Глава 179. Приемлемая ложь

Этим вечером Рэйлин привела всех купленных рабов на склад позади магазина. Кроме того, после того как личность Двэйна оказалась раскрыта, работорговцы в качестве подарка юному герцогу отдали ему еще несколько красивых молодых рабынь.

Эти рабы из коренных племен Юго-восточного моря казались ей вполне честными, но она чувствовала, что что-то не так. Но что именно не так, Рэйлин так и не смогла объяснить.

Эти рабы….. Они кажутся слишком послушными.

В отличие от отшельнического образа жизни Двэйна, Рэйлин в детстве объездила весь континент и видела в своей жизни много рабов. Эти племена диких и необузданных варваров становились послушными только после кнута. В ином случае, прирученные они быстро переставали радоваться жизни, их глаза пустели, а плечи сгибались под бременем забот.

Но эта группа рабов….. Когда она получила их из рук в руки от работорговцев, те предупредили ее, что они «сырые». И все же, они действовали слишком послушно.

Можно было сказать, что 20 шумных молодых людей оцепенели, но тут скорей подошло бы сравнение с механизмом.

Да так и есть, механические движения!

Казалось, что они соглашаются с каждым отданным им приказом, на их лицах не мелькало ни радости, ни гнева, ни даже печали и страдания оторванных насильно от дома.

Но еще занятнее было то, что Рэйлин почувствовала ауру солдат от этих двадцати рабов!

Да, солдат! Их движения были точны, быстры и эффективны. Как только их отрядили в мастерскую, слуга, которому полагалось следить за ними с кнутом, стал просто декорацией! И это не все! Когда настало время обеда, эти люди даже знали, как выстроиться в линию!

Единственным исключением из этого стал дуэт молодого и старого раба. Сидя в коне стола, оба вели себя так, как будто им всегда подносили пищу. Когда Рэйлин тайно наблюдала за группой, она обнаружила, что остальные рабы даже не осмеливаются есть, пока эти двое не закончат со своей пищей.

После целой ночи шпионажа, она, наконец, решилась, и решила немедленно сообщить об этом юному господину.

К тому времени как Двэйну принесли новости, он уже переоделся и собирался лечь в кровать. Если бы не предыдущий приказ господина всегда пропускать к нему отчеты Рэйлин, Мард никогда бы не прервал его отдых.

Сейчас, Двэйн уже находился в кабинете, слушая рассказ Рэйлин: «Ты имеешь в виду, что и молодой и старый раб стоят во главе этой группы?»

«Все не так просто», – Рэйлин медленно объяснилась: «Я не знаю, как описать это, но в основном все это делается там для старшего. Его аура и то, как он ведет себя, показывают, что он уже привык к такому обращению. Если сравнивать, то его осанка смутно напоминает представителей тех великих благородных семейств имперской столицы. Помимо этого, в группе есть еще несколько рабов. Эти мужчины сильны, молоды и хорошо обучены. Фактически, я подозреваю, что их тренировали как солдат. Хотя их способности на ступень ниже, чем у имперской армии, но не намного…. Помните, это ведь группа дикарей из коренных племен островов, так где в мире они научились вести себя таким образом?»

Глаза Двэйна загорелись. Он вернулся в свою спальню сменить одежду, и они немедленно направились обратно в магазин прямо посреди ночи.

Там они подготовили пустую комнату, и Двэйн распорядился привести к нему дуэт старого и молодого раба, ведь он хотел лично встретиться с этими двумя.

Таким образом, он наблюдал, как эти двое тихонько садятся на стулья в комнате.

Очень скоро он понял, что старика будет нелегко расколоть, в его глазах не было видно паники. Ребенок тоже внешне не высказывал беспокойства. И хотя внешний вид малыша был непреклонен, Двэйн уловил робость в его дрожащих глазах, когда он вошел в комнату.

«Представьтесь», — спокойно сказал Двэйн, усевшись в кресло: «Я знаю, что вы свободно владеете нашим языком. Люди, которые продали вас мне, объяснили, что вы превосходите остальных рабов своим умом.»

«Бен Карсон.» – старик раб резко выплюнул эти слова: «Мое имя – Бен Карсон.»

Его довольно сносно говорил на этом языке, но его произношение слегка хромало.

«Кто ты?» – улыбнулся Двэйн.

Старик сохранял молчания, не отвечая на вопрос.

«Ты должен понять следующее», – медленно низким голосом проговорил Двэйн: «Мне не важно, кем ты был раньше и где, ты теперь раб. Твоя жизнь теперь принадлежит мне! Ты осознаешь это?»

На лице старика мелькнула тень внутренней борьбы, затем чувство беспомощности взяло вверх, и он прошептал: «Раньше я был пророком племени.»

Двэйн кивнул.

Его старик, поднимаясь в рангах, опирался на заслуги завоевания юго-восточного моря, поэтому Двэйн был в курсе и имел некоторое представление о быте этих коренных народов. Что же касается племенных предсказателей, их статус обычно был даже выше статуса вождя племени.

«Хорошо, а как насчет него?» – Двэйн кинул взгляд на ребенка рядом с ним: «Каков его статус?»

Старый Бен Карсон, колеблясь, ответил: «Он сын нашего вождя…. Наша деревня была разрушена вашей армией и большинство наших людей уже мертво. Оставшихся выживших поймали и отвезли сюда.»

Ох … … Сын разрушенного племени?

Двэйн улыбнулся: «Раз вы говорите так, то получается, что эти молодые рабы с вами двумя тоже из вашего народа?»

«Да.» – кивнул Бен Карсон: «Все они. Они свято чтят меня и сына вождя, это наша традиция.»

Хмм, это объяснение выглядело вполне приемлемым.

Двэйн встал со стула и усмехнулся: «Ты хорошо отвечал, но мне нужно, чтобы ты осознал одну вещь: неважно, кем ты был раньше, сейчас ты всего лишь мой раб.»

«Я понимаю это.» – старый Бен Карсон казался покорным, без малейшего намека на сопротивление.

Двэйн кивнул: «Я добрый человек, поэтому я не намерен обижать вас или относиться к вам, как к скоту. Я дам вам много еды и хорошую теплую одежду. Если вы будете слушаться, я даже предоставлю вашей группе немного свободы по ночам для ритуалов вашей религии!»

«……» – Старик Бен Карсон посмотрел на Двэйна в удивлении.

Этот подросток действительно знаком с нашими традициями и ритуалами?

Юго-восточное море огромно по своей площади и заполнено бесчисленными островами. На этих островах существует немало различных культур и верований, возникших в зависимости от расположения племени. Они совершенно отличаются от религии главного континента, и Двэйн в детстве с любопытством изучал их.

В конце концов, его отец был из военно-морского флота, поэтому неудивительно, что его дом был местом сосредоточия знаний, относящихся к юго-восточному морю. К тому же, старые ветераны, которые служили с его отцом и уволились из армии, не видели ничего странного в расспросах Двэйна. Ребенок есть ребенок; его всегда ведет любопытство

По сравнению с единой верой континента в Богиню света, система культов этих племен на юго-востоке казалась более процветающей и развивающейся.

(Примечание английского переводчика: Для всех, кого смутили слова о вере, церковь признает только одну Богиню света. Из-за культурных различий в смысле слова, предыдущие переводы не могли этого объяснить, пока автор не дал более ясное определение.)

Легенды народов юго-восточного моря говорили, что древний бог создал мир, а затем произвел на свет много сыновей и дочерей. Позже, эти сущности стали управлять миром и элементами, наполняющими его. Если сравнивать с учением Богини света, эта версия казалась гораздо лучше.

Для примера: богиня урожая, богиня сезона дождей, бог солнца….. (Племена располагаются на тропических островах, поэтому народы, живущие там, никогда не видели снега на своей земле. По этой причине не существует бога льда или снега.)

И каждое племя в юго-восточном море могло выбрать себе богов для поклонения в качестве духовных защитников.

Все народы были знакомы со старой легендой о создании мира Богом и признавали богов других племен.

С именно этот аспект мировоззрения Двэйн находил очень интересным, ведь в сравнении с Храмом, на континенте признавалась только одна вера Богини света. Помимо этого, любой другой культ или вера объявлялись злом и поносились Храмом.

Нужно заметить, что единственным светлым моментом Храма была свобода выбирать – верить им или нет.

Но все же, если вы не приверженец этой религии, вы все еще не сможете оскорблять Богиню или быть сторонником другой религии.

Верите вы в бога или нет, в любом случае, Храм объявит вас еретиком и приговорит к смерти на костре.

А юго-восточные племена никогда не воевали по таким религиозным причинам. Уважая веру каждого, они полагали, что миром правит множество богов.

большинство племен Юго-восточного моря совершали молитвенные церемонии вечером, и эти ритуалы всегда возглавлялись пророками племени.

«Вы много знаете о наших обычаях.» – Бен Карсон сжал губы.

«Да, я немного знаком с ними.» – Двэйн улыбнулся: «Я предоставлю вам свободу, конечно, при условии. что ты будешь послушен.»

«Благодарю вас, вы великодушный господин.» – старик Бен Карсон слегка наклонился: «Я буду следить за их поведением.»

Как бы случайно обходя Бен Карсона со стороны, Двэйну попалась на глаза татуировка на теле старика.

«Что это?», — Двэйн спросил с улыбкой: «Это Тотем вашего племени?»

«…..Да, все верно.» – кивнул Бен Карсон: «Мы верим в бога Солнца, и солнечное колесо его символ. Наше бывшее племя называли племенем Солнца.»

Двэйн кивнул в знак понимания и дал знак Рэйлин увести старика и мальчика назад.

Они уже выходили из комнаты, когда Двэйн позади них внезапно спросил: «Почему у ребенка нет татуировки? Я слышал, что каждый важный человек должен иметь татуировку, ведь так?»

Старый Бен Карсон обернулся, его лицо оставалось спокойным: «Да, то, что вы сказали – правда, милорд. Но там, откуда мы родом, взрослыми считаются от четырнадцатилетнего возраста. Только после прохождения обряда он будет готов для татуировки. Сейчас ему всего двенадцать.»

«О, хорошо, тогда еще один вопрос.» – Двэйн все еще улыбался, направляясь к ребенку: «Как тебя зовут?» Он произнес это очень мягко.

Глаза ребенка наполнились страхом: «Лафей….»

Двэйн выпустил еле слышный смешок. Он окинул взглядом старика, его улыбка, которую он сохранил, постепенно становилась холодной.

«Лафей – хорошее имя.» – холодно усмехнулся Двэйн: «Рэйлин, отведи Лафея в соседнюю комнату и дай ему попробовать что-нибудь интересного!»

Сказав это, Двэйн развернулся и вернулся к своему креслу.

Рэйлин уже встала и вместе с парой свирепых головорезов потащила бедного ребенка. Все трое подошли к соседней двери.

Оба подчиненных Рэйлин были пиратами из флота, их лица выглядели очень зловеще. Увидев такой исход, Бен Карсон тут же потемнел лицом. Обернувшись к Двэйну, он с тревогой воскликнул: «Благородный господин, это….»

«Это наказание за ложь.» – Двэйн уселся в кресло и холодно взглянул на старика.

Бен Карсон упал на колени и закричал: «Я….Я не лгу! Все, что я говорил, было правдой….»

«Хмпф!» – усмехнулся Двэйн: «Племя Солнца? Пророк? Сын вождя? Лафей? Ты действительно полагал, что легко сможешь одурачить меня, как этих тупых дворян?!»

В этот момент из соседней комнаты донеслись крики паники и ужаса. После первого крика стал слышен свист ударов кнута!»

Па!!!

Это был звук удара хлыстом о плоть, громкий и четкий, смешанный с ужасающими криками ребенка. Старик Бен Карсон тут же вскочил и попытался выбежать из комнаты. К несчастью для него, Рэйлин немедленно толкнула его одной рукой обратно в комнату.

«Рэйлин, для начала дай ребенку двадцать ударов плетью.» – голос Двэйна просто сочился холодом….. «Бен Карсон, хм, сейчас меня даже не волнует, настоящее ли это имя. Однако ты должен понять, что тело ребенка может не вынести такого наказания. Если ты не расскажешь мне правду после двадцати ударов, я увеличу их до сорока. Если ты опять будешь упорствовать, я увеличу их до шестидесяти, восьмидесяти, и так далее! До тех пор, пока ты не расскажешь мне правду!»

Лоб Бена Карсона покрылся потом: «….Все, что я говорил, было правдой! Правдой!!!»

«Правдой?» – усмехнулся Двэйн: «Все, что вы говорили, было правдоподобной ложью в попытке обмануть меня!»

Внезапно встав, Двэйн схватил чашу в правую руку и бросил ее в ноги Бена Карсона. С громким стуком чаша раскололась, и вода плеснула на лицо старика.

«Ты думал, я не знаю?» – глумился над стариком Двэйн: «Племя Солнца? Что за чушь? Все верно, в юго-восточном море действительно есть племя Солнца, только было это четырнадцать лет назад! Во время девятой экспедиции империи это племя входило в шестую группу. подлежащую уничтожению. Ты говоришь, что имя ребенка Лафей? Я скажу тебе, мне также известно несколько слов из вашего языка, а лафей означает «ветер»! Ты ждешь, что я поверю, будто приверженец бога Солнца назовет своего ребенка «ветер»? Ты думаешь, что я совсем дурак? Или, ты равняешь меня с остальными дворянами, ничего не знающими о Юго-восточном море?»

Ледяной взгляд Двэйна наконец упал на татуировку на руке Бена Карсона: «И наконец, твоя татуировка! Дорогой пророк! Да, по легенде, пророки действительно носят татуировки, но твоя из племени Солнца? И это бог Солнца? Что за чушь! Ты воспользовался моим незнанием о твоей культуре!»

Двэйн внезапно поднял руку и опустил палец в пролитый на полу чай. Затем, быстро двигая палец, он нарисовал картину на полу.

«Вот это настоящий солнечный Тотем! Тотем бога Солнца!»

Видя, как привычно Двэйн рисует узор перед ним, Бен Карсон почувствовал дрожь от кончиков пальцев до мозга!

Перед этим молодым аристократом он чувствовал себя, будто увидел призрака.

Он….Откуда он вообще это знает! Как он может иметь такое четкое представление о нас?!

Конечно, он тут же узнал узор, созданный Двэйном! Без единого пропущенного мазка, символ являл собой настоящий тотем бога Солнца! Знания этого молодого аристократа были превыше того, чего ожидал Бен Карсон!

«Ты нуждаешься в продолжении?» – холодно рассмеялся Двэйн над стариком: «Ты все еще не сдался? Тогда я скажу тебе, что твое тату означает даже не тотем, а всего лишь символ огня! Глупости! Ты думал, я даже не пойму разницы между обычным символом огня и символом тотема? В твоей культуре символ огня несет в себе благоприятный смысл, а не образ бога!»

Старый Бен Карсон весь взмок.

«Что сейчас?» – проговорив все это на одном дыхании, тон голоса Двэйна постепенно успокоился: «Ты удивлен? Тогда скажи мне правду о себе! Хмпф, тебя уже можно считать умным и хитрым. Создать такую цельную ложь для того, чтобы обмануть меня. Если бы не тот факт, что я изучал вашу культуру, то ты точно провел бы меня!»

Бен Карсон был все еще в оцепенении, когда Двэйн напомнил ему: «Бедный малыш Лафей, он все еще терпит удары плетью, а ты собираешься тратить время на всяческие раздумья?»

После этих слов Бен Карсон внезапно закричал, подавленный холодными воспоминаниями: «Нет! Не надо! Не трогайте его! Я скажу! Я все скажу!»

Оставить комментарий