исчезла. Старик немного помолчал:

— Направляйся на Север, — сказал он вдруг рыцарю, и тот понял, что дело было серьёзное.

— Я не могу пока тебе ничего сказать, — говорил Отец, но если ты хочешь узнать правду, тогда тебе дорога в запечатанные земли на Севере.

— Там кое-кто похожий на меня, и на будущего тебя.

После этих слов старик поднял скипетр и показал рыцарю на выход.

Роланд был озадачен, однако ярость его сошла на него. Он задумался о словах Игоря, поклонился ему и медленно пошёл из зала.

После того как рыцарь ушёл, старик продолжил молча сидеть на кристальном троне и рассматривать свой скипетр.

На его конце медленно пылал едва заметный огонёк, сливающий несколько ареалов воедино.

Оставить комментарий