Глава 236. Ласка наносит визит.

К тому времени как Альфа вернулся в Англию, поле битвы был уже очищено от мертвых тел, и только несколько стервятников кружили в воздухе. И все же, сильный запах все еще пронизывал воздух из-за глубокого насыщения крови в почве.

Когда он приблизился к городу, первое, что увидел Альфа, было не приветствие Двэйна, а что-то совершенно неожиданное.

На месте, где находился лагерь противника, были поставлены тысячи деревянных столбов с привязанными пленниками на каждом.

Из любопытства Альфа решил подъехать поближе, но как только он разглядел все, сцена, представленная перед ним, ударила его под дых!

Лишившись одежды, каждый из этих пленников был облит собственной кровью, а их ладони прибиты к концам крестообразных столбов деревянными кольями!

Хотя большинство из этих несчастных до сих пор были живы, многие уже скончались из-за иссушающего солнца над их головами — это основная причина, почему было так много стервятников на небе.

А рядом сидел Двэйн и его десять охранников, каждый с печатью убийства на лице.

«Милорд, это последняя партия» – один из рыцарей прошептал эти слова сзади.

— Хорошо, готовьте телеги- . Двэйн кивнул: — Не забудьте дать им поесть в пути, чтобы они не упали замертво, понятно?

Поклонившись в знак признательности, рыцарь отошёл, чтобы выполнить его приказы.

Остановившись, Альфа прежде спешился и подошел к Двэйну.

«Ты, наконец, вернулся» – мгновенно потеплев глазами, Двэйн послал своему дяде Альфе приветственную улыбку: «Я думал, что ты покинул меня»

Альфа выдержал паузу, прежде чем покачать головой: «Юный господин, с тех пор как я обещал вашему отцу, я не оставлю вас до самого дня моей смерти»

Двэйн улыбнулся ответу, но было очевидно, что его улыбка не принесла счастья. Подбежав к Альфе, он посмотрел на верного хранителя семьи Роланд и заметил, как измучен он:»Давай поговорим внутри. Я так понимаю, что твое исчезновение на несколько дней должно иметь свои особые причины, я прав?»

Кивнув, Альфа вдруг оглянулся на пленников: «Они…..»

«Это я приказал сделать это с ними» — Двэйн мягко произнес эти слова: — Так как эти животные вторглись в наш дом, я не намерен держать их в живых, чтобы тратить впустую нашу пищу. Я прикрепил их к этим столбам, чтобы патрульные солдаты могли отвести их в деревни, разбросанные по всей провинции. Таким образом, мы можем послать всем четкое сообщение о том, какие последствия ждут всякого, кто причинит вред моим людям!»

Кроме того, эта идея была прекрасным способом завоевать сердца граждан и возвысить свой авторитет.

Вздохнув внутри себя, Альфа обнаружил, что его сердце испытывает очень смешанные чувства по поводу изменения в Двэйне. По сравнению с молодым господином, который все время прятался в библиотеке, этот молодой человек перед ним становился все холоднее и холоднее с каждым днем.

А сейчас, по своей прихоти, он решил судьбу тысяч пленников.

С другой стороны, Альфа был не из тех людей, кто в любом случае пощадит своих врагов. После нескольких взглядов на толпу умирающих, его глаза быстро пришли норму: «Юный господин, я преследовал Генерала Золотого Волка»

«О?» – глаза Двэйна загорелись. После стремительного вырезание двадцати тысяч солдат эта битва могла считаться первой крупной победой Северо-запада за последние двадцать лет. Только жаль, что Генерал Золотого Волка сбежал: «Ты преследовал….»

Двэйн только собрался спросить, удалось ли ему поймать этого парня, но, глядя на Альфу с пустыми руками, он быстро изменил свои слова: «Наверное, тебе было тяжело, давай сначала вернемся в город».

Альфа качает головой: «Я не могу утверждать, что мне было трудно. Мне удалось догнать цель, но шанс убить и забрать его голову не представился. Тем не менее, я наткнулся на нечто куда более удивительное»

Внутри особняка бывшего правителя Англии Двэйн и многие другие внимательно слушали рассказ из уст Альфы.

Когда они услышали, как северо-западная армия перехватила бежавшего Генерала Золотого Волка, все присутствующие начали возмущаться насчет сурового испытания.

«Какое коварство северо-западной армии!»

«Как отвратительно!»

«Презренно!»

Однако, громче всех возмущался Гуптэд – наш мини-250.

В отличие от остальных, Двэйн остался равнодушен к истории: «Не удивительно. Если бы это был я, я бы сделал то же самое….Этого генерала Ругаарда можно считать быстро реагирующим, если он способен двигаться настолько быстро, хмпф!»

Было бы не так сильно, если бы в империю попали лишь небольшие группы, которые обыскивали бы деревни как раньше, и потом не было бы никаких доказательств, но на этот раз все по-другому. Они не только позволили целой армии из десятков тысяч солдат вступить на имперскую территорию, враг даже осадил город! Это предательство, преступление, которое заслуживает смерти!

Такие громкие новости не могут быть надолго спрятаны, и центральное командование определенно узнает о них!

Хотя власть столицы над Северо-западом ослабела за последние годы, но, по крайней мере, Северо-Западная армия пока еще владеет ситуацией.

Поэтому, этот маневр Северо-Западной армии означает очевидный сигнал опасности. Пока это не открытое восстание, но это только вопрос времени.

Если это так, приказ генерала Ругаарда на захват головы вражеского генерала, вероятно, является тактикой срыва, чтобы выиграть больше времени, пока он не будет готов сделать свой ход.

Наблюдая за своими возмущенными подчиненными, Двэйн жизнерадостно улыбнулся: «Хм, если мои расчеты верны, те, кто имел честь обезглавить вражеского генерала, должен уже быть на пути в столицу».

«Имел честь?!» – Гуптэд внезапно зарычал в отчаянии: «У них все еще есть лицо, чтобы иметь честь? Наши братья не умерли бы, если бы не эти ублюдки, но у них есть наглость иметь честь? Эти преданные ублюдки должны быть повешены!»

Двэйн не рассердился, наблюдая за Гуптэдом: «Они давно предали империю. Если бы у нас действительно была возможность повесить их, разве ты не думаешь, что военные тянули бы с этим так долго?»

«Но….Тогда они не должны превращать это в награду, верно? Не важно почему, но впустить армию является преступлением, изменой, которая оправдывает смерть!»

Двэйн холодно рассмеялся: «А что еще мы можем сделать? Хм! Разве вы не знаете, что Генерал Золотого Волка — один из четырех великих полководцев степей? Позволь мне спросить тебя, Гуптэд, ты помнишь, кто в последний раз достигал такого подвига за последние 20 лет?»

«Но мы убили врага! И защитили город! И даже те, кто умер, были нашими людьми! Если кто-то собирается взять на себя ответственность за это, то это должны быть мы!» – сказав это, Гуптад добавил: «И Губернатор Бохан тоже впутался в это, ведь он послал свои войска нам на помощь!»

«Итак, что же…. Генерал Золотого Волка умер от руки северо-западной армии» – Двэйн еще раз вздохнул: «И центральное командование и северо-западная армия не хотят сражаться, поэтому этот благородный жест всего лишь способ, который поможет обеим сторонам придти к пониманию….. Не волнуйтесь, они обойдутся несколькими вежливыми словами и, возможно, горстью монет в качестве награды.»

После всего Гуптэд оставался буяном, единственный способ, которым он мог выразить свое разочарование сейчас — топать ногами: «Черт, я просто не понимаю!»

С этим, этот свирепый воин вылетел из комнаты, чтобы выпустить свой гнев.

Посмотрев на рыцаря Роберта, Двэйн сказал: «Роберт, проследи за Гуптэдом, не позволяй ему сделать ничего опрометчивого….»

Улыбнувшись его словам, Роберт ответил: «Командир Гуптэд может немного разозлиться, но он не будет опрометчивым. В худшем случае, он просто изобьет нескольких пленников, чтобы спустить пар.»

«Тогда это хорошо. Если он собирается бить заключенных, тогда пусть он, даже лучше, если они умрут из-за этого» – палец Двэйна начал отстукивать ритм, на его губах появилась странная улыбка: «О Ругаард, ах, Ругаард, ах, что именно ты задумал. Возможно, тебе удалось подавить беспорядки в столице, но еще есть и король степей. Даже если тебе удастся успокоить тварей, есть еще и король шаман; ты не боишься мести короля шамана? Ох, снежная гора…..»

Раздумывая над этим, Двэйн посмотрел на Альфу: — Дядя Альфа, вы действительно уверены, что сын Ругаарда мог использовать ледяное Доу Ци? Ледяное Доу Ци Родригеза? Насколько мне известно, Родригез самоучка, не так ли?

Альфа покачал головой; Родригез всегда держался в тени, и его происхождение неизвестно.

Двэйн вздохнул и задумался: ему остается только ждать встречи с Родригезом, чтобы получить верный ответ.

Когда Хуссэйн вернулся из Ледяного леса и вернул ему легендарный клинок «Красоту под Лунным светом», этот паладин рассказал, что принц драконов собирается отомстить и о том, как Родригез поклялся в верности ему, будучи убежденным кем-то.

Но кто этот таинственный человек? Чтобы убедить паладина, способности этого человека должны быть на одном с ним уровне.

Двэйн еще не знал, что этот таинственный человек на самом деле — мистер Блю Оушен, знаменитый ученый в столице.

Помимо этого, он также не знал, что настоящее имя Блю Оушена на самом деле – Блю Оушен Мун, и он также являлся учеником Снежной Горы!!!

Но что более важно, Двэйн до сих пор не знал, что книга, которую он нашел в секретном туннеле, на самом деле была написана учителем мистера Блю Оушена, также известным как Гу Ланьсю, бывшим королем шаманом!!!

«Тогда я понимаю….. Считать, что сын Ругаарда — мастер боевых искусств….. Как вы думаете, дядя Альфа, по вашему мнению, достиг ли он святого уровня?»

Альфа покачал головой: «Возможно, нет, но…. По сравнению со мной, я боюсь, что не смогу быть ему противником. По моей первоначальной оценке, я могу сказать, что он на девятом уровне, пока я только на восьмом.»

«Ооох, какой юный гений.» — странно улыбнулся: «Наш Хус …» – он внезапно кашлянул однажды: «Предатель храма Хуссэйн даже не был восьмым рангом, когда был таким же молодым, и он, как говорили, был самым сильным рыцарем на континенте. Если сын Ругаарда оказался настолько силен, почему мы не слышали об нем раньше?»

Альфа опустил голову: «Это я виноват, молодой господин, я не был достаточно щепетильным, когда собирал разведку о Северо-Западной армии.»

Двэйн встряхнул головой в несогласии: «Это не твоя вина, возможно, это из-за низкой активности противника до сих пор. Если бы они хотели скрыть этот факт, вам было бы очень сложно это узнать.»

После нескольких дней пребывания в городе Англия, Двэйн, наконец, получил известие от своих людей, что северо-западная армия, дислоцированная за пределами города Лоулань, наконец, отозвана. Как и он, Лонгботтом и Хуссэйн также услышали о большом сражении у города Англия, поэтому они быстро поспешили встретиться с Двэйном.

Все были возмущены ответными действиями северо-западной армии, но что еще они могли сделать? Сейчас противник просто слишком силен.

Перейдя к делу со своими людьми, они решили, что Лонгботтом и Гуптэд поведут две армии разведать всю провинцию Деза в поисках остатков армии степняков.

А, под конец, Двэйн отдал один странный приказ.

«Попросите кого-нибудь приготовить коляску… я уезжаю. Затем отправьте кого-нибудь, нужно сделать для меня баннер! Без всяких сомнений, он должен быть как можно шикарнее… Что касается содержания баннера, я хочу пару громких слов!

Альфа задумался: «Молодой господин, что вы хотите написать, и для чего нужен этот баннер?»

«Конечно, в качестве подарка» – Двэйн усмехнулся: «Герой, и пример для подражания, чем больше, тем лучше!»

Альфа уже начал смутно догадываться о намерении Двэйна: «Молодой господин, вы…»

— Я хочу лично встретиться с печально известным генералом Ругаардом.- Двэйн ухмыльнулся; «Это невежливо с моей стороны, проведя здесь целый год, не посетить его лично. Поскольку он не захочет приезжать ко мне, я могу подъехать к нему.»

При этом Двэйн не дал Альфе возразить и просто махнул рукой, отсылая рыцаря.

«Двэйн, что ты планируешь?»

В комнате остались только Хуссэйн и Двэйн.

«Я хочу увидеть этого старого ублюдка.»- Двэйн улыбнулся: «На этот раз мы действительно пострадали из-за этой проклятой северо-западной армии. Если мы не дадим никакого повода для всего этого, как я должен буду держать свою голову в таком месте?»

Хуссэйн нахмурился: «Но ты собираешься встретиться с ним лично…. Разве ты не боишься, что станешь овцой во рту льва?»

Странно улыбнувшись, Двэйн объяснил: «Поскольку северо-западная армия взяла на себя инициативу, и убила Генерала Золотого Волка, это означает, что Ругаард не хочет излишне бунтовать…. Хотя этот ход очень умен, но он также показал свой предел! Вместо того чтобы навредить мне, он сделает даже обратное и попытается защитить меня любой ценой. Если я получу травму в его лагере, вы, черт возьми, можете ожидать, что весь его план рухнет!»

В этот момент Двэйн медленно и небрежно произнес следующие слова: «Если подумать, уже скоро следующий месяц…. Если я прав, следующий Драконий Принц должен сделать визит в ближайшие несколько дней. Почему бы не позволить 200 000 солдатам в северо-западной армии выступить в качестве моих телохранителей?!»

Выпустив зловещий смешок, Двэйн сейчас выглядел абсолютно разозленным: «Скажи передать всем, скажи, что герцог лично посетит генерала Ругаарда северо-западной армии. Я хочу убедиться, что Драконий Принц знает, что я буду там!»

Оставить комментарий