Глава 280-1. Максимос.

Архиепископ Центральной Северной Епархии не заставил Двэйна долго ждать себя, он приехал на следующее утро.

Появление Архиепископа, который правил сразу несколькими провинциями, само собой, вызвало настоящее землетрясение среди местных чиновников. Если сравнивать его статус со статусом Герцога Двэйна, то его статус можно считать выше, но никак не ниже. А еще, этот человек следил за оборотами огромного денежного дохода ежегодно, так же, он командовал огромным батальоном Святых Рыцарей, а в его Епархии были миллионы верных верующих, а самое главное, он может стать следующим Папой!

Двэйн не ожидал, но этот человек сильно отличался от того, как вчера описывал его мэр города. Когда Архиепископ прибыл, с ним не было много людей, фактически, к утру, на пристань, прибыла лишь одна карета.

В окружении местных чиновников, Архиепископ добрался до корабля и встретился с Двэйном.

Их первую встречу можно назвать весьма дружелюбной. Архиепископ Максимос был милостивым стариком, одетым в обычную черную мантию духовенства. Если приглядеться, на ней с легкостью можно было разглядеть следы износа. Его серебристые волосы были ухожены, у него было добродушное лицо, а его улыбка была наполнена теплотой, он совсем не был похож на влиятельного Архиепископа, управляющего одновременно несколькими Провинциями. Скорее, он больше походил на священника в маленькой деревушки, простого и с добрым сердцем. Но это было до тех пор, пока не посмотришь в его глаза.

Его взгляд был ясным и глубоким, он был наполнен мудростью и проницательностью, что было свойственно для человека такого возраста.

«Ох, Уважаемый Герцога», Архиепископ Максимос первым поприветствовал Двэйна, слегка поклонившись, «Для начала, я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы позволили мне сесть на ваш корабль и доплыть вместе с вами в Столицу, а также, я должен вас поблагодарить за то, что вы ждали меня, целую ночь»

Двэйн приветливо улыбнулся в ответ, «Вы слишком добры. Для меня большая честь принять такого уважаемого гостя на моем корабле, как вы, кроме того, остаться здесь на день-другой совсем неплохая идея, ночные пейзажи здесь просто восхитительны»

После некоторых любезностей, Архиепископ и его люди взошли на борт.

По правде говоря, Двэйн посчитал это очень странным, что Архиепископ целой Епархии возьмет с собой так мало людей. Когда они вошли на борт, их было всего лишь трое. Кроме самого Архиепископа, тут были кучер, старый священник и рыцарь в доспехах, который на данный момент помогал поднять багаж.

После того, как Двэйн отпустил местных чиновников, он лично пригласил Максимоса в свою каюту.

«Сэр Архиепископ, пожалуйста, присаживайтесь», Двэйн улыбнулся, после чего отправил своих людей, чтобы те приготовили чай, «Честно говоря, вы самый высокопоставленный священник, которого я когда-либо видел»

«Оу?», на лице Максимоса появилась удивление, «Ваше Герцогство, вы же были рождены в Столице. А учитывая ваш статус и личность, это и в правду обескураживает, что вы до сих пор никогда не виделись с Его Величеством Папой. Хотя, в последние года, Его Величество редко появляется на публике, но он до сих пор лично присутствует на каждом ежегодном праздновании Храма»

Двэйн покачал головой, «Нет. Оу, извините, я забыл упомянуть о том, что я не верующий, поэтому я, никогда не посещал ежегодное празднование Храма»

А этот Максимос был весьма харизматичным парнем. Выслушав такую грубость, на его лице даже не было намека на неловкость. Вместо этого, на его лице появилась улыбка, «Я буду молиться за тот день, когда Ваша Светлость войдет в объятия Богини. Если вы передумаете в будущем, то я с радостью проведу для вас крещение»

После этих слов Максимос начал представлять человека, стоявшего рядом с ним, «Эмой мой близкий помощник и самый верный друг, Отец Ламу, он один из Вице-Епископов Центральной Северной Епархии», сделав паузу, он улыбнулся и продолжил, «Мы едем в Столицу, чтобы посетить ежегодное празднование Храма. По традиции, мы должны встретиться с Его Величеством Папой и сообщить о проделанной работе за прошедший год. К сожалению, наш корабль был сломан и я вынужден был сойти со своими людьми на берег. Я хотел бы взять их с собой, но передвигаться с такой толпой довольно затруднительно. Я слишком торопился сюда, чтобы встретиться с вами, мне пришлось взять с собой лишь нескольких избранных»

Двэйн кивнул и подумал: “Неудивительно, что ты так спешишь вернуться. Ты же хочешь получить некоторые привилегии при битве за трон, ты хочешь выставить себя в лучшем свете перед Папой”

Вопреки тому, что Двэйн думал на самом деле, он надел самую искрению улыбку, «Сэр, можете не переживать на этот счет, на моем борту множество слуг. В этом месте к вам будут относится чрезвычайно чутко, вы же мой уважаемый гость. Я уже отправил людей, чтобы они подготовили для вас каюту. Хорошо, тогда, я уверен, что вы не еще не завтракали, позвольте приказать моим слугам, чтобы они приготовили еду»

Пока эти двое продолжали обмениваться любезностями, Отец Ламу постоянно корчил рожи. По сравнению с Максимосом, этот Вице-Епископ вел себя крайне вульгарно. Он выглядел как обычный тощий старик с неприятным лицом, а в его зрачках было больше белого, нежели черного.

Ламу стоял и слушал их разговор, было даже несколько случаев, когда он хотел влезть в диалог и перебить их, но он колебался и успокаивался.

Извне раздался сильный и могучий голос. Хотя между ними находилась толстая деревянная дверь, его голос звучал как приглушенный гром, который сложно не услышать.

«Ваша Святость, багаж погружен»

Услышав этот голос, на лице Максимоса появилась искренняя улыбка, «О, это мой охранник, Рене. Герцог, пожалуйста, разрешите ему войти»

С разрешения Двэйна, дверь каюты была открыта, а снаружи появился огромных размеров человек.

Двэйн уже видел множество жестоких воинов, включая его собственных, а именно Лонгботтома и Гуптэда, а также он видел людей Ругаарда, когда посещал базу Северо-западной армии, но даже в таком случае, стоя перед лицом охранника Максимоса, он не мог не ахнуть.

Этот парень…он и вправду воин?

Этот так называемый “Рене” был минимум два метра ростом! Его можно было назвать маленьким гигантом, когда он стоял его голова постоянно билась о потолок!

Он был одет в самые большие рыцарские доспехи, которые Двэйн когда-либо видел, как они только нашли такие доспехи в Ордене Святых Рыцарей. Его тело было большим, его можно было сравнить с взрослым медведем, а каждая клеточка его мышц излучала огромную силу! По сравнению с “культуристами” из прошлой жизни Двэйна, этот человек мог утереть каждого в порошок. Двэйн не знал, насколько силен этот гигант…но он был уверен в одном: рука этого парня была вдвое большем, чем его бедро, причем в два раза!

Такой монстр…он и правда человек?

Он выглядел весьма странно, его лицо было квадратным. Контуры его лица были нормальными, но что-то в них не сходилось с человеческими. Имея львиную морду в сочетании с глазами, походящими на бронзовые колокольчики, он больше походил на льва. Кроме того, у него были длинные коричневые волосы, их можно сравнить с львиной гривой!

Если встретить такого человека ночью, без сомнения, ноги любого начнут дрожать и станут ватными, его определено примут за монстра с львиной головой и человеческим телом.

На данный момент Рейна сопровождали два стражника Двэйна. По сравнению с ними, когда те стояли рядом, эти сильные солдаты больше походили на гномов. Кроме того, почему-то у Двэйна появилось странное впечатление о том, что в глазах этого человека есть необузданная дикость.

Видя, как Двэйн осматривает его охранника, Максимос улыбнулся и начал свое объяснение, «Герцог, это мой сопровождающий, а также мой самый преданный подчиненный. Это я дал ему имя Рене. Его рождение окутано тайной, его жизнь была весьма жалкой. Несколько лет назад, я нашел его в дикой местности, он следовал за группой диких животных. Как будто он воспитывался животными, после того, как его родители бросили его. Из жалости, я взял его и воспитал с ранних лет. Если подумать, прошло уже более десяти лет. Не суди его по внешности, на самом деле он добрый ребенок»

После этих слов, он вытянул свою руку в сторону большого парня, его лицо было наполнено любовью, «Рене, подойди, вырази почтение Герцогу Тюльпану»

«Да», его голос вновь раздался, как приглушенный гром. Встав на одно колено, этот великан совершил самое величественное приветствие, которое мог сделать рыцарь. Но на самом деле, Двэйн видел, что этот парень больше беспокоился о том, что доска под его весом начинает дрожать. Раздался отчетливый звук треска!

«Выражаю свое почтение Герцогу Тюльпану», голос, как приглушенный гром, чуть не травмировал барабанные перепонки Двэйна. Видя всю эту мощь, Двэйн не мог не полюбить этого парня. Поспешив поднять его, Двэйн сразу же подозвал человека, чтобы тот принес для него стул. Но проблема была в том, что когда этот гигант садился, стул под давлением его веса начинал трескаться.

Видя озадаченно выражение лица Рене, Максимос рассмеялся, «Мой Рыцарь куда тяжелее обычного человека, как минимум, раз в пять-шесть, так что ему не подойдет ни один стул. Герцог, позвольте ему стоять»

Двэйн также рассмеялся, «Не секрет, что между мной и уроженцами степей есть некоторые проблемы на Северо-западе, поэтому мои любимые люди – рыцари, такие как Рене. Ничего страшного, что нет стула, на котором он может поместиться!», затем он громко прокричал, чтобы его люди принесли небольшой столик для Рене, чтобы тот сел, а также Двэйн приказал приготовить еду.

Кроме того, он специально позаботился о том, чтобы для Рене принесли большой бочонок вина и горшок с говядиной, который был бы кстати для человека с таким ростом.

Среди всех присутствующих, Двэйн проявил наибольший интерес к Рене из-за того, каким большими глотками и с жадностью тот пьет вино.

«Спасибо вам, я уже давно так много не пил», сделав это заявление, большой парень искренне улыбнулся Двэйну.

Двэйн потупил одну секунду, «А вы что, обычно не пьете? Я помню, что Святые Рыцари во своего обучения держат обет, но я не припоминаю, что им запрещается употребление алкоголя»

Рядом с ним заговорил Максимос, «Рене, ты опять забыл мои слова? Почему ты не помолился перед едой?»

Рене как можно быстрее отпустил винный бочонок, а его лицо наполнилось стыдом, «Да»

Затем Максимос, вместе с Епископом Ламу вытянули руки и схватились друг за друга, после чего начали свою молитву, «Благодарим Богиню за то, что мы можем, есть пищу и носить одежду…». Их голоса звучали очень правдиво и искренне.

Хотя Двэйна не заботила эта молитва, но, глядя на благочестивое лицо и доброе сердце Максимоса, он решил, что лучше бы ему ничего не говорить, чтобы никому не испортить настроение. Из вежливости он также положил свои столовые приборы и дождался того, пока они закончат молитву.

Наконец, когда трое открыли глаза, Двэйн тут же улыбнулся и спросил, «Вы хороший Епископ, но разве это не слишком жестоко не давать этому Рыцарю пить вино?»

Немного смутившись, Максимос ухмыльнулся и прошептал, «Вам не понять, Герцог. Рене намного больше обычного человека, тоже самое и с его аппетитом. Ежедневно, количество потребляемой им пищи примерно в пять-шесть раз больше обычного человека, а алкоголя в десять раз больше. Может быть я и Архиепископ, но моя зарплата не бесконечно, как правило, у меня не хватает денег, чтобы купить ему вина»

Двэйн был поражен его словами.

Зарплата?

Кого ты обманываешь! Архиепископ живет лишь на свою зарплату?

Двэйн знал, что Храм платят всем служителям их религии…Но он же Архиепископ, почти как Принц! Он тот, кто управляет финансами нескольких Провинций и обладает собственной армией, и он работает только за зарплату!?

Оставить комментарий