Глава 183. Подчиненный

Двэйн размышлял об этом на протяжении всей ночи, но как сильно он, ни старался, ему просто не удавалось все разложить по полочкам.

Окей…этот чертов ублюдок Арагон, очевидно, с такой же судьбой, как и у него самого, он его товарищ по “путешествию” между мирами.

Но зачем он так пристально следил за ним и для чего он написал те слова на стопах малыша?

Кто он такой на самом деле и для чего он сделал все это?

Кроме того, не нельзя брать в расчет легенды Юго-восточного моря.

Черт! Как Арагон связан с этим мифом?

Но это лишь вопросы.

И Двэйну до сих пор не удалось отыскать ответы на них.

Потому что Кью-Кью уже поклялся, что он ничего не знает.

«Пойми меня, я обычное бедное домашнее животное. Кроме как писать и читать на этом языке, я не знаю ничего», когда Кью-Кью говорил это, он часто моргал, смотря на Двэйна, «Так что, пожалуйста, не делайте из меня барбекю из пингвинятенки, я клянусь, я совершенно невкусный!»

Само собой, Двэйн не стал бы делать барбекю из этого пингвина, но в его сердце до сих пор было сомнение, он думал, что пингвин что-то скрывает от него. А что бы этот пингвин проболтался, Двэйну пришлось бы долго обрабатывать его.

Арагон такой же путешественник, как и он…Хм, а этот мир становится все интереснее и интереснее.

Сейчас действительно было трудно описать настроение Двэйна. Он одновременно был в отчаянии, наполнен гневом, печалью и некоторым чувством радости.

Причина его гнева заключалась в том, что он чувствовал будто с ним играют. Нимб, что сиял так ярко, по имени Арагон, уже давно угас…Двэйн считал, что это нормально для путешественника между миров, достичь такого как этот сделал Арагон.

В Двэйне присутствовало чувство радости, которое он не мог объяснить.

Правильно, это была радость.

После десяти лет отрешенной жизни, он обнаружил, что рядом с ним был близкий по духу человек.

Единственное в чем заключалась проблема, было то, что он явился в этот мир на тысячу лет ранее. (П.П. прям писюсенькая проблемка)

Хм, и по этой причине он решил, что может управлять мною?

Ага, мечтай!!

Двэйн вредничал в своих мыслях.

Он необычный путешественник между мирами?

Если бы ты был богом или легендарной личностью, то я бы боялся тебя. Однако, после того как я узнал твою настоящую личность, разве я должен бояться тебя?

В этот момент Двэйн расслабился.

Рано утром, Мард пришел, чтобы принести завтрак, он знал, что прошлой ночью его господин был истеричкой. Когда происходит что-то подобное, ни один из других слуг не посмеет приблизиться к Двэйну, единственным исключением был Мард. Только перед этим старым добрым слугой Двэйн сможет успокоиться и подавить свой гнев.

Однако, вопреки тому, что ожидал Мард, что его господин во время завтрака был аномально счастлив, он даже съел много мятных конфеток. Видя хорошее настроение молодого господина, Мард кое-что подметил, прежде чем завязать разговор, «Господин…Кажется снаружи…»

«Ой, а что случилось?», с улыбкой сказал Двэйн.

«Да…хотя, технически нет», Мард начал объяснять, «Еще до восхода Солнца, несколько людей привели парня со сломанными ногами и оставили его прямо перед воротами. Как ни странно несколько людей стоят снаружи и следят за тем, чтобы он никуда не уполз. Из-за его истерик и крика, довольно большая толпа собралась снаружи»

«Игнорируйте их всех», Двэйн жевал мятную конфетку, «Парень, который любит запугивать других, заслуживает немного страданий»

После паузы, Двэйн начал думать про себя: “А Байлибер то умный человек..хехе”

Затем Двэйн небрежно спросил, «Какой сегодня день? Сколько дней прошло, с тех пор как я написал письмо?»

«Пятый день», ответил Мард, «Я думаю, оно скоро дойдет»

Поскольку Граф Раймонд возвращается обратно в замок Роланд, естественно, что Хуссэйну и Николь пора выдвигаться, а это письмо информировало их об этом, они должны встретиться в Столице.

Этим утром солидная толпа зевак скопился за пределами резиденции Герцога. Туда стягивалось множество людей, чтобы посмотреть, что там происходит, поэтому там даже скопился затор. К счастью, люди из отдела полиции пришли, чтобы разогнать толпу, а то черт его знает, когда бы это закончилось.

Бедняга стюард Гуро из Дома Байлибера лежал на деревянном поддоне. Обе его ноги были сломаны, а его опухшее лицо и тело сделали его подобным свинье, которую уже следовало зарезать. Он был полужив, его воющие крики о боли раздавались эхом на протяжении всего утра. В конце концов, он ослаб настолько, что даже исчезли его крики. Тем не менее, телохранители сторожившее его, не позволяли ему уснуть. Каждый раз, когда тот собирался уснуть, они выливали на него ведро ледяной волны, чтобы тот не упал в обморок.

Как только закончилось утро, и этому “шоу” настал конец. Беднягу Гуро, наконец, пришли слуги из Дома Байлибера и доставили письмо.

Двэйну письмо передал Мард. После того как он прочел содержимое письма, он улыбнулся и сказал, «Граф умеет вести дела». После того как он передал письмо, обратно в руки Марда, «Скажи его слугам, что я очень благодарен Сэру Байлиберу за его доброту»

После чего, Двэйн собирался прогуляться до своего магазина. За исключением нескольких рабов, приобретенных вчера, Рэйлин также привезла несколько осужденных рабов из бывшего Дома Соломона, включая того, который окликнул Двэйна на рынке рабов.

Что касалось их, Двэйн намерен был передать им все дела, чтобы смягчить нехватку рабочей силы для Рэйлин. Все эти рабы когда-то были членами семьи Соломона, так что это было вполне естественно, что они были настоящими ветеранами, когда дело доходило до ведения бизнеса.

Но прежде чем он успел выйти из дверей, Любосиджи из отдела Имперской Инспекцию уже побежал к нему в поисках аудиенции.

«Генерал Лонгботтом хочет видеть вас»

Лонгботтом? 250 Генерал?

На лице Двэйна появилась огромная улыбка.

Подумав об этом, Двэйн уже понял, что он дал Любосиджи уже достаточную сумму денег, чтобы этот генерал мог принимать душ с женщинами и прекрасным вином. Это было настолько смешно, что даже Любосиджи начал жаловаться на этот счет. Когда он успел стать сутенером, будучи чиновником из Имперской Инспекции?

Как-никак, Двэйн уже потратил на него более 40000 золотых монет. Двэйн был очень терпелив, и он не брал на себя инициативу, чтобы встретиться с этим человеком, обладающим необычайным талантом.

Он хорошо знал подобных людей, как правило, у них у всех есть свои причуды. Хотя его статус был высок, а он был известен, это не значило, что Генерал Лонгботтом будет лоялен к нему.

Такой талант невозможно привлечь, если он сам этого не захочет. В большинстве случаев, такие люди даже после того как они будут осыпаны серебром и золотом, они могут даже не моргнуть и глазом. Однако, если у них будет хорошее настроение, то они могут продастся вам с головой, даже не поморщившись.

Вплоть до сегодняшнего дня, 250 генерал, наконец, был искушен им.

Без промедления, Двэйн собрался и отправился в штаб инспекции.

Внутри тюрьму, Двэйну, наконец, удалось войти в камеру печально известного Генерала Лонгботтома.

Спустя множество усилий, ему, наконец, представился шанс встретиться лицом к лицу с этой печально известной легендой, которая когда-то вызвала множество головных болей у высшего военного командования.

По представлению Двэйна, этому бандитскому Генералу удалось завоевать сердце 20 тысяч солдат, он должен был выглядеть как огромный и выносливый бородач. Тем не менее, как только он вошел в камеру, он был сильно удивлен.

Внутри сидел толстенький парень с красивым лицом, в настоящее время он игрался с песочницей. (П.П. я вообще хз откуда там песочница и зачем ему в нее играть)

Этот 250-й Генерал был высок, очень высок, он был настолько высок, что его голова практически касалась потолка, когда он поднялся, чтобы поприветствовать Двэйна. Спустя множество лет тюремный жизни, этот парень выглядел сильным, несмотря на жир на его теле. А что еще важнее, он был просто до смешного красив, что ввело Двэйна в заблуждение.

Двэйн мог честно сказать, что если бы этот Генерал потерял часть своего жирка, то ему, определенно, удалось бы стать моделью.

«Что? Удивлен?», голос Лонгботтома был хриплым, а его глаза были наполнены теплом, «Ты, скорее всего, думал, что легендарный 250-й Генерал не может быть толстеньким маменькиным сыночком, не так ли?»

Двэйн был немного смущен, потому что именно эта мысль крутилась в его голове.

Лонгботтом вздохнул, прежде чем указать на единственное место в камере, где можно сесть, на кровать, «Присаживайся». А затем с сожалением в голосе, «Такой позор, если бы ты увидел меня в расцвете моих сил, то тебя никогда бы не посетила подобная мысль. Но никому не избежать подобной участи. В этой маленькой камере, на протяжении множества лет, я лишь ел и спал. Даже самый худой человек сможет растолстеть», он похлопал жир на своих бедрах, а в его глазах прошла вспышка разочарования, «С моим нынешним состоянием, я боюсь, что даже не смогу оседлать лошадь»

Двэйн молчал, он лишь наблюдал за этим странным человеком.

«Хорошо», Лонгботтом посмотрел на Двэйна, «Как только ты вошел в камеру, ты так и не проронил ни слова. Теперь, после того как я знаю твое имя и происхождение…О, самый молодой Герцог в истории Империи, бывший наследник Дома Роланд, а также опытный маг…Ты действительно заинтриговал меня»

Затем он протянул руку Двэйну, «Ты принес?»

«Что принес?», Двэйн был немного растерян.

Толстяк хитро улыбнулся, «Мой дорогой Герцог, разве ты не собирался завербовать меня, используя хорошую еду и прекрасных женщин? Поскольку ты хочешь завербовать меня, разве ты позволишь мне остаться в подобном месте? То, о чем я спрашиваю, ты принес ордер на освобождение?»

Двэйн улыбнулся.

250й Генерал был очень прямолинеен.

Без колебаний, Двэйн вытащил пустой бланк из своего кармана. Чтобы достать подобный ордер, Двэйну не пришлось прикладывать множества усилий. На ней была подпись верховного канцлера, а в той части, где следовало написать имя заключенного, был пробел. После того как имя Лонгботтома было вписано в нем, этот ордер немедленно вступит в силу.

Оставить комментарий