Глава 288-1. Ну и кто затевает интригу?

Максимос, конечно же, понял смысл слов Двэйна.

Архиепископ может и казался сострадательным и благородным снаружи, но Двэйн не мог ошибаться: “Чем проще человек выглядит снаружи, тем больше вероятность того, что он затевает что-то грандиозное!”.

Это утверждение особенно верно после сегодняшних событий. Двэйн никогда не верил в то, что все члены Храма святоши этого мира…а теперь, после того, как он узнал правду о Миябе, основателе Храма, его мнение стало еще более радикальным.

Максимоса уже теперь не назвать священником, скорее он являлся политиком внутри Храма.

Точно так же Максимос понимал, что для того, чтобы заполучить поддержку Двэйна и заставить Герцогу поставить на него, ему потребуется заставить его понять, насколько хорошим будет вознаграждение.

«Герцог», после некоторых размышлений, Максимос медленно заговорил, «Я считаю, что вы примерно должны понимать, как происходит преемственность в Храме»

«Да», кивнул Двэйн, «Согласно законам Храма, вы являетесь одним из наследников трона. Однако, учитывая, что вас восемь, то вы не можете быть уверены в том, что победите»

«Всемогущая Богиня», Максимос скорчил жалостливое лицо, «Я не жажду престола, но, поскольку я посвятил себя Богине и Храму, я не могу сидеть сложа рук и наблюдать за тем, как эти ребята из Фракции Сиен омрачают славу Храма»

Несмотря на столь чудную речь, Двэйн оставался безразличным и невозмутимым, ожидая когда Архиепископ продолжит.

«Борьба между Фракцией Сиен и нашей Фракцией Моса длиться издавна. После всех этих поколений, особенно в последние два года, их действия стали еще более радикальными. Наша Фракция Моса контролирует лишь три Епархии из восьми, но наши ежегодные взносы превышают ежегодные взносы Фракции Сиен, несмотря на то, что в их руках целых пять Епархий. Причиной является то, что их проповеди слишком жестки и кровавы. Они постоянно пытают тех, кого считают еретиками. К примеру, шесть лет назад, в Юго-восточной Епархии они в открытую сожгли шесть человек во имя очищения еретиков. А три года назад, в Юго-восточной Епархии, они повесили дворянина за богохульство. Эти меры слишком жестки и вызывают постоянное недовольство среди правящего класса, особенно тот случай три года назад, когда они повесили дворянина. Это действие воспринялось высшим классом, как демонстрация силы Храма. Таким образом, среди общества дворян, живущих в Епархиях, находящихся под контролем Фракции Сиен, начались трения. И это лишь одни из немногих примеров. Одним из худших примеров является их отношение к политике налогообложения. Из-за проблем с налогами на Юге несколько назад они начали обвинять Империю в том, что Империя слишком жестка с налогами, типа они заставляют людей, чтобы те отдавали большую часть своих доходов Имперским чиновникам. Как вы можете себе представить, без больших доходов в руках граждан, количество религиозных налогов и взносом, которые мог заполучить Храм, резко сократятся. Это сильно испортило отношения между обеими сторонами. Более того, Фракция Сиен выступает за проповедование того, что “Божественная власть стоит превыше остальных”, естественно, это вызывает недовольство среди Имперской Семьи»

«Само собой», Двэйн пожал плечами, «Возможно, я не полностью знаком со всеми этими события, но все же я слышал о них»

«На протяжении множества лет, наша Фракция Моса контролировала лишь три Епархии, мы в меньшинстве, но наш престиж в Храме куда выше, чем у Фракции Сиен. Это особенно верно относительно Совета Старейшин, который мы очень любим. Но из-за инцидента, который произошел два года назад, по нам был нанесен фатальный удар. Если бы не это, то наша Фракция Моса не попала бы в нынешние обстоятельства»

Максимос сделал глубокий вдох, как только была затронута эта тема. Глядя на Двэйна, он задал ему вопрос, «Герцог, я уверен, вы, скорее всего, слышали имя “Хуссэйн”?»

Сердце Двэйна забилось быстрее, а на его лице появилось удивление, «Хуссэйн…конечно же я слышал о нем. Он самый разыскиваемый человек в Храме и самый могущественный рыцарь-гений на континенте. Разве он не предал Храм?»

«Хуссэйн…увы, из-за него Фракция Моса была замешана в этот скандал. Можно сказать, что из-за предательства Хуссэйна, Фракция Моса потеряла поддержку, которую предоставляли нам Папа и высшие эшелоны…»

«А какое отношение Хуссэйн имеет к вам?», спросил Двэйн.

Максимос скривил улыбку, «Герцог, есть причина, по которой Хуссэйн стал тем, кем является, а именно сильнейшим Святым Рыцарем, одним из трех Лидеров-рыцарей Храма, самым молодым гением и, вероятно, тем кто достиг класса Паладина и множество других титулов», сделав паузу, он медленно заговорил, «Хуссэйн…он принадлежал к Центральной Северной Епархии, он был частью Фракции Моса»

А это было новостью, Двэйн никогда не слышал об этом. Хотя Хуссэйн провел с ним некоторое время, этот безразличный и холодный парень, видимо, принял свое предательство в Храме, как самый худший шрам на своем сердце и он редко упоминал что-либо, связанное с этой темой. Если Хуссэйн не заводил разговор об этом, то Двэйн старался не тревожить его старые раны и спрашивать его об этом»

«Хуссэйн был рожден в Епархии, находящейся под моим правлением, он был выбран для прохождения обучения на Святого Рыцаря, когда был совсем молод. Теперь, когда дело дошло до этой темы, я могу точно сказать, что когда Фракция Моса заполучила его в свои руки, она начала проталкивать его и расчищать ему путь для того, чтобы Хуссэйн смог достичь одной из трех руководящих должностей среди Святых Рыцарей. А в конце концов…», Максимос печально улыбнулся, «Хотя Совет Старейшин поддерживал нейтралитет на протяжении тысячи лет, а Орден Святых Рыцарей уже давно отсоединился от влияния Фракции Хейшань. Не для кого ни секрет, что для того, чтобы иметь власть, для начала надо будет контролировать силу. Они являлись сильнейшей боевой силой, но Фракция Сиен и Фракция Моса на протяжение сотни лет делали все возможное, чтобы проникнуть в ряды Святых Рыцарей»

«В конце концов, не считая Ордена Святых Рыцарей, большинство мест среди Совета Старейшин контролируется Фракцией Хейшань. Чтобы попасть в Совет Старейшин, требуется, чтобы сам Папа назначил кандидата, а затем эта кандидатура должна быть принята Советом Старейшин. Их Фракция, как единое целое, поэтому это крайне сложно заставить кого-либо проголосовать за другого. Но Святые Рыцари другие. Их выбирают еще в юном возрасте, а затем они обучаются на протяжении всей жизни. Поскольку мне благоволит судьба, в моей Епархии случилась удача и в ней появились дети, которые смогли присоединится к Святым Рыцарям. Если эти дети будут отобраны, по правилам Храма, никто не сможет сказать ни слова против. Более того, согласно договору Храма с Империей, созданного сотни лет назад, Святые Рыцари не могут входить в Столицу, кроме избранных. Поскольку большинство Святых Рыцарей разбросаны по Епархиям, для того, чтобы охранять местные часовни, очень сложно оставаться безразличным в таких условиях, когда они постоянно подвергаются давлению внешних факторов. Хотя ряды Святых Рыцарей не были полностью заняты, членами Фракции Сиен и Фракции Моса, ни для кого не секрет, что часть высших слоев Святых Рыцарей определились со стороной. К примеру, тот самый Святой Рыцарь седьмого уровня, которого отправили убить меня»

Максимос вздохнул, «Если говорить о Хуссэйне, то он и в правду был самым одаренным и талантливым среди всех выбранных юношей. Находясь под нашей опекой, ему потребовалось не так много времени, прежде чем он смог выделится среди остальных. Затем, после отборов, его тут же отправили в штаб Ордена Святых Рыцарей на обучение. С тех пор его карьера резко возросла, а наша Фракция Моса возлагала на него большие надежды!»

Двое из Лидеров-рыцарей являлись верными последователями Папы и были частью Фракции Хейшань. Если наша Фракция Моса смогла бы поставить на пост Лидеров-рыцарей одного из наших, то, без сомнения, мы бы стояли выше Фракции Сиен. Но, насколько вы знаете, произошел катастрофический инцидент с Хуссэйном, после чего, мы были вынуждены отойти на второй план. А что еще важнее, из-за предательства Хуссэйна, Папа пришел в ярость и лично приказал провести чистку внутри Ордена Святых Рыцарей, тем самым предоставляя Фракции Сиен отличную возможность подавить нас. А если этого будет вам недостаточно…то во время преследования Хуссэйна…»

Двэйн прислушался к его словам, поскольку тут может быть что-то важное.

«Во время охоты на Хуссэйна также участвовал Главный Судья, Лорд Мюррей и несколько Святых Рыцарей седьмого-восьмого уровня. Если говорить честно, то судья Мюррей также принадлежал к лидерам нашей Фракции Моса. А рыцари восьмого уровня, такие как Джифит и остальные рыцари седьмого уровня, также были нашими людьми, на которых мы потратили множество лет и усилий…В результате, Лорд Мюррей погиб на охоте за Хуссэйном, это стало огромной травмой для нас, после этих событий мы сильно ослабли. Фракция Сиен не упустила эту возможность, и как только были объявлены выборы нового Главного Судьи, они наставили своих кандидатов и заняли эту должность, после чего они смогли занять важнейшие позиции в зале испытаний…»

Двэйн, на самом деле, знал о смерти предыдущего Главного Судьи, поскольку Святой Рыцарь Джифит был одним из любитель по переписываться с самим собой. Когда Двэйн впервые вошел в Ледяной Лес и обнаружил могилу в снегах, он прочитал дневник, который как раз принадлежал Джифиту. Кроме того, Джифит это тот самый Святой Рыцарей, который выгнал Зеленую Шляпу, когда тот преследовал Миссис Листер.

Основываясь лишь на этом, Двэйн мог выявить, говорит ли Максимос правду.

«Преподобный Архиепископ», улыбнулся Двэйн, «Я верю всему, что вы сказали, это правда…просто я не понимаю, зачем вы говорите мне это, технически, это ставит вас в шаткое положение? Если рассуждать логически, то как мне, будучи умным инвестором, делать ставку на кого-то, кто вот-вот выйдет из игры. Оу, пожалуйста, простите меня за мои слова, но если вы не сможете ответить на мой вопрос, то, я боюсь, мне будет сложно принять решение»

Максимос не рассердился, наоборот, он улыбнулся и посмотрел Двэйну в глаза, «Герцог, вы мудры! Я в этом даже не сомневаюсь. Кроме того, я считаю, что мне удастся убедить вас: во-первых, умный человек знает, что идти вперед с кем-то во время хороших времен, но и такой человек может помочь в трудный час. Если вы решитесь поддержать Фракцию Моса в час нужды, я обещаю вам, что Фракция Моса будет вашим самым верным другом! Конечно, это лишь небольшая часть. Полагаю, что моего второго аргумента будет более чем достаточно, чтобы добить вас. Оно…пожалуйста, подумайте хорошенько над этим. Если Фракция Сиен уверена в своей победе, так зачем им было убивать меня во время дороги? Как только они потерпели неудачу и будут разоблачены, это неизбежно вызовет бурю, но всё же они решили рискнуть, почему? Это потому что, они осознают всю опасность! Как только я доберусь до Имперской Столицу, я смогу перевернуть ситуацию!»

Двэйн невольно кивнул.

Действительно, чем экстремальнее будет убийство Максимоса, тем очевиднее то, что они боятся прибытия Максимоса в Столицу!

«В ваших рукавах припрятаны козыри?», рассмеялся Двэйн.

«У меня есть один», Максимос улыбнулся, «Просто, пожалуйста, прошу простить меня, поскольку эта тайна связана с самой большой тайной Храма, поэтому я не могу рассказать вам об этом»

Двэйн промолчал.

Оставить комментарий