Глава 22. Страшная иллюзия гоблина

Это действительно было довольно странно.

Двэйн едва стоял с ужасающей раной, зияющая дыра насквозь пронзила его грудь, но он будто не замечал вытекающей крови!

Как только Двэйн, заплетаясь, прошел несколько шагов вперед, Львиный Кондор снова напал на него на виду у шокированной публике. Двэйн был застигнут врасплох: беспощадные острые когти тут же выпустили наружу струи темно-красной крови…

«Господин!»

Роберт отчаянно рванулся вперед с налитыми кровью глазами, а крошечное тело Двэйна пошатываясь уже подымалось вверх, кроме того, он кажется, все еще улыбался… Двэйн действительно продолжал улыбаться, что в этой ситуации выглядело для всех очень странно.

Этот маленький юноша поднял голову и громко рассмеялся на Кондоров, заполнивших небо: «Если это и есть ваша иллюзия, то мне уже достаточно видений. Можете снять её!»

Роберт рванулся вперед, длинный меч в его руках стал сверкающим лучом, нацелившимся на последнего атаковавшего Двэйна Львиного Кондора. Преданный рыцарь не сдерживал свое боевое ЦИ настолько, что превысил лимит своего тела. Каждый мускул во внушительном теле рыцаря взорвался, как будто кровь сочилась через кожу!

Нанесённый мечом удар, забирая боевую ЦИ, разрезал небо и пронзил прочное оперение Кондора, отбросив его в воздух!

Роберт бросился к Двэйну, обняв его со всей силы, закрывая его своей спиной от неба…

«Роберт». Двэйн задыхался в его руках, по-прежнему улыбаясь, в то время как кровь лилась из его рта: «Послушай, нас обманывают, это все не правда». Он показал на свои раны: «Смотри, с такими ранами обычный человек давно бы умер. Но…»

Роберт был не идиотом, и наконец, понял несоответствие. Вот, что Двэйн имел ввиду… Такой маленький и слабый мальчик не умер в мучениях от этих смертельных ран! Такие ранения уже давно превратили бы могучего воина в труп.

«Мои духовные силы больше, чем у большинства людей, поэтому иллюзия не может полностью воздействовать на меня». Двэйн задыхался: «К несчастью, я не знаю, как снять её… Должно быть, это вид магии разума или, возможно, заклинание иллюзии».

«Заклинание иллюзии…». Роберт глубоко вздохнул и громко взревел: «Троцкий! Мистер Троцкий!»

Троцкий, охраняемый в центре взвода, услышал зов и откликнулся.

Роберт вызвался нести Двэйна, пока Львиные Кондоры атаковали, подобно граду. Его спина была несколько раз ранена, даже броня была раздроблена, повреждая плоть под ней.

Роберт взревел: «Подумайте вот о чём! Господин говорит, что это часть магии иллюзии!»

Троцкий сильно заволновался. В конце концов, он не был настоящим магом, а алхимические фокусы, которые он использовал для создания магии, относились лишь к огненной магии. Он даже бегло не изучал магию разума.

Роберт уже быстро бежал назад с Двэйном, и Троцкий крикнул: «Я не могу разрушить иллюзию…. Может быть, если мы избавимся от этих существ. Так же, как мы избавились от носорога и волшебного волка».

Роберт не мог не закричать: «Серьезно! Если бы могли, мы бы уже это сделали!»

Двэйн в его объятиях вдруг улыбнулся и сказал тихим голосом: «Роберт, позволь мне спросить тебя… Послушай, каждый рыцарь в империи обученный боевой ЦИ, имеет в ней слабое место, так где твоё слабое место?»

«…….» Роберт беспомощно вытаращился, он не ожидал такого вопроса от господина в этот момент.

«Быстрее». Продолжил Двэйн: «У меня есть план».

У каждого рыцаря, обученного боевой ЦИ будут свои собственные слабые места ЦИ. Когда рыцари использовали боевую ЦИ, их сила могла увеличиваться в несколько раз по сравнению с силой мышц, или даже больше. Но их слабое место было наиболее тщательно охраняемым секретом каждого рыцаря! Как он мог рассказать о нем так легко?

Но сердце Роберта забилось, когда он, склонив голову, посмотрел на своего господина, покрытого кровью, и стиснув зубы: «На… правой стороне моего живота, ниже четвертого ребра…».

Пока он говорил, лицо Двэйна странно осветилось! Никто не знал, где этот слабый юноша взял силу, но он вдруг завертелся, вырвался из рук Роберта, стремительно вытащил кинжал, привязанный к ноге рыцаря, и вонзил его в грудь Роберта!

Роберт мог бы увернуться, но как верный рыцарь, непоколебимый вассал семьи Роланд, он медлил слишком долго. Кроме того, это был не атакующий враг, а… его собственный господин!

Его нагрудная броня уже была разорвана в бою, и ледяной кинжал пронзил правую сторону груди Роберта, чуть ниже четвертого ребра! Роберт мог даже почувствовать странное ощущение холода от кинжала, проникающего в его грудь…

Все видели, как их господин резко выхватил кинжал и ударил рыцаря, и беспомощно глазели!

Роберт был больше всего шокирован, удивлённо смотря на маленького господина рядом с ним. Ему никогда не приходило в голову, что цель его преданной защиты внезапно ополчится на него в такой момент! Но выражение лица Двэйна было спокойным и даже немного утешающим.

«Не волнуйся, Роберт, я не наврежу тебе. Это всего лишь кошмар».

Услышав приглушенный голос Двэйна, Роберт глухо застонал, его тело замедлилось, отказавшись от сопротивления…

Роберт закрыл глаза и упал на землю…

Двэйн медленно встал окруженный тревожными криками, с кинжала в руке капала кровь. Все стражники семьи Роланд смотрели на него с ужасом, но Двэйн, слегка улыбнувшись, рассмеялся и бросил кинжал.

«Это конец, иллюзии!»

Когда кинжал Двэйна пронзил грудь рыцаря, Львиные Кондоры, заполонившие небо, вдруг издали жалобный вой! Множество Кондоров тут же спикировали на Двэйна одновременно со всех сторон!

Казалось, эти острые когти и клювы разорвут молодого Двэйна в клочья!

Все закрыли глаза, полагая, что на этот раз они действительно в беде!

Но в этот момент произошло кое-что невероятное.

Первый Кондор, атаковавший Двэйна, внезапно взорвался в бесчисленных пылинках света… Все остальные Кондоры застыли в воздухе! Казалось их тела покрывают бесчисленные трещины, и через трещины прорывался сильный свет…

С последним криком…

Никто не мог помочь, и все склонили головы от бесчисленных лучей света, не осмеливаясь на них взглянуть. Только Двэйн все еще стоял прямо, подняв голову, чтобы посмотреть на необычное зрелище в небе с холодной улыбкой на лице…

Один за другим Кондоры постепенно растворялись, становясь бесчисленными пылинками света, рассеянными по ветру…

В блестящем сиянии казалось, что вечер стал днем! Двэйн мог почувствовать воздух вокруг него, точно само пространство искажалось. Окружающие деревья, подлесок, товарищи, даже трупы и кровь на земле, все это было искажено…

И, наконец, с сильным ударом, все стало тихо…

Лес остался лесом.

Небо осталось небом

Горы в дали остались точно такими же горами.

Закат был точно таким же закатом.

Но кровь на площадке исчезла. Изуродованные куски трупов исчезли.

Вместо них на земле в полном беспорядке находились люди. Сэр Спам, его подчиненные, охрана семьи Роланд — все лежали на земле с закрытыми глазами, но они точно были живы.

Только без сознания

Двэйн посмотрел на себя, все страшные раны, полученные им, уже исчезли без следа.

Роберт лежал у него в ногах… Поразительно, у рыцаря не было никаких повреждений!

Раны, полученные в недавней битве, и тогда, когда Двэйн ударил его… Все они исчезли!

Его броня была цела, только добавилась царапина на правой стороне его нагрудника, примерно у четвертого ребра. Это там, где Двэйн только что ранил его кинжалом, но как слабый мальчик без боевых навыков пронзил бы броню? В лучшем случае он мог оставить след на ней.

Двэйн с усилием похлопал Роберта по лицу, пробуждая рыцаря из сна.

Роберт открыл глаза и увидел своего господина, смотрящего на него. Затем Двэйн сказал с улыбкой: «К сожалению, у меня не было выбора… Потому что ты был источником этой всей ситуации. Все эти Львиные Кондоры были основаны на твоих воспоминаниях о самом страшном времени твоей жизни, соединенных с наваждениями в твоём сердце… Так что я мог только ударить тебя, и как только ты упал без сознания, у иллюзии пропал источник, и она исчезла».

Что касается Двэйна, только что ударившего кинжалом Роберта… Он нанес удар во сне.

Стражи семьи Роланд все еще стояли и осматривали себя с удивлением, а затем друг друга. Они не могли понять, каким странным способом этот маленький господин добился, чтобы эти страшные волшебные звери исчезли… Как и недавние раны.

Их уже мертвые товарищи, даже те, кого разрубило на куски, лежали невредимые на земле.

Единственной, кто был ранен, была леди-рыцарь Рэйлин.

Рана на руке Рэйлин была настоящей! То, что она использовала, было секретной техникой Клана Луны… Магия, отключающая поле.

С помощью её секретной техники вся магия была устранена. Когда она использовала её, она практически вырвалась из иллюзии, и, следовательно, ее травма была «реальной».

Не было времени на объяснения, и что произошло, понял только маг Троцкий. Несмотря на то, что он не был достаточно умелым в магии, он был исключительно эрудированным в волшебных знаниях. Он сразу же вытащил несколько лекарств и начал лечить руку бессознательной леди-рыцаря.

Двэйн поднял кинжал с земли и взглянул: «Как и следовало ожидать, ни капли крови».

Он прошел вперед, держа кинжал. В этот момент все обнаружили, что впереди в кустах показалось дергающееся маленькое существо.

Это существо было размером с большую крысу, его ярко-зеленый мех было сложно разглядеть в кустах… Если не приглядываться.

Приближение Двэйна заставило это маленькое существо немедленно испустить встревоженный крик, но он двигался слишком медленно. Когда же он попытался сбежать через кусты, кинжал вылетел из руки Двэйна, пронзив землю перед ним. Двэйн наступил на него…

Все ясно видели, что толстое тельце этого существа под зеленым мехом выглядит как шарик мяса, и у него был неожиданно длинный большой хвост… Похожий на беличий.

На самом деле, зверек выглядел прямо как белка – за исключением его странного зеленого меха!

Отличием был также и крошечный острый рог, выступающий из его лба. В отличие от других животных, этот рог был сделан не из кости, а из блестящего кристалла.

Двэйн стоял на хвосте, зверек чирикал и визжал, изо всех сил пытаясь освободиться. Он, оскалив клыки, закричал на Двэйна, рог на его голове внезапно засветился ярким лучом света, который ударил Двэйна….

Этот яркий свет не причинил Двэйну не малейшего вреда, он чувствовал только, как бесчисленные воспоминания всплывают в его голове, как будто он быстро вспоминал всякие вещи…

Страх?

Да, как будто он вспоминал самые ужасные моменты в жизни!

Он почувствовал, как что-то словно просматривает его воспоминания, но эти грязные вещи в его голове не были частью этого мира, и так как эти ужасные воспоминания вытаскивались наружу один за другим, Двэйн сильно затряс головой…

Он был взбешен!

Двэйн, который с момента прихода в этот мир всегда носил слабую улыбку, теперь имел взбешенный вид, гнев кипел в нем!

Двэйн холодно посмотрел на эту мелочь, а потом вдруг наклонился и жестким низким голосом сказал: «Ну, что ж, вы ищете вещи, которых я боюсь…. Тогда жаль, но вы будете разочарованы!»

Он протянул руку, чтобы схватить маленькое существо, пальцы Двэйна плотно сомкнулись на его шее, и потянул его вверх, приблизив, прежде чем тихо сказать: «Если вы можете понять страх в людских сердцах, тогда почему бы вам не понять меня? Позвольте мне сказать вам… Даже не думайте играть в эту игру со мной… В то время как страх появился в моем сердце, вещи, которых я испугался, не существует в этом мире! Иллюзии, которые вы можете сделать должны быть ограничены только теми вещами, которые находятся в пределах правил этого мира… Но, к моему сожалению… я не принадлежу этому миру!»

Маленький зверек изо всех сил пытался освободиться, рог на его голове постоянно стрелял лучами в Двэйна, впрочем, его глаза выражали страх и отчаяние… Так как свет был источником его магии иллюзии, а для этого человека напротив… Это было совершенно неэффективно!

«Господин…»

Пока Двэйна обуревал гнев, за ним раздался удивленный голос волшебника.

Троцкий быстро подбежал к Двэйну и внимательно изучил маленькое существо, долго держа его в руке, прежде чем радостно вскрикнул: «Боже мой! Это ужасный фантомный гоблин!! Согласно историческим записям, это существо вымерло несколько веков назад!! Небеса! Посмотрите на лоб, рог уже в длину пальца! Это маленькое существо только детеныш фантомного гоблина, ему должно быть меньше века!»

Голос Двэйна был очень холоден: «Что еще одна волшебная тварь? Фантомный гоблин? Он редкий?»

Лицо Троцкого не могло выразить всей той алчности, когда он облизал губы: «Этот ужасный фантомный гоблин может использовать страх в сердцах людей, чтобы справляться с врагами. Это в высшей степени умный магический зверь, которого даже не нужно сравнивать с обычными волшебными созданиями! И и…»

«И что?»

Глаза мага сияли: «Сотни лет назад это создание было сокровищем, которого жаждал каждый волшебник. Если его поймать, убить, вырвать рог и носить при себе, то он даст иммунитет к почти всей ментальной магии! Этот рог – материал для создания первоклассного амулета защиты».

Как будто бы понимая мага, когда ужасный фантомный гоблин услышал об убийстве для добычи рога, его толстое тело немедленно задрожало и стало вырываться все сильнее и сильнее, как будто его жизнь зависела от этого. Крошечные глаза, похожие на бобы, расширились и были наполнены страхом.

В этот момент позади них большинство стражей семьи Роланд уже собрались вокруг, остальные были заняты приведением их бессознательных товарищей и сэра Спама в чувство.

Двэйн поглядел на маленького зверька в руке и мрачно сказал: «Иммунитет к почти всей ментальной магии? Так это на самом деле такое драгоценное существо… Как он используется? Может рог быть вытащен сразу после его смерти?»

Маг практически млел от счастья: «Да! Все верно! И не только его рог, даже мех, оба — драгоценные магические материалы, он также ценный ингредиент для алхимии! С его помощью я могу сделать…»

Прежде чем Троцкий закончил говорить, раздался внезапный свист с далекой горы, и тут же в воздух выпустили огненный шар. Это был сигнал от одной из поисковых групп – что-то произошло.

Когда все остолбенели, мерцающий свет внезапно показался далеко в лесу, как раз в том месте, откуда вылетела вспышка другой поисковой команды!

Этот свет подлетел к ним и сразу упал прямо на глазах у всех! На земле он обернулся зеленым, как нефрит, пламенем, из которого вышел человек!

«Осторожно! Это, должно быть, заклинание высокого ранга, «нефритовое пламя телепортации!» Троцкий сильно нервничал.

Человек, вышедший из зеленого пламени, был одет в официальное одеяние мага и остроконечную шляпу, и его мантия была золотой! На груди висел золотой трехлистный символ полыни!

Двэйн, хорошо знакомый с общими знаниями о магах, узнал его с первого взгляда: это был символ «Архимага»!

Маги на континенте разделялись на десять уровней: ниже четвертого были волшебники низкого ранга, с четвертого по восьмой относились к среднему уровню, но на восьмом и выше располагались люди, называемые «Архимагами».

И этот трехлистный символ полыни ясно давал понять – статус мага один из высочайших на континенте! Этот тип был, как минимум, волшебником восьмого уровня!

Несколько короткая и стройная фигура была полностью закрыта золотой мантией, выглядящей несравненно роскошно в лучах заходящего солнца, а лицо мага было полностью скрыто заостренной шляпой, и даже высокий воротник был поднят, так что нельзя было рассмотреть даже оттенка кожи.

Даже если лица не было видно, Двэйн ясно чувствовал взгляд мага, направленный на ужасного фантомного гоблина в его руке!

Высший маг появился внезапно, оставив Двэйна и Троцкого в удивлении. Вспомнив разговор Троцкого о ценности маленького фантомного гоблина, Двэйн, конечно, подумал о том, что другие тоже бы хотели…

«Кто вы!» Спокойно крикнул Двэйн.

Сир Роберт быстро отреагировал, махнув рукой, и многочисленная охрана семьи Роланд тут же подобралась для защиты Двэйна.

Сегодня уже столько произошло! Внезапно появившийся грозный высший маг заставил понервничать сира Роберта… Враг это или друг, черт его знает!

«Я рыцарь семьи Роланд, прославленный маг, пожалуйста, укажите цель своего визита!» Роберт говорил, закрывая собой Двэйна.

Он первым раскрыл свое имя, прежде чем спрашивать оппонента, что было наиболее разумным решением. Он также надеялся, что имя семьи Роланд заставит мага подумать о последствиях.

Прежде чем маг заговорил, первым делом он поднял свои широкие рукава и стянул шляпу, открывая лицо.

Все сразу же были шокированы!!!

«Я, я, я из-з-ви-и-няюсь…» Голос мага оказался мягким и приятным, даже немного нервным и робким… Самое главное, он сильно заикался!

«Я-я-я и-и-ищу его» Тонкий палец указал на ужасного фантомного гоблина в руке Двэйна.

Маг обладал не только милым голосом, но и приятной внешностью. Высший маг с золотым символом полыни, сняв шляпу, оказался девочкой с застенчивым выражением лица. Её гладкие и круглые щеки были ярко красного цвета, как будто она покраснела от их взглядов! Нос и рот были маленькими и изящными, а глаза – большими и яркими. В глазах читалась мольба.

«Я, я, я из-з-ви-и-няюсь… Э-это п-п-питомец м-моего учителя, я-я-я пришла з-забрать е-его назад.» Чем больше она нервничала, тем больше заикалась и выглядела так, как будто собирается заплакать: «М-м-можете в-в-вернуть его? Я-я-я… Е-если не в-верну е-его, у-у-учитель н-накажет меня.»

Оставить комментарий