Глава 189. Решение Старика Смоука

В месте, где сейчас временно прибывал Герцог, Лонгботтом собрал всех в один отряд вновь призванных на военную службу мужчин.

Несколько грубоватая резиденция Герцога занимала очень скромный участок земли. По сравнению с хоромами стоящими по всей столице, это место можно считать средне-низшим уровнем, она была поистине недостойным местом для кого-то уровня Двэйна.

Тем не менее, в поместье Герцога не было недостатка в лошадях.

Когда Дом Роланд был депортирован из Имперской Столицы, они уже продали все свои владения, включая своё поместье; единственным исключением из всего этого были лошади, так как Двэйн хотел оставить их себе.

«Вы можете свободно выбрать своего собственного скакуна». После того, как Лонгботтом отдал им приказ, когда те спустились вниз, эти воины были очень удивлены.

Каждый из них уже знал, кто на самом деле был истинным хозяином этого места, когда они вошли в поместье. Только вчера они пытались зарабатывать на жизнь на рынке рабов в своей жалкой одежде, а теперь они находятся в резиденции знаменитого Герцога Тюльпана!

Помимо этого, они могут выбрать свою собственную лошадь?

Но Лонгботтом уже тихо покачивал головой, когда смотрел на то, как эти парни пытались оседлать лошадь. Он тихо шепнул Двэйну: «Эй, эти ребята всего лишь воины, а не рыцари. Место, куда мы идем, Северо-запад, там даже ребенек может оседлать лошадь.

В принципе, любой воин континента можешь достичь этого звания ассоциации рыцарей, после того, как он пройдёт аттестацию. А пока, они могут рассматриваться лишь как «воины», но не «рыцари».

Самое меньшее, что должны уметь рыцари, так это хотя бы ездить на лошади.

Однако, эти воины низшего класса, не способны защитить от смерти даже самих себя. А что еще хуже, они даже не могут оседлать скакунов для себя!

Подготовка воинов становится всё хуже на этом континенте. После того как признали организацию, которая может стоять на одном уровне с Магическим Союзом, нынешняя Ассоциация рыцарей была сокращена в плоть до того, что она больше не может конкурировать с остальными.

«Хех?» Глаза Лонгботтома внезапно загорелись, потому что его внимание было сосредоточено на Старике Смоуке. В отличие от остальных, которые смогли лишь накинуть седло, у Старика Смоука не было никаких проблем. Лишь после одного ловкого движения, его тело уже находилось в седле. Такая хорошая осанка встречается только среди всадников ветеранов, он выглядел абсолютно уверенным без какого-либо намека на панику.

«Этот парень – рыцарь». Лонгботтома заинтересовал этот Старик Смоук: «его боевые навыки очень даже не плохи, и его умение верховой езды, кажется, довольно хорошее. С такими способностями, как он дошел до такой жизни, что искал работу на рынке рабов?»

Двэйна интересовал тот же самый вопрос.

Эта временная резиденция может быть и маленькая по размеру, даже здесь присутствовали специальные сооружения, которые обычно используют дворяне. А именно ипподром.

Оставив тех счастливых птенцов, которые практиковали свои навыки верховой езды, Лонгботтом позвал Старика Смоука с собой в одну из комнат. Двэйн уже ждал их там.

Выражение лица Старика Смоука было жестким, будто он знал, в чем причина его вызова.

Конечно же ……

Лонгботтом не дождался, пока Старик Смоук спокойно дойдет до нужного места, прежде чем начал кричать в его сторону: «Доложите о вашем месте службы, Рыцарь».

В ту же секунду в результате долгих лет обучения, Старик Смоук инстинктивно расправил руки и сдвинул ноги, прежде чем кричать: «Командир шестого подразделения Королевской Гвардии».

Когда он произнес всю фразу, Смоук, понял, что он больше не является частью Королевской гвардии.

Но Лонгботтом и Двэйн были довольны результатами.

Глядя на неестественное выражение лица этого парня, которого звали Старик Смоук, Двэйн улыбнулся: «Раньше ты был офицером в Королевской гвардии?»

«…..Да, всё верно».

Лонгботтом улыбнулся с облегчением: «не удивительно, я вижу, что ты заправляешь, брюки в сапоги…. Только королевские гвардейцы любители покрасоваться.

Старик Смоук немного покраснел. Это действительно так, в отличие от обычной армии, королевские гвардейцы отличались во многих аспектах. Это особенно заметно, когда дело касается их внешнего вида, его можно назвать образцовым.

Их форма всегда выглажена идеально, а их брюки всегда заправлены в сапоги, что бы выглядеть высоким и стройным.

Но это высказывание «любители покрасоваться», самому Старику Смоуку приносило боль. В его мыслях, те кошмарные моменты переворота начинают опять появляться в его голове. 3000 самых элитных королевских гвардейцев были убиты в тот роковой день. Как беззащитные кролики, всё потому, что они были плохо оснащены оружием, с этим так называемым «красивым нарядом»

Солдаты должны следить за своим внешним видом, но если это становится чрезмерно…То они могут рассматриваться только в качестве почетного караула.

«Достаточно, Генерал». Двэйн помахал Лонгботтому с улыбкой. Посмотрев на Старика Смоука, он сказал: «я думаю, ты уже знаешь, что я хочу спросить у тебя, верно?»

Прежде чем вздохнуть, Старик Смоук кивнул. «Мой лорд, вы собираетесь связать меня, как дезертира?»

Это действительно то, что беспокоило Смоука больше всего. В пределах Империи, наказание для дезертиров везде одинаковые… Смерть!!

«Расскажи нам о себе, Старик Смоук». Двэйн улыбается.

«Я….. раньше был в королевской гвардии». Старик Смоук скрипел зубами: «До начала церемонии этим летом, я служил королевской гвардии 12 полных лет….»

Впоследствии, Старик Смоук рассказал обо всех деталях своих похождений во время переворота.

«…..Я был поражен стрелой, прямо здесь». Старик Смоук показывает место раны на груди: «я потерял сознание, но не умер. Когда очищалось поле боя, меня приняли за трупа, а затем меня вывезли за пределы города. Посреди ночи, я проснулся и обнаружил себя в куче мертвых тел и сильного запаха мертвечины. Я не знаю, кто победил, я не осмеливался спросить. Вместо этого, я тайком выбрался из того места…. Они не были вооружены. Что бы иметь дело с тысячами трупов, нужны были только около ста гвардейцев, что бы следить за ними, так что меня не обнаружили».

«А что потом?» Двэйн кивает.

«Потом, я улизнул в соседний город. Я всю ночь проспал в фермерской конюшне. В полдень, я проснулся и украл одежду, что бы замаскироваться. К счастью, поблизости была река, где я промыл свои раны. После, я был спасен группой путешествующих торговцев. Я объяснил им, что произошло в Столице, что я обычный гражданин и что я попал под перекрестный огонь. Моя история не вызвала подозрений, потому что многие невинные люди пострадали так же, как я. После того, как меня перевязали, они дали мне немного воды и еды, перед тем как оставили меня одного. Несколько дней спустя, я, наконец, вернулся в столицу».

«Ты вернулся». Двэйн кивнул. «Ну, ты тогда уже должны знать, кто победил в государственном перевороте, верно? Так как победила сторона Королевства, почему ты не вернулся на свой пост? Такие как вы, которые боролись с врагом ценой своей жизни, должны быть сильно вознаграждены, если вернулись обратно живыми.

Старик Смоук молчал, но Двэйн может сказать, что в глазах Старика горел огонь.

«Мой Лорд, нас было в общей сложности 3000 человек, большинство из них сейчас мертвы. Тем более моя команда, мои братья, все они погибли. Так же весь мой отряд, мой капитан тоже мертв. Из всего моего отряда, я боюсь, что я единственный, кто остался в живых».

Голос Старика Смоука становился быстрее: «я был там в течение 12 лет, всегда предан королевскому двору. Всякий раз, когда была наша смена, я и мои братья выходили вместе на прогулку. Мы пили вместе, мы играли вместе, и мы даже искали женщин вместе. Я помню, однажды я упал с горы, и сломал ногу. В то время, мой капитан лично потащил меня на себе! Но теперь…. Они все мертвы». Под конец предложения, голоса Старика Смоука звучал довольно суховато: «Они все мертвы».

Двэйн ничего не мог сказать, в то время как Лонгботтом лишь нерешительно прикусил губу.

«Я помню их имена. Все они мои братья, мои офицеры. Рыцарь Хэнк, он хороший капитан. Он мог быть строгим, но он угощал нас напитками, когда мы выходили на дежурство. Так же Игнацио, я всё еще должен ему деньги за азартные игры. И Русса, я даже дрался с ним из-за женщины. Я хотел извиниться в конце, но теперь….» Голос Старика Смоука начал неуклюже дрожать, когда он повторил эту фразу:

«Но теперь все они мертвы, все они мертвы…..»

«Но их смерть – не твоя вина.» Двэйн посмотрел Старику Смоуку в глаза: «Они были убиты мятежниками, и тебе очень повезло, что ты не умер, так почему же ты не вернулся?»

Смоук ничего не ответил Двэйну, вместо этого он задал вопрос на вопрос.

«Ваше Герцегство, подробности государственного переворота скоро распространились по всей округе, и каждый знал, что происходит». Глаза Старика Смоука вдруг стали мрачными, как у умирающего человека. «Мой Лорд, Принц Сон стал Регентом. В тот день, он знал о восстании, и он готовился заранее! Его план завершен, в конечном итоге он станет Императором, верно?»

Двэйн начал понимать мысли этого человека.

«Поскольку Принц Сон уже знал обо всем, почему он это не остановил всё это?»

«Если Принц Сон знал, то почему мы – 3000 королевских гвардейцев должны были умереть?»

«Если Принц Сон знал, то почему он не сделал ничего до того, как произошел переворот?»

На эти вопросы Двэйн не мог ответить, вернее, он не мог сказать их вслух.

«Ваше превосходительство, вы не можете ответить на мой вопрос?» Старик Смоук криво улыбнулся: «На самом деле, я и сам знаю ответ».

Он сделал глубокий вдох: «Потому что Принца Сон никогда не собирался останавливать переворот. Ему нужен был этот переворот, что бы избавиться от наследного принца. Поэтому, 3000 гвардейцев должны были умереть. С самого начала мы были приманкой, которая заставит наследного принца совершить огромную ошибку. Его план завершен, Принцу Сону остался ровно один шаг до престола…. С самого начала и до сих пор, мы были брошены!»

В конце концов, Старик Смоук сказал в заключении: «Я все это понимаю»

Двэйн только вздохнул, но толстый, круглолицый Лонгботтом стоял рядом с ним, и внезапно тяжело ударил по столу.

«Я являюсь членом Королевской гвардии». Голос Старика Смоука звучал тяжело: «Я был когда-то предан королевскому дому. До тех пор пока флаги Империи развиваются над этим местом, я готов пролить свою кровь и бороться с достоинством! Тем не менее, я вдруг узнал, кому я поклялся, и кому я отдал все эти годы жизни, на самом деле не заслуживали моей верности».

«Я солдат! И я готов умереть! Но…. Я определенно не готов умереть за того, кто предал и бросил меня! Я выжил в этом бою, и я отказываюсь возвращаться, что бы служить королевской семье!»

Оставить комментарий