Глава 205-1. Ошеломление (часть 1)

Когда повозки Двэйна въехали в город Лоулань, на улице уже было темно. Видимость постепенно ухудшалась, и замковые стражники снаружи не позволяли себя расслабиться. Заметив флаги и уже зная, кто приближался к ним, они быстро построились и расчистили дорогу для новоприбывших.

Что касается этого недавно построенного замка, Двэйн очень доволен. Еще в своей предыдущей жизни, у него была возможность путешествия на запад, где он смог увидеть самые примечательные средневековые замки. Остро желая что-либо подобного, он, конечно же, устремился в этом направлении при первой же подвернувшейся возможности. По сравнению с замком Роланд, этот был даже больше на несколько сторон и оборудован парой колодцев для замковых нужд! А для увеличения обороноспособности этой громадины Двэйн отдал приказ своим людям ввести подземные воды в ров вокруг стен замка. Даже если в будущем война все-таки произойдет, и внешний периметр будет взломан, они смогут легко спрятаться за внутренним замком в течение года или около того.

Подражая стилю Букингемского Дворца в Великобритании, через ров перекинулся деревянный мост, в тоже время являющийся воротами замка. По сторонам моста застыла богато экипированная стража, стоявшая без единого движения, даже когда подъехала карета Двэйна. Единственным заметным жестом с их стороны была отдача чести правой рукой, что делало их намного живее.

Оказавшись внутри, первый, кто поприветствовал Двэйна, конечно же, был Мард, и из уст своего верного слуги он узнал, что подготовка к банкету идет полным ходом.

За прошедшие дни город Лоулань оказался охвачен суетливой подготовкой к празднованию. Куда бы вы ни посмотрели, везде царило веселье, и даже патрули стражи, так сурово выглядящие обычно, переоделись в новую униформу как раз для этого случая. кроме того, происходило что-то уникальное и выходящее за рамки обычного. Привычно было видеть паству, молящуюся в храмах своим богам, но в городе Лоулань поклонялись только замку герцога. Каждый день, большие скопления народа стояли рядом со стеной замка, громко и открыто произносили свои молитвы, а затем спокойно расходились по делам.

После того, как Двэйн пришел на Северо-запад, снова и снова он создавал чудеса прямо перед всеми. От урожая зерна, до строительства самого величайшего города в этой провинции, которого когда-либо видели, все были свидетелями этих событий из первых рук, не упоминая уже об уменьшении налога для этих бедных фермеров. Кроме того, была еще одна вещь. Хотя он даже и не отдавал приказа, Лонгботтом не раз отправлял своих людей в пустоши, где они выкашивали бандитские группы, беспокоившие Северо-запад на протяжении многих лет. Не зная всей правды, люди ошибочно приписывали успехи Лонгботтома Двэйну. По этой причине группы людей и приходили к стене замка молиться за здоровье и благополучие Двэйна. По их мнению, с тех пор как Двэйн стал править Северо-западом, их благополучие процветало.

Вот почему, когда вышел слух, что герцог в двух днях от своего пятнадцатилетия, население всего города кипело в ожидании, которое даже затмевало радостное ожидание, обычно припасаемое на летние праздники.

А ко Дню рождения Двэйна замок, конечно же, не проиграет обычной своей многолюдности. Каждый день прислуга сбивалась с ног, без отдыха организовывала все. Двэйн и правда не желал делать праздник чересчур сложным, ведь он не привык к большим мероприятиям, но Филипп быстро сбил его с этой мысли, как только уловил намерения герцога. Его аргументом было: если герцог не позволит празднику свершиться, в глазах остальных это сделает его жестоким и повредит его престижу.

«Юный господин, ужин готов. Следуя Вашим приказам, я опросил всех и узнал, что семья Листер с юга, поэтому я намеренно сделал несколько южных блюд…..» Пока Мард докладывал ему, сзади внезапно появилось несколько всадников. Спрыгнув с лошади, они тут же поклонились и отдали честь Двэйну: «Милорд, повозки дома Листер уже на подходе!»

Двэйн кивнул: «Хмм, они уже здесь.»

Даже не успев сменить свою одежду, Двэйн встал в дверях, чтобы поприветствовать гостей.

Позже вечером, замковая стража выстроилась на мосту в две линии, прозвучал рог, а на стенах замка развались два гигантских знамени; одно с золотым тюльпаном, а второе дома Листер.

Сначала Двэйн не планировал действовать так плотно, все-таки, его приехало встретить только два ребенка. Как бы то ни было, когда он обдумал все еще раз, то изменил свое мнение. Брат маркизы, мальчик был единственным наследником состояния Листер, поэтому он являлся будущим правителем семьи. Для своего же интереса, лучше показать ему свое хорошее расположение.

Какая жалость, что Даданайер – бывший подчиненный семьи Листер сейчас вне города. Три дня назад он направился в северо-западный коридор, чтобы приобрести у местных несколько лошадей и скота.

Под торжественные звуки рога группа всадников на белых лошадях медленно приближалась к воротам. Разодетые в обычную серебристую броню, они выглядели, как будто их отбирали по их красоте и молодости. Мало того, даже их скакуны были полностью одеты в соответствующую серебристую броню….

С одного взгляда Двэйн мог наверняка сказать, что эта группа является личным отрядом дома Листер, известная как «Белокрылые Рыцари». В доме Листер были только маркизы с ненаследуемым дворянским титулом, и технически они не имели права содержать личную армию. Но ты верно шутишь! Для такой известной и богатой семьи просто невозможно путешествовать куда-то без охраны. Используя оговорки о наемнических группах, дом Листер создал фиктивную компанию за пределами семьи и обошел ограничение, создав боевую силу, на которую они могли положиться.

Имперский Указ: Никто, кроме наследственной аристократии, не может владеть частными армиями! Но все же империя действительно позволяла богатым людям подряжать наемников.

Правда состояла в том, что все знали, что сделал дом Листер, но зачем им беспричинные проблемы для такой богатой семьи? Просто, согласно имперскому указу, число наемников на службе не могло превышать пятьсот человек, поэтому список отряда белокрылых рыцарей всегда имел нечетное число 499.

Что касается этого числа, то Двэйн также понимал, что внутри все намного больше, чем снаружи. Известное высказывание гласило: «для каждой политики всегда будет своя контрмера». Век рыцарства давно прошел, но он имел славное прошлое, поэтому отношение к рыцарям было довольно сносным. Но самый большим трюком здесь было то, что в дополнение к собственно рыцарям, им было позволено быть в сопровождении четырех оруженосцев. Хотя обычно, они, как правило, были ответственны за чистку и починку оружия, но, когда начиналась битва, они также вставали в строй, не пропуская врага…..

Удивительно, что…..имена оруженосцев не требовалось записывать в официальный список!

Другими словами, белокрылые рыцари числом в 499 в официальном листе, но, включив оруженосцев, их численность превышала 2,000!

В отличие от Двэйна, который имел территорию, нуждающуюся в защите, этого двухтысячного отряда было более чем достаточно для защиты купеческого дома, такого как дом Листер.

Рассмотрев эту группу серебристых бронированных рыцарей на белых конях, Двэйн не мог не вздохнуть в разочаровании.

И хотя настоящим главой семьи Листер являлась женщина, но то, что даже их стража была причудливо разукрашена, чтобы показать себя с самой красивой стороны, все это было чересчур расточительным. Нагромождение ненужных вещей только ради красоты, Двэйн уже мог себе представить, насколько они будут бесполезны в настоящей схватке.

Хотя он внутри себя качал головой, снаружи ничего не изменилось. За своей приветливой улыбкой никто не мог сказать, насколько он был разочарован.

Ну, по крайней мере, группа белых рыцарей до сих могли правильно спуститься с лошади. Спустившись в унисон, они быстро построились в линии по обе стороны моста. Затем, несколько конных экипажей медленно подъехали к воротам.

Повозки могли показать обычными на первый взгляд, но это было не так. От орлиных глаз Двэйна не могла укрыться стоимость такой повозки, которая значительно превышала цену кареты, подаренной ему принцем Соном. В сочетании с многочисленными добавками, скрытыми под поверхностью, экипажи не были ни заносчивыми, ни скрытными, действительно подходящими даже для кого-то высокого ранга.

Когда повозки остановились прямо пред воротами замка, на земле тут же раскинулась красная ковровая дорожка, чтобы поприветствовать их прибытие. Как будто уже привыкнув к таким сенам, глава белых рыцарей привычно подошел к карете господина и открыл дверь.

Потом, стройная и изящная нога ступила на землю, и хрупкая фигура стала приближаться прогулочным шагом.

Бог свидетель, даже то, как эта женщина склонила свою талию, чтобы выйти из кареты было прекрасно! Это было, как если бы каждое из ее движений выглядело прямо как это, элегантно и изысканно….

Когда она впервые взглянула на него снизу вверх, даже сердце Двэйна начало беспощадно биться в груди, ведь он увидел лицо девушки!

Это лицо! Как оно прекрасно!!!

Оставить комментарий