Глава 360. Он успешно усадил ее рядом.

Опция "Закладки" ()

Поскольку это был прощальный ужин для Гу Сицзю, за нее поднимали множество бокалов. Девушка была достаточно умна, чтобы не выпивать по целому бокалу каждый раз во время тоста – в большинстве случаев она просто делала глоток из вежливости.

Те, кто имел скрытые мотивы и хотел напоить Гу Сицзю, блокировались Жуном Чэ.

Принц был изобретателен. А еще он прекрасно чувствовал себя в обществе и все, кто был добр к нему, получали в ответ особое тепло.

Жун Чэ не только пил вместо Гу Сицзю, но и молча отправил королевскую горничную за напитком, который бы нейтрализовал действие алкоголя, а потом поставил его перед соседкой.

Его действия вызвали ревность у других девушек, присутствовавших на ужине.

Многие переключили свое внимание на Жуна Чэ.

Несмотря на то, что Жун Чэ был не самым красивым принцем, только он умел невероятно плавно двигаться. Чем бы он ни занимался, его действия были похожи на движение легкого ветерка в бамбуковом лесу.

Жун Цзяло был расстроен, ведь Гу Сицзю фактически направлялась к его столику, а потом наткнулась на Жуна Чэ, и этот парень успешно усадил почетную гостью рядом с собой!

Жун Цзяло видел, как брат заискивает перед Гу Сицзю.

Тем временем Ди Фуи продолжал сохранять спокойствие. Перед ним стоял его собственный алкоголь, а обслуживала его самая красивая и грациозная служанка во всем дворце.

По приказу императора две девушки были специально обучены, чтобы прислуживать двум Учителям в случае их появления во дворце: одна служанка предназначалась для Небесного Учителя Цзо, вторая – для Небесного Учителя Ю.

Девушки не только были ловкими и расторопными, но и прекрасно выглядели. Больше того, они обе были очень опрятными и аккуратными, а их руки всегда оставались нежными и гладкими, без единого недостатка. Они плавно двигались, и на них приятно было смотреть.

Однако даже такие умелицы могли совершать ошибки. Когда девушка обслуживала Ди Фуи, ее рука вдруг дернулась, бокал перевернулся и с громким лязгом упал на пол!

Дворцовый пол был сделан из белого мрамора, поэтому хрупкий бокал из тонкого белого нефрита тут же раскололся пополам.

Было такое чувство, что порвалась струна музыкального инструмента. Сердца всех гостей замерли на мгновение, и всё внимание переключилось на Ди Фуи.

Тем временем Гу Сицзю только что наполнила бокал Жуна Чэ новой порцией алкогольного напитка. Принц вел себя как джентльмен, он был внимателен к Гу Сицзю, и она чувствовала, что должна отплатить ему за доброту. Поэтому после того, как Жун Чэ допил из бокала, приветствуя гостей, она решила за ним поухаживать.

Жун Чэ был счастлив, его глаза светились. Когда он потянулся за бокалом, его палец даже коснулся ладони Гу Сицзю…

Гу Сицзю слегка нахмурилась, но не успела ничего сказать: в этот момент бокал Ди Фуи упал на пол!

Рука Гу Сицзю дрогнула от удара, и половина бокала выплеснулась прямо на Жуна Чэ!

Жун Чэ ничего не сказал.

— Простите, — извинилась Гу Сицзю. Она хотела помочь, но вместо этого всё испортила. Гу Сицзю посмотрела на принца с сожалением: — На вашей робе теперь пятно, наверное, вы хотите переодеться?

Восьмой принц был помешан на чистоте и не стал бы носить одежду, которая испачкалась.

Гу Сицзю знала об этом, потому что за последние полгода пару раз виделась с принцем. Поэтому она решила уточнить.

Жун Чэ покачал головой:

— Нет, всё в порядке. Я просто вытру это. Ерунда.

Оставить комментарий