Глава 295. Семья Императора.

В этот момент, голос принца зазвучал очень ласково и нежно. Его голос еще совсем мягкий, не огрубевший от постоянной отдачи приказов, взгляд, в котором было столько тепла.

«Двэйн, я знаю, что прочно стою у власти. У меня в подчинении находятся тысячи подданных, но сложно будет избежать проблем в будущем, чтобы за моей спиной не говорили дурных слов: братоубийца, солгавший отцу мятежник. В день бунта, мой брат умер, но перед смертью, я пообещал ему выполнить одно требование – не лишать его императорского имени и похоронить по всем обычаям. Только когда человек умирает, он может получить от других хоть каплю сочувствия, к тому же…Сейчас я действительно наслаждаюсь жизнью, но этот статус принца-регента на самом деле доставляет слишком много проблем. А мой отец! За последние два года во дворце этот старик стал слишком смиренным, он уже принял свою участь. Я знаю, что народ тоже не готов воспевать мне дифирамбы. Рано или поздно, найдется человек, который пойдет против меня, который будет нести про меня всякую чушь. Скажут, что я убил брата. Ну, допустим, я признаю это, но я не убивал его собственноручно. В тот день произошли некие обстоятельства, которые и привели к его гибели. Скажут, что я третирую своего отца…Ох, да какое еще третирование? Мы с братом вступили на путь борьбы, и боролись, не переставая, пока он в последние годы не начал сдавать и всеми силами пытался пресечь это».

Последние слова заставили Двэйна поменяться в лице… Что еще за тайны хранит императорская семья?

Согласно логике, два года назад был государственный переворот, который был спланирован заранее.

Главное во всем этом, что Августин VI – назначил старшего сына наследником престола, но на склоне своих лет, он стал все больше и больше обращать внимание на своего младшего сына. Естественно, старший начал беспокоиться о своем положении, и поэтому решился на государственный переворот.

Разве не так?

«Да, все не так!» губы принца тронула улыбка. Он посмотрел на изумленное лицо Двэйна: «Двэйн, я догадываюсь, о чем ты подумал. Неужели я не знаю о всех этих слухах, что гуляют в народе? Всего-навсего… Все это очень прискорбно. Я в порядке, брат тоже в порядке, все мы жертвы нашего отца и только!»

Вдруг, принц резко развернулся, отошел подальше и громко крикнул нескольким рыцарям поблизости: « Убирайтесь все вон, нам с Герцогом нужно обсудить кое-что. Все должны убраться из сада! А того, кто попытается подслушать хоть слово – расстрелять!»

Все они тут же послушались приказа. Поклонились и вышли.

Принц казался совсем изможденным и уставшим, он вдруг ни с того ни с сего сел прямо на землю. Сейчас была зима. Прекрасные цветы императорского сада уже завяли, а он – великий правитель империи так запросто, без церемоний сел на пожелтевшую траву, украдкой посмотрел на Двэйна и похлопал по земле рядом с собой, приглашая тоже присесть.

Двэйн немного поколебался, но все же сел рядом с принцем.

«Двэйн, хочешь послушать одну историю?»

Эти слова заставили Двэйна странно улыбнуться.

С ума сойти…В последние несколько дней я только и делаю, что слушаю истории других людей. Максимос недавно рассказывал ему историю, а также был Кью Кью.

Сейчас я в императорском дворце. И принц тоже хочет поведать мне свою историю?

Хочу я этого или нет, мне придется ее выслушать: сам принц- регент хочет рассказать мне о ней. Как я могу отказать?

Но мне и самому очень интересно…

Принц тихонько вздохнул, протянул руку к сорнякам, что торчали возле цветов и начал срывать их своими тонкими, изящными пальцами. Потом он медленно заговорил : «В то время, мне было всего десять…»

С самого детства я считал, что я самый счастливый человек в это мире.

С рождения я имел все – славу, уважение, титул принца. Во мне текла благородная кровь.

Все придворные просто обожали меня, ведь я был таким смышленым и жизнерадостным ребенком. Все говорили, что я самый выдающийся из всей императорской семьи, гений с невероятным интеллектом. Но на самом деле я знал, что все эти речи были фальшивкой. Это была всего лишь лесть. И я понял это раньше других детей.

Все думали, что отец любит меня…Да, ему просто положено было любить меня.

Я – самый младший ребенок. Я был рожден, когда ему уже было за пятьдесят, естественно он должен был хоть немного дорожить мной.

Ходили слухи, что он давно хотел еще одного сына, но его наложницы рожали только девочек, поэтому он, в порыве гнева, как-то убил одну из своих женщин…Хех!

И когда моя мать родила меня, то вздохнула с облегчением.

Но…С самых малых лет, меня преследует странное чувство. И это чувство, связано с моим любимым отцом!

Да, с моим отцом!

Я довольно рано начал проявлять свои умственные способности, поэтому, в отличие от остальных детей, мне, уже в столь раннем возрасте, наняли учителей. Неважно кто – придворные ученые, маги, астрономы – все говорили, что я умён, что я от природы такой одаренный.

Но, должно быть это все мои иллюзии? Каждый раз, когда учителя, стоя перед моим отцом, хвалили меня, он смотрел на меня как-то странно. И это был совсем не полный любви взгляд отца на своего обожаемого сына. Этот взгляд был похож… С одной стороны, будто взгляд льва, который уже доживает свои последние дни, а с другой стороны взгляд рассвирепевшего львенка! Как будто человек видел угрозу для своего будущего!

Этот взгляд заставил почувствовать опасность, тревогу!

Хотя отец пытался скрыть все это, я понял для себя одно – отец, на самом деле, нисколько не любит меня, не обожает меня. Все что говорят люди – это ложь.

Возможно, он специально демонстрировал свою любовь и обожание.

В детстве, я совсем не понимал, почему так происходит.

Но к десяти годам, я, наконец, всё понял!

В этот год, отцу исполнялось шестьдесят.

Хоть он и величайший император, в его руках все земли континента, а в его руках сосредоточена вся власть и могущество. Но когда человек достигает шестидесяти лет – старость уже начинает брать свое.

Этот мир таков. Он управляется стариками, которые даже на смертном одре не способны отказаться от всего этого!

В тот год, мне исполнилось десять. После праздничного ужина в честь дня рождения отца, вечером, мать заглянула ко мне в спальню. Она была так рада.

Она сказала мне, что отец хочет поменять свое решение на счет наследника престола. Он хочет, чтобы я стал им.

Только…В этот праздничный день, об этом решении как-то прознали его министры, которые были крайне против. Был отдан строгий приказ о нераспространении, поэтому об этом знали лишь немногие.

Сейчас есть слухи, что отец к семидесяти годам должен был передать мне бразды правления, и я должен был усмирить непокорных вассалов. К тому моменту, мне было бы уже двадцать. Но в действительности, все случилось на десять лет раньше. Когда мне было десять лет, отец уже думал, как все это провернуть.

Хорошо. Позволь мне рассказать, что произошло в тот вечер…

Моя мать не отличается особой мудростью. Она посчитала, что если я стану императором, то она сможет стать императрицей. Это, естественно, было очень выгодно, поэтому она была безмерно счастлива.

Но все же, это была идея отца. И не исключено, что она могла воплотиться в жизнь. Но моя мать…Она была просто в не себя от радости, поэтому не выдержала и рассказала мне.

Но…В этот вечер, я почувствовал большую опасность!

Как будто все тело сковало холодом!

Все были правы. Я отличался от своих сверстников. Я понял все намного раньше.

Я понял одну простую истину: Этот мир ничего не даст тебе просто так.

Да, я одарен, да, мои учителя постоянно хвалили меня. На ужине, многие аристократы восхищались моей, совсем не по годам, мудростью.

Однако…Я был всего лишь десятилетним ребенком. Пусть даже и умный, пусть даже от природы гениальный. Как я мог заставить отца поменять свое решение о наследнике? Как я мог?

Стоит сказать, что к тому времени моему брату уже было тридцать. И ему пришлось прибегнуть к уловке.

Когда-то он участвовал в северо-западных военных походах. Нельзя сказать, что он проявил себя хорошо, но все же, он смог добиться кое-чего. В те годы, имея статус императорского наследника, он стал понемногу собирать верных ему людей.

И его возраст…Он действительно подходил для этой роли. И в политических делах он не упускал из виду ни одной мелочи.

А что может десятилетний ребенок? Ну и что, что он делает успехи в калиграфии? Как он может превосходить того, кому уже тридцать, кто держит в своих руках земли, и имеет власть?

По крайней мере, я считаю, что это невозможно!

А отец посчитал, что его взрослый, статный сын, не подходит для этой роли. Неужели он был так уверен, что его десятилетний сын, который был совсем еще сопляком, справится? Боюсь, что нормальный человек никогда бы до такого не додумался.

Забавно еще то, что мать тоже так считала. Только все это, в конце концов, привело к печальным последствиям.

В тот день всё изменилось.

Вся моя прислуга и свита, придворные учителя – стали относиться ко мне с еще большим почтением. В их глазах я был уже не просто сыном императора, а будущим императором.

Но самое главное…Мой старший брат, наследный принц, тоже стал относиться ко мне по-другому!

В детстве, брат часто обнимал меня. Я все еще помню, как он учил меня ездить верхом на лошади. Однажды, когда он посадил меня на белую лошадь, я помню, как он сказал мне: «Мы – из рода Августин, мы захватили и установили власть на этом континенте, поэтому у сыновей из нашего рода – военное дело в крови»

В это время, он был для меня настоящим старшим братом. У отца было множество детей от разных наложниц. Практически всегда рождались девочки. Поэтому у нас, как у двух сыновей, сложились очень теплые отношения.

И естественно, когда брат узнал о решении отца, он тут же изменился.

Он больше не искал меня, не виделся со мной. Больше не брал меня с собой покататься на лошадях и не составлял компанию, когда я ходил смотреть, как тренируются наши войны.

Он не обращал на меня внимания… Прошел месяц и он должен был взять меня с собой во дворец, чтобы мы смогли выпить вина, но опять он не сдержал своего обещания…А потом, он потерпел поражение и погиб!

Все изменилось из-за отца!

Если бы он не раскрыл все свои планы про замену наследника, то мы с братом не стали бы врагами!

Неужели это и правда такой пустяк? Отец так меня любил, что решил рассказать о том, что я теперь наследник?

С того момента, я начал в этом сомневаться!

Я уже говорил, что нормальный человек ни за что бы не отказался от взрослого, серьезного сына в качестве наследника, и не стал бы ставить на эту роль ничего непонимающего ребенка, пусть он будет хоть самым умным.

Поэтому я только подтвердил действия отца. И это было весьма кстати!

Тогда, все это было для меня очень сложно, и я ничего толком не мог сообразить, но точно знал, что не пойду за советом к отцу.

Главное, нужно было как-то заставить отца бояться.

Сам я ничего не мог придумать, поэтому попросил помощи у других.

Прошло где-то три месяца, когда представился удобный случай. Один придворный учитель рассказал мне о произошедших событиях во дворце.

Некий ученый, по имени Ланьхай (Блю Оушен) обладал широкими знаниями по всем областям : история, медицина, астрономическая биография…Казалось, что он может все, знает все.

Как-то во дворце состоялся большой совет ученых. В спорах и дискуссиях он показал свой блестящий ум, и все стали жутко ему завидовать. Все считали, что он самый умный ученый во всей империи.

После этого я очень захотел собственными глазами увидеть его.

В итоге, учитель сказал мне, что будет собран еще один такой совет, и чтобы снова не проиграть в спорах с Ланьхаем (Блю Оушеном)– были приглашены ученые из других провинций.

Мне так понравился этот Ланхай (Блю Оушен), что я постоянно просил учителя взять меня с собой посмотреть. И он взял…

Тогда я был еще совсем мал и во дворце чувствовал себя очень неуютно, поэтому учитель все раздумывал, как бы нам попасть к нему, после того, как все дискуссии уже будут окончены.

Но я так и не увидел, как Ланьхай (Блю Оушен) повергает в шок публику своим блестящим умом, зато увидел простой народ, что собрался поприветствовать его. И тогда я проникся к нему глубоким уважением.

В конце концов, я увидел его и сразу понял, что он необычный человек, хоть и одет был совсем по-простому.

В этом мире все так. Тот, кто всю свою жизнь высокого мнения о себе, окружает себя роскошью и деньгами – в действительности и гроша ломаного не стоит. А такие как Ланьхай (Блю Оушен) не нуждаются в этой мишуре из денег и славы – их видно издалека.

И я увидел это сразу.

Затем, после собрания, несмотря на то, что мой учитель был против, я сказал человеку тайком пойти за Ланхаем (Блю Оушеном) и узнать где он живет.

Я сказал учителю ждать меня, а сам отправился к нему.

Я и не пытался скрыть свой статус принца, но он ничуть не смутился и не удивился. Я не почувствовал в нем ни капли притворства.

Он такой человек…Ты стоишь перед ним, словно у берегов океана, будто можешь ощутить всю ту мудрость, что он таит в себе. Ты чувствуешь себя действительно ничтожным по сравнению с ним.

Но тогда, я был совсем наивным, и поставил ему одно условие. Я хотел посоветоваться с ним, и я надеялся, что он поможет сохранить мой секрет.

Он подумал немного, а затем сказал мне: «Если бы ты пришел с этим условием ко мне через пять лет, я бы отказался, но сейчас – я согласен»

Теперь я понимаю, что он имел в виду тогда. К пятнадцати годам я уже мог вступить в свои полномочия и держать власть в своих руках. К тому же такой возраст…Я мог быть не в меру вспыльчив и просто убрать его, как свидетеля.

Но тогда я был всего лишь десятилетним ребенком, который пока еще не способен на такие вещи.

Поэтому в тот день, я спросил его о том, что так терзало мою душу: Почему мой отец так внезапно решил сделать меня наследником? Он действительно считает, что маленький ребенок лучше тридцатилетнего взрослого?

Он долго над этим думал, и потом выдал свой ответ.

И когда я выслушал его, у меня волосы встали дыбом! Я впервые в жизни осознал, что родиться в императорской семье – это далеко не счастье!

Его объяснение не было чересчур сложным. Он сказал: «Дело в том, что сейчас состояние твоего отца в порядке, но и твой брат растет очень быстро»

Тогда я не совсем понял, что он хотел сказать, да и он не собирался мне что-либо разъяснять. Было слишком поздно, и я вернулся обратно во дворец.

В тот вечер, в своей комнате, я очень много думал. Думал об отцовской «любви», о детстве, о других людях, что постоянно хвалили меня, о взгляде отца, о брате, о том, что уже ничего не поделаешь…

А когда наступил рассвет – я все осознал!

Ланьхай (Блю Оушен) был прав! В этом и есть заключалась причина!

Мой отец – Августин VI, могущественный император. В его представлении, между ним и его детьми не может быть нормальных родственных связей. Существует только императорский трон. Только он важен для него.

Трон, завоеванные земли, власть – вот что для него главное!

Поэтому, несмотря на то, что ему шестьдесят, он по-прежнему не хочет ни от чего отказываться. Он – жаждущий величия и славы человек. Да еще и сформировал флот, чтобы отправиться в поход на страны южных морей, и повторно пойти войной на северо-западные земли.

Каждый день в его голове крутятся эти мысли. Он хочет стать величайшим императором. Сколько еще у него нереализованных планов! Как же он откажется от такого?

Он не считает себя стариком, он думает, что еще многое сможет сделать и сидеть на престоле лет до ста!

Но проблема заключалась в том… Что ему уже за шестьдесят, что он, по всем меркам уже мужчина преклонного возраста, а его старшему сыну, наследнику, моему брату, уже тридцать!

Тридцать лет! Для мужчины – самые золотые годы, расцвет сил и энергии!

И такой мужчина, без всякого сомнения, захочет найти применение своей силе для реализации своих амбиций…

Именно это их противоречие – и есть причина!

В те два года, брат уже имел определенный круг сторонников. Гвардейский корпус, армия, а граф Раймонд Роланд был его хорошим другом детства.

У него в управлении были еще и финансы. Можно было сказать, что вокруг будущего наследника престола уже сформировалась политическая группировка.

И эта группировка уже была готова…Была готова придти на смену старой.

Старший брат ждал, когда отец передаст ему престол. Но мой энергичный, амбициозный отец не хотел этого. Для него была ужасна сама мысль того, что кто-то посмеет позариться на его власть. Даже собственный сын!

____________________________________________

Далее везде Блю Оушен будет обзываться Ланьхаем. Или оставить, как было?

Оставить комментарий