Глава 163-1. Решение Двэйна (часть 1)

Камера Графа Раймонда находилась в самом конце этого коридора.

Действительно, Любосиджи не обманул его. Здесь была чистота и порядок, очевидно, что за Графом Раймондом ухаживают с особой осторожностью.

Как только железная дверь была открыта, Двэйн вошел внутрь и увидел деловито читающего отца за столом.

Тот не обратил на него внимания. Он с нежностью держал книгу по названием “История Континента”, очевидно, он был сильно погружен в чтение.

Даже когда Двэйн вошел, этот бывший Граф лишь немного приподнял свою голову и слабо сказал, «О, это ты»

Этот тон, эта манера поведения, она была такой же как и тогда, когда он зашел в кабинет своего отца ранее в особняке.

Любосиджи понял, что сейчас самый лучший момент, чтобы уйти и оставить сына и отца наедине.

Граф Раймон все еще держал книгу, а не намеривался убирать её. В это время Двэйн начал осматривать камеру.

Это комната была довольна чиста. Пол, стены, потолки все это состояло из прочных камней. Кроме того, было сказано, чтобы предотвратить побег заключенных (многие заключенные были генералами с высокими боевыми навыками), в эти стены был встроен слой стали.

Вся эта камера освещалась лишь небольшим окошечком. Тонкий солнечный луч сиял через это окошечко, из-за этого можно было отчетливо увидеть ржавчину на металлической решетке этого окна.

Но на этом все. Комната была очень чиста, а в ней находилась лишь кровать и письменный столик.

На самом деле, этот столик уже являлся грандиозным дополнением в этой специальной камере.

Ах да, также не стоит забывать о ведре, которое использовалось для вопросов о “нужде”, стояло в одном из углов камеры.

Примитивно, грубо и холодно.

Теперь в подобных ужасных условиях живет этот влиятельный генерал.

Двэйн не спешил начинать диалог, его отец тоже. Спокойно, бывший Граф медленно перелистал последние страницы книги, прежде чем закрыть её. Потом встав со стула, он сделал небольшую растяжку, прежде чем повернуться на Двэйна, «Я так и знал, что ты придет, но я не думал, что это время настанет так скоро. Как минимум, я думал, что до твоего прихода осталось еще несколько дней»

Затем, указав на свою кровать, «Присаживайся, единственное место, где здесь можно посидеть, это кровать»

После того как Двэйн сел, Граф Раймонд посмотрел на своего сына и спросил, «Как дела дома?»

«Не плохо», Двэйн колебался, «Гарнизоны из ближайших городов уже прибыли и заполнили всю Столицу. Что касается семейного поместья, там так же есть несколько стражей, ограничивающих доступ. К счастью, из-за наших отношений, солдаты не собираются задерживаться надолго. Кроме того, неудобства в перемещении из разных мест, совершаются другими спокойно»

Граф Раймонд кивнул, «А что насчет твоей матери и брата?»

Двэйн вздохнул, «Здоровье и настроение матери не так уж и хорошо, но я уже позвал кого-то из Храма, чтобы тот осмотрел её. Что касается брата, в последнее время он эмоционально нестабилен, но я защищу его»

Граф Раймон задумался на мгновение…Потом, когда он столкнулся взглядами с Двэйном, его глаза засветились, «Итак, как мне следует теперь обращаться к тебе? Должен ли я тебя поприветствовать, как и все остальные, Герцог?»

Эти слова пронзили Двэйна, как нож по сердцу. Не сумев посмотреть в глаза своего отца, Двэйн ответил, «А есть ли смысл в этих словах»

Отец и сын, они оба молчали.

Спустя большой промежуток времени, Граф Раймон рассмеялся, как будто он осуждал сам себя, «Не плохо, то, что ты сказал, в этих словах действительно нет смысла. Но я все еще не могу смириться с этим в своем сердце… Хотя я провел последние несколько дней здесь, но мне все еще трудно принять все это. Вся моя жизнь, я всегда упорно трудился, чтобы возвысить, а теперь, ты только посмотри на это зрелище…»

После этих слов, Граф Раймон посмотрел на Двэйна дрожащими глазами, как будто в них было настолько много эмоций, но они попросту не могли выйти оттуда. После нескольких попыток заговорить, он, наконец, смог сказать то, что он хотел, «Ты очень хорош, очень хорош…Сын, ты сильнее меня»

Видя, что Двэйн хочет ответить ему, Граф Раймонд помахал рукой, чтобы остановить его, «Сначала послушай меня. Последние несколько дней я провел здесь, сначала я не верил в происходящее, но спустя какое-то время мне удалось успокоиться. После того как я прочитал “Историю Континента” я, наконец, все понял. Некоторые из нас выживают в борьбе за власть, а некоторые нет, но в конце концов…»

Он небрежно указал на книгу рядом с собой, «А спустя век, все что сияло до сих пор, будет ничем, кроме текста в этой книге»

Двэйн молчал, единственное, что он делал, он переваривал слова, сказанные его отцом.

Граф спокойно смотрел на сына, в его глазах появились слезы. Затем, закрыв их, он прошептал, «Я думал, что это было моей самой большой ошибкой. Снова и снова эта мысль появлялась в моей голове, но, наконец, я все понял…Моя ошибка не была в том, что я поддержал наследного принца, ни тот факт, что я выбрал неправильную сторону. В политике всегда будут победители и проигравшие, тут ничего нового. Но то, что пугает больше всего меня и делает мне больно, это то, что я не смог разглядеть тебя, сын мой»

«Ты самый настоящий самородок, даже в большей степени, чем я ожидал от тебя», Граф Раймонд искренне улыбнулся, когда посмотрел на своего сына «В тот день, когда ты публично разорвал все связи с семьей, оба из нас понимали, что произошло на самом деле. Двэйн, в тот момент, я действительно сожалел обо всем. Только тогда, мне, наконец, удалось разглядеть тебя, всю твою ответственность, которую ты нес перед семьей. Ты хотел сохранить нашу семью, и поэтому ты оборвал все связи…Твоя жертва тронула меня. Я скажу тебе, ранее, во время твоего возвращения в Столицу, я не жалел, когда отправил убийц за тобой. Хотя в сердце я был против, но в своей душе я чувствовал, что это самое правильное решение, чтобы защитить семью. Но тогда, в тот день, ты принял всю инициативу на себя…», Граф Раймонд вздыхал, глядя прямо в глаза Двэйна, «Но только сейчас, я начал сожалеть об этом! Двэйн, ты гений, ты находишься далеко за теми пределами, что я мог ожидать! В тот момент я понял, что я потерял не только сына, но и наследника о котором я всегда мечтал. К сожалению, пропасть между нами уже не может быть восстановлена»

Двэйн молчал.

«Я не сожалею о проигрыше во время государственного переворота, я сожалею о потери тебя. После множества размышлений в моей голове на протяжении последних нескольких дней, я понял, что Принц Сон превосходит наследного принца во всем. Путь сильных, это пожирание слабых. Если бы меня попросили сделать предположение в тот день, я готов поспорить, даже ты не предполагал, что молодой принц победит, верно?»

Двэйн утверждающе кивнул, «На самом деле, я тоже не ожидал подобного результата. На самом деле, я собирался свалить от туда, сразу после того как наследный принц ворвется во дворец»

Граф Раймонд улыбнулся, «В тот день, с тобой или без тебя, мы бы все равно были обречены на провал. Поэтому, я думаю, что наш проигрыш не твоя заслуга»

Двэйн вдохнул, прежде чем посмотреть на унылое лицо своего отца. Спокойным голосом он спросил, «Отец, что я должен сделать, чтобы сохранить семью?»

«А?», Граф Раймонд был озадачен. Он никогда бы не подумал, что Двэйн задаст ему подобный вопрос.

«Я пообещал матери», Двэйн спокойно говорил, «До тех пор, пока я рядом, я не позволю нашей семье быть уничтоженной»

Граф Раймонд молчал, а затем, вздыхая, «Ты уже сделал это»

Он криво улыбнулся, «Может быть, на поверхности, у тебя не осталось никаких отношений с Домом Роланд, но кто из дворян действительно будет считать так? Я, возможно, и пал, но сейчас, все будут смотреть на тебя, как на наследника Дома Роланд. Твое имя и титул и были изменены на Рудольфа, но кто отнесется к этому серьезно? Позволь мне сказать тебе, когда я был взят в плен, тогда на площади, я не был в отчаянии, потому у моей семьи остался потомок в виде тебя»

«Тогда, что мне делать?», Двэйн торжественно спросил, его глаза твердо смотрели в глаза отца.

Причина, по которой он пришел сюда, это спросить совет.

Возможно, впоследствии государственного переворота он и получил статус Герцога, но у него все еще не доставало навыков в политике, хотя у него и был опыт двух прожитых жизней. Независимо от того, как умен он был, но подобная вещь просто превосходила его возможности.

Хотя все в жизни Двэйна сейчас было хорошо, но его все равно не покидало чувство опасности.

В тот день, когда Принц Сон открыл перед ним карту всей Империи и позволил ему выбрать любую территорию, Двэйн четко почувствовал враждебность и зависть, исходящую от его коллег!

Хотя на стороне Двэйна и были такие союзники как Хуссэйн, Медуза и Гаргамель, но, ни один из них не мог помочь ему в решении этого вопроса. Причина была в том, что в образе своего мышления все люди этого мира стоят ниже него. Невольно, его мозг заставил чувствовать собственной превосходство и игнорировать мысли других.

Но тем, кто полностью разрушил все его устои, был не кто иной, как Принц Сон!

Когда Принц Сон управлял всей ситуации, вплоть до смерти наследного принца, внутри Двэйна начало расти чувство страха по отношению к нему!

Может быть это и шутка, но Двэйн внутри себя считал: “Кто на самом деле путешествовал между измерениями? Если сравнивать его с Принцем Соном, то принц куда больше похож на путешественника!”

Позже, Двэйн наконец привел свои мысли в порядок. Когда дело доходило до таких вещей как политика, не имеет значения из какого ты мира. Если бы человеку не доводилось оттачивать свои навыки в подобных условиях, то он вряд ли бы смог достичь подобных высот.

Двэйн прожил все свое детство, пытаясь отклонить от себя статус наследника дворянской семьи. Что же касается Принца Сона, он всегда жил подобной жизнью, с тех пор, когда он был еще мал, он познавал все это во время своего опасного образа жизни.

Думая над всем этим, он пришел к выводу, что лишь его отец сможет дать ему несколько советов.

Можно сказать, что у этих странного отца и сына никогда не было действительно сердечного разговора. В сознании Графа, у Него больше не было никаких шансов, ему оставалось полагаться лишь на своего сына.

«Если ты действительно хочешь сохранить семью…», Граф Раймонд криво улыбнулся, «Тогда первое, что ты должен сделать, это начать держаться на расстоянии от Семьи, тебе стоит отдалиться от Дома Роланд!»

Граф начал стучать пальцами по столу, «В тот момент, когда я пал, Принц Сон, безусловно, проведет чистку! И это факт…даже если он и ценит тебя, но он не позволит, чтобы Дом Роланд держал тебя на крючке! Поэтому, после недолгих размышлений, он постарается разрушить Дом Роланд. То, к чему он прикоснется, все будет разрушено… А теперь, когда ты остался единственной надеждой семьи, ты должен сохранить свою жизнь, чтобы сохранить семью! В течении ближайшего времени ты должен отдалиться от семьи, я думаю, это самое лучшее решение этой проблемы. Помни, ты уже разорвал все связи с Домом Роланд!»

Задумавшись ненадолго, Граф Раймонд улыбнулся, «Ты знаешь, почему Принц Сон держит нас до сих пор здесь, а не приказал нас сразу убить?»

Двэйн закивал, «Я знаю»

Вздохнув, «Нет разница, Дом Роланд это или Дом Соломон, у нас у всех есть собственный территории. Самое главное, у нас есть свои собственные частные армии. Принц Сон умен, поэтому, он не может допустить этого. Если он убьет нас позже, у него от этого не убудет. Но если он убил бы нас прямо сейчас, то территории, которыми мы владеем сразу же впали в хаос. Если он сделал бы так, то, безусловно, вспыхнула бы гражданская война…»

Оставить комментарий