Глава 292-1. Фарс.

Этот неожиданный крик молодого господина из Дома Сенна удивил в зале каждого. Все дворяне, в том числе остальная элита Столицы, все они смотрели на Дюпона с непонимающим и осуждающим видом.

В тот же момент, у Такланшана и Байлибера лица помрачнели, поскольку эта ставка была слишком велика, даже для Двэйна.

Под удивленные и грузные взгляды, принцесса медленно поднялась на второй этаж и села возле этого господина Дюпона, совершенно не обращая внимания на всеобщие взгляды.

Видя эту женщину, даже Двэйн был немного озадачен…

Затем, эта Святая Дева что-то беззаботно прошептал на ухо молодому человеку, после чего, тот понимающе кивнул, а затем Дюпон вновь сказал недовольным голосом вслух, «Хей, я сделал ставку. Если нет других покупателей, то, должно быть, я победил?»

Когда Дюпон договорил, человек средних лет, стоявший позади него, впал в шок и поспешил сказать ему, «Молодой Господин, вы не должны делать этого! Вы не можете», прошептал его Стюард.

Обернувшись, чтобы посмотреть на своего слугу, Дюпон сердито посмотрел на этого мужчину, «Что ты сказал!? Мне не нужны твои советы, когда я покупаю что-либо!»

С лицом, полным паники, стюард тут же прошептал в ответ, «Молодой Господин! Подобное нельзя просто взять и купить…если вы сделаете это, то это навлечет много проблем на семью! После возвращения старого господина, тот определенно придет в ярость…»

«Глупости!», Дюпон отрезал, «Покупка этой вещи – доброе дело, с чего бы отцу ругать меня!?»

После этих слов стюард замолчал. Он был здравомыслящим человеком, он понимал, что эту вещь нельзя покупать ни в коем случае. Если молодой Господин купит этот свиток, то это, безусловно, станет настоящей катастрофой для семьи.

Он мог беспокоится внутри, но в присутствии этой Святой Девы, стюард просто не мог говорить то, что думает, «Но Маркиз…Маркиз…»

«Отец болен уже несколько дней, у меня достаточно прав, чтобы принимать свои собственные решения. Мне не требуется твое вмешательство, когда я делаю выбор»

Когда Дюпон договорил со своим стюардом, он, стоя перед Святой Девой, вновь смутился. А затем сердито прокричал, «Десять миллионов, я его забираю его! Эй ты, на сцене, почему до сих пор не объявил победителя торгов!?»

Взгляды каждого были приколоты к этой комнате. Из-за того, что окно в ней было слишком большим, это не составило труда увидеть все происходящее внутри комнаты без проблем. Плюс ко всему, голос Дюпона был исключительно громок, его было очень хорошо слышно.

Разве такой умный человек, как его стюард, не может знать весомость этой вещи и скрытый смысл? Однако он все еще не может понять, почему его молодой Господин решился на что-то подобное? Да, это правда, что молодой Господин очень высокомерен и испорчен, но он бы никогда не мог подумать, что тот способен на такое.

Очевидно, будучи верным этому Дому, даже в такой ситуации стюард не мог пойти на оскорбления своего молодого Господина. Поэтому, он поспешил обратиться к Заку, стоявшему на сцене, «Мистер Зак, эта ставка не должна засчитываться. Дом Сенна не будет платить за эту вещь»

«Черт подери!», Господин Дюпон впал в ярость. Будучи самым молодым господином Дома Сенна, с ним никогда так не обращался, а тем более, как мог его собственный стюард сказать такое на публике? Смущенный и рассерженный, на грани взрыва, он указал пальцем на стюарда и закричал, «Так! Ты слишком самонадеян! Ты обычный стюард, как ты можешь…»

«Молодой Господин!», побледневший стюард быстро начал качать головой, «Вы совершаете ошибку. Я не могу допустить, чтобы вы навлекли бедствие на семью! Причина, по которой Маркиз приказал мне отправиться с тобой, это предотвратить подобные неприятности, как я могу проигнорировать его приказ?»

«Ты…», от ярости Дюпон потерял дар речи, поскольку он всегда пребывал в спокойном состоянии. Как сказал стюард, его отец отправил его, чтобы тот предотвращал его глупые поступки.

Вдруг, рядом с ним раздался “хихикающий” голос, как будто ничего не произошло. С очаровательной улыбкой на лице и хрустальным голосом, Святая Дева медленно проговорила, «Хм, Дюпон, для управляющего, вмешивающегося в решение Господина, а ваш Дом Сенна действительно не такой как все»

Она как будто добавила масла в огонь, лицо Дюпона тут же покраснело и он начал ругаться на бедного человека, «Так! Ты всего лишь слуга моего Дома, собака, который мы владеем! Как ты смеешь устраивать такое!?»

После этого, Дюпон фактически проигнорировал свой статус, и подошел к стюарду пытаясь выгнать его. Уклонившись в последний момент, стюард с возмущением посмотрел на Святую Деву и сказал, «Молодой Господин, чтобы вы ни сказали сегодня, я не могу оставить вас, я должен остановить вас…АХ». Не успев договорить, он болезненно закричал.

Когда Дюпон обнаружил, что он промахнулся, этот наглец тут же схватил чашу и бросил её. Поскольку они находились довольно близко друг к другу, изо лба слуги начала литься кровь из-за этого сокрушительного броска.

Он сделал это в приступе ярости, все дворяне хмуро смотрели на Дюпона, многие уже начали презирать этого юнца и глупца.

Закрыв рану рукой, стюард сделал шаг назад и закричал, «Молодой Господин, когда вы совершаете такую ошибку, то у меня просто нет выбора, я могу лишь пойти и позвать Маркиза!»

После этих слов, но вновь посмотрел на Зака и громко сказал, «Мистер Зак, ставка нашего Молодого Господина недействительна. Он не является главой семьи, он не может позволить себе десять миллионов золотых монет, поскольку он не обладает такой властью в семье. Я отправлюсь, чтобы пригласить Маркиза», сказав это, он развернулся и покинул VIP-комнату.

Дюпон больше не мог сдерживаться. Он внезапно вытащил кинжал из-под своего рукава и бросился ударить своего слугу в спину.

Те, кто находились внизу и обладали хорошим зрением, они тут же ахнули при виде кинжала, а Двэйн тут же наморщился.

Одно из первых правил аукционного дома заключается в том, что нельзя проносить внутрь никакое оружие, неважно какие обстоятельства, каждый из присутствующих знал это. Просто подобные ситуации не редки, когда один из участников затевает обиду на второго. В конце концов, все здесь дворяне, как швейцар мог осматривать каждого из них?

К счастью, Стюард по имени Так был проворным парнем. Услышав возгласы аудитории, он понял, что сейчас произойдет что-то плохое, поэтому он поспешил увернуться. Он был быстр, но не достаточно, чтобы полностью избежать удара ножом, кинжал был остер и в итоге попал ему в плечо, тем самым его рана тут же начала кровоточить.

Его глаза, были наполнены убийственным намерением, в его руках находился этот кинжал, окрашенный кровью, Дюпон начал осознавать свою неудачу и поспешил нанести второй сильный удар. Затем, без раздумий, этот молодой парень слепо попытался нанести еще один удар по своему стюарду, восклицая, «Ты, собака, получишь за свое непослушание!»

Видя, что эта атака может стать смертельной для Стюарда, Двэйн тут же хмыкнул в своей комнате и поднял палец. С кончика пальца вырвался огненный шар, который охватил руку Дюпона, в которой находился кинжал.

Дюпону тут же стало больно, он громко закричал и ослабил хватку, его кинжал упал на пол.

Огненный шар Двэйна нельзя воспринимать легкомысленно. Множество искр пламени начали разлетаться от рукава Дюпона, делая дыры во многих частях его одежды. Этот молодой господин начал пронзительно кричать от боли и страха, он молил о помощи, катаясь по полу.

В то время, когда все наблюдали за происходящем, именно тем, кто подошел к этому на полу, был тот самый стюард, являющийся верным слугой Дома Сенна. Не беспокоясь о собственной безопасности, несмотря на ранение, он запрыгнул на своего горящего молодого господина и начал тушить пламя голыми руками.

Вдалеке Такланшан и Байлибер смотрели друг на друга во время этой сцены. Они оба отлично знали Маркиза Сенна. Старый глава этого дома может и не особо был предан Императорской семьей, но нет никаких сомнений в том, что Маркиз захотел бы вмешиваться во все эти проблемы, в приоритете у него было самосохранение.

Основываясь на этих знаниях, они могут сделать вывод, что действия этого молодого господина происходили без наставления старого Маркиза! Тогда скорее всего…

Повернувшись, чтобы взглянуть на принцессу, сидящую неподалеку от молодого господина, Такланшан и Байлибер тут же все осознали: она соблазнила его.

В настоящий момент, несколько помощников тут же поспешили в ту VIP-комнату, чтобы вытащить обоих наружу.

Не проявляя сожаления или благодарности за спасение его жизни, первое, что сделал Дюпон, как только огонь на нем погас, он тут же сильно ударил своего стюарда по лицу. Нос этого преданного слуги был разбит, а на его глазах появилось печальное разочарование в своем молодом господине.

Вырвавшись из объятий двух помощников, державших его, Дюпон развернулся и закричал на Зака, стоявшего на сцене, «Чего ты молчишь! Если нет другой ставки, то эта вещь принадлежит мне!»

Наблюдая за всем этим фарсом со сцены, Зак не только не впал в панику, он даже немного расслабился и всё это время на своего Господина Герцогу. Видя безразличие на лице Двэйна, Зак понял, что у его Господина свои мысли на этот счет и он решил промолчать.

Охнув, Двэйн медленно поднялся и подошел к перилам. Затем, с мягкой улыбкой на лице он задал вопрос Дюпону, находясь в своей VIP-комнате, «Добрый день, Лорд Дюпон. Я хотел бы спросить вас, вы абсолютно уверены, что эта вещь должна быть у вас?»

Повернувшись в Двэйну, Дюпон, не скрывая своей враждебности, проворчал, «Конечно, Герцог, эта вещь принадлежит мне»

Когда он сказал это, Дюпон посмотрел на Святую Деву.

Хотя несколько помощников ворвались в VIP-комнату, чтобы развести молодого господина от его управляющего, тут также была Святая Дева, которая являлась принцессой Империи, кто бы посмел прикоснуться к ней? Не имея другого выбора, эти помощники аукционного дома, могли лишь стоять рядом с принцессой, не делая ничего.

Двэйн не упустил из виду и это. Дюпон свирепо смотрел на него, но, затем, повернувшись к Святой Деве, в его глазах тут же появилось обожание, которое никак нельзя было скрыть.

Видя его взгляд, Двэйн тоже попытался оценить женщину и в ответ тоже заметил взгляд. Имея зрительный контакт, между ними обоими как будто появились невидимые искры.

«Хорошо», кивнул Двэйн, затем повернулся и указал на молодого господина Дома Сенна, «Делать ошибки не так страшно. Ужаснее только невежество. Мне жаль тебя»

Затем он повернулся к толпе внизу и громко сказал, «Уважаемые гости, будучи хозяином этого места, я заявляю, что аукцион по этому предмету приостановленной из-за произошедшей ситуации»

Дюпон внезапно подскочил, его голос был наполнен гневом, «На каких основаниях вы смеете сделать это!»

Двэйн мягко улыбнулся, «На основаниях сказанного мной»

Его лицо постепенно начало холодеть, когда он начал говорить всей аудитории, «Тот, кто считает, что я не могу сделать так, может встать и сказать это»

Люди, которые были на стороне Императорской семьи, естественно, не имели возражений, а люди с Юга просто не могли посметь сделать этого, как только встречались взглядом с Двэйном. Его угнетающий и смертоносный взгляд инстинктивно оценивался как угроза, у каждого увидевшего тут же оцепенели ноги и начинали сильно дрожать!»

Двэйн прожил на Северо-западе два года. Убить взглядом, для него стало также естественно, как и поесть рис. Высвобождая убийственную ауру, разве кто-то мог воспротивиться ему в этом месте, ведь все они же были слабаками, верно?

Оставить комментарий