Глава 308-2. Собрались вместе (часть 2).

Джоанна, увидев Двэйна, громко крикнула:

— Эй! Что ты здесь делаешь?

Сказав это, она, не глядя на Байхэчоу (Вайт Ривер, дословный перевод с китайского), прямо направилась к магу и села возле него. В ее голосе зазвучали грустные нотки:

— Ну, ты даешь, Двэйн! Когда ты с моей сестрой заключил помолвку, то перед этим даже не посоветовался со мной! Ты обручился с ней и не позвал меня на церемонию! И что ты за человек после этого?

Двэйн горько усмехнулся и сделал ей намек глазами, которого Джоанна, к сожалению, не поняла, так как в этот момент ее переполнял гнев, и она все более и более горячилась:

— Почему ты мне ничего не сказал? Отвечай! Чего уставился!?

Сказав это, она с силой ударила ладонью по столу.

И хотя Джоанна не была воином высокого уровня, она имела силу примерно равную силе рыцаря седьмого-восьмого уровня. В тот момент, когда ее рука коснулась стола, все поняли, что ему пришел конец, и он сегодня же отправится на помойку. В тот же миг девушка ощутила, как воздух вокруг нее внезапно похолодел и стал легонько пощипывать кожу. Что-то резко пронзило ее ладонь, и вся рука разом онемела.

Испугавшись, Джоанна тут же одернула руку и, отступив на несколько шагов назад, уставилась на Байхэчоу (Вайт Ривера):

— Ты… — она глубоко вздохнула, а затем сердито покосилась на Двэйна. — Это еще один из твоих подчиненных? Когда это ты успел завербовать такого сильного бойца? Эй! Я с тобой разговариваю, Герцогское ты отребье! Кто тебя просил совать нос в чужие дела?

Байхэчоу (Вайт Ривер) был невозмутим. Он лишь поднял взор и, глядя в упор на Джоанну, тихо сказал:

— Я кушаю, и не люблю, когда кто-то в этот момент мне мешает.

Джоанна была разгневана, а услышав такие слова, ее злость достигла своей наивысшей точки.

— Ах не любишь, когда тебе мешают! Поуказывай мне еще тут!

Сказав это, она вытащила из-за пояса флейту, вокруг которой тут же возникла Серебряная Доу Ци. Одним яростным взмахом она хотела прикончить этот несчастный стол.

Разве Двэйн мог успеть ее остановить?

Глаза Байхэчоу (Вайт Ривер) сверкнули странным светом. Вслед за этим послышался преисполненный боли крик Джоанны. Флейта не успела задеть стол, ее тело внезапно задрожало, и она каким-то непостижимым образом, точно от удара, полетела назад.

Джоанна летела с огромной скоростью. Ее тело, болтающееся в воздухе, словно окоченело, и ее отчаянные попытки пошевелиться были совершенно безуспешны. В глазах, стоящего позади Родригеза, промелькнуло изумление. Он сделал шаг назад и, выставив вперед левую руку, легонько схватил ее за край одежды и отбросил на прежнее место. Тело девушки описало в воздухе круг и медленно приземлилось на пол.

Опустившись на землю, Джоанна почувствовала, что ее ноги по-прежнему словно ватные. Только что, когда она собиралась использовать флейту, то ощутила, как некая ледяная энергия пробила ее Доу Ци, а затем, скользнув вдоль запястья, заставила окоченеть все ее тело! Теперь она сидела на полу, но по-прежнему ощущала холод вокруг себя и дрожала, ее зубы против ее воли начали стучать. Конечно, по характеру девушка была очень гордой, поэтому, чтобы не ударить в грязь лицом, она больно стиснула челюсти, не осмеливаясь произнести ни звука. Ее взгляд, полный удивления и негодования, остановился на Байхэчоу (Вайт Ривер).

Сила Родригеза была на уровень выше, чем сила Джоны. Естественно, что выражение их глаз тоже отличалось.

Сила Джоанны была определенно мощной. Но стоило ей только попытаться использовать свои способности, как противник тотчас отбросил ее назад. К тому же, она даже не сумела разглядеть его движений.

Родригез стал серьёзнее. Он обладал богатым опытом, поскольку провел в путешествиях всю свою жизнь. Уловив беспомощный взгляд Двэйна, он будто бы сделал для себя определенные выводы. Медленно приблизившись к Байхэчоу (Вайт Ривер), он медленно сел на место рядом с ним и неторопливо сказал:

— Позвольте узнать Ваше имя.

Байхэчоу (Вайт Ривер) взглянул на Родригеза, и в его глазах промелькнуло восхищение. Не ответив ему, он посмотрел на Двэйна:

— Ну, что ты скажешь? Хочешь, пока есть возможность, попробовать сбежать?

Двэйн расхохотался:

— Да, случай сейчас весьма подходящий. Надеюсь, ты сможешь меня понять. К тому же, я еще мало пожил на этом свете, и мне пока совершенно не хочется знать, что происходит после того, как душа отделяется от тела.

Байхэчоу (Вайт Ривер) рассмеялся, но не рассердился:

— Неплохо, неплохо! Ты мой пленник, и то, что ты хочешь сбежать — совершенно естественно. А то, что есть возможность, означает, что так было задумано Небом. Хорошо. В виду того, что ты неплохо справился со своей задачей, я, так и быть, дам тебе шанс. Думаю, что если я не позволю тебе этого, то ты так просто не сдашься, верно?

Двэйн, улыбнувшись, встал и поклонился Байхэчоу (Вайт Ривер):

— Спасибо тебе!

Затем, он повернулся к остальным и сказал:

— Не смотрите на меня так. Я был схвачен и пленен. Он вовсе не мой друг, а я — не его сообщник.

Родригез глубоко вздохнул. Его зрачки постепенно обрели серебристый оттенок.

Байхэчоу (Вайт Ривер) внимательно посмотрел на него:

— Тебя зовут Родригез? Очень хорошо, ты меня не разочаровал. Давай, начинай. Только уж постарайся на этот раз, иначе я убью тебя раньше, чем ты успеешь пожалеть о том, что связался со мной.

Родригез пристально смотрел не него, затем неожиданно со странными нотками в голосе сказал:

— Позвольте, Ваша фамилия… случайно, не Бай?

Шаман рассмеялся:

— Похоже, твой учитель рассказывал тебе обо мне. Неплохо. Да, это я.

Теперь Родригез стал еще более сосредоточенным. Он больше ничего не сказал и, взмахнув рукавом, сжал что-то в руке, и через мгновение его ладонь окутала Ледяная Доу Ци, которая тут же превратилась в несколько острых сосулек, стремительно понесшихся в сторону Байхэчоу (Вайт Ривер).

Шаман даже не шелохнулся. Улыбнувшись, он выставил вперед большой и указательный палец левой руки и легким взмахом отбил летящие на него ледяные лезвия. В это мгновение, время, подчиняясь шаману, точно замедлило свой бег, и собравшиеся вокруг него гости собственными глазами увидели, как выпущенные Байхэчоу (Вайт Ривер) струи морозного воздуха в полете оставляли за собой волнистую рябь…

Затем послышался громкий треск, и сосульки, вызванные Родригезом, разбились вдребезги. Воин был поражен; взмахнув правой ладонью, он создал перед собой тонкий серебристый луч, который, задрожав в воздухе, тут же опутал Байхэчоу (Вайт Ривер). В могуществе этой серебристой нити не стоило сомневаться, а потому, шаман, взглянув на нее, невольно проникся к Родригезу уважением. Слегка улыбнувшись, он сказал:

— Неплохо!

Он по-прежнему сидел не двигаясь, выставив вперед большой и указательный пальцы. Слегка потерев их друг о друга, он вызвал искру, которая растянулась в нить и обернулась пламенем. Огонь постепенно распространился по всей длине луча, который вскоре стал бледнеть, пока не исчез совсем.

— Тебе известно, как свои силы скопить в одну тонкую нить. Это весьма труднодостижимо, — сказал Байхэчоу (Вайт Ривер) и тихо вздохнул. — К сожалению, чтобы сражаться со мной, боюсь, этого будет недостаточно.

Родригез тяжело вздохнул, а затем, отступив на несколько шагов назад, снова взмахнул ладонью, на которой тут же появился огромный серебристый клинок. Собрав вокруг себя большое количество ледяной энергии, он со свистом полетел в сторону Байхэчоу (Вайт Ривер). В это мгновение, температура воздуха в зале гостиницы резко упала.

Этот клинок был весьма необычным. Вылетев из ладони Родригеза, он внезапно вспыхнул и исчез. В следующий миг он возник прямо перед глазами Байхэчоу (Вайт Ривер).

Увидев это, Двэйн ахнул. Он слышал о том, что некоторые сильные мира сего могут владеть искусством телепортации, однако, он никогда не видел, чтобы Доу Ци тоже могла вот так вот появляться и исчезать.

Шаман вскрикнул. Теперь он выкинул вперед раскрытую ладонь, и пространство перед ним точно целиком превратилось в одну большую трещину, куда со свистом влетел выпущенный воином кинжал. В следующее мгновение он неведомым образом очутился у шамана за спиной и с треском вонзился в стену, которая тут же вся покрылась ледяной коркой.

Выражение лица Родригеза резко переменилось. Байхэчоу (Вайт Ривер) снова кивнул головой:

— Неплохо, неплохо! Энергия, сосредоточенная тобой в этой комнате, уже практически достигла своего наивысшего расцвета. В этом твои способности к боевым искусствам уже, конечно, намного превзошли твоего учителя. Однако… ею по-прежнему невозможно разрушить законы этого пространства. Если ты этого не сможешь сделать, боюсь, тебе будет трудно одолеть меня.

Сказав это, он улыбнулся:

— Смотри внимательно.

Выставив пальцы вперед, он легонько взмахнул ладонью, и в воздухе появилась крошечная царапинка, которая стала стремительно расти и расползаться в разные стороны, пока не достигла Родригеза.

А потом… стена, которая находилась позади воина на расстоянии семи-восьми метров от него, с грохотом обрушилась.

Когда стена полностью осыпалась и громкий звук падающих камней стих, все увидели, что вместе с ней разрушилась и половина крыши зала. Первоначально в гостинице было много народу, однако, когда началась битва, большая часть гостей сбежала. Когда стена зала обвалилась, из-за дальней стойки напротив послышались испуганные возгласы.

Родригез ощутил во всем теле невыносимый холод. С его нынешними способностями он, конечно, никак не мог понять, что за магию использует Байхэчоу (Вайт Ривер) против него.

— Ты удивлен? — голос Байхэчоу (Вайт Ривер) звучал спокойно. — С твоими способностями нарушить законы этого пространства вполне возможно. Как жаль, что ты еще пока не понимаешь, как это сделать, а пытаешься установить свои правила. Говоря иными словами, ты пытаешься разорвать пространство.

На губах шамана блеснула легкая усмешка. Расслабив пальцы рук, он окунул их в стоящий перед ним бокал с вином, а со спокойным лицом провел ими по столу.

Он очень был очень талантливым художником и часто рисовал. Штрихи, которые он оставлял на столе, оказались весьма необычной картиной, на которой были изображены люди — кто-то стоял, кто-то сидел. Шаман попросту нарисовал то, что видел в данный момент перед собой.

— Весь этот мир со своим пространством — он как рисунок, — тихо сказал Байхэчоу (Вайт Ривер). — Мы с тобой тоже изображены на нем. И ты можешь понять законы этого рисунка, ты даже уже стоишь на его вершине. Как жаль, что ты не можешь выйти из него. Как жаль, что ты всего лишь один из нарисованных на нем людей…

Шаман легко улыбнулся:

— Ведь ты силен только в пределах этой картины. И даже если ты поймешь его законы, то самое больше, что ты сможешь сделать — это в полной мере использовать их. Однако, встретив на своем пути более сильного соперника, такого как я, например, то…

Он не договорил. Выставив пальцы вперед, он снова провел ими по столу, по которому в тот же миг пошла глубокая трещина, и через мгновение он беззвучно раскололся на две части.

Байхэчоу (Вайт Ривер) продолжал смеяться:

— Посмотри… Даже этот рисунок теперь разрезан мною на две части. А ты всего лишь изображенный на нем человек. Если рисунок раскололся на две половины, то и люди на нем, и предметы, и природа — все раскололось на два. Я сейчас не просто использовал это пространство, я прямо разрезал его на две части! Оно оборвалось, вещи в нем тоже оборвались, и природа само собой тоже оборвалась.

Сказав это, он пристально посмотрел на Родригеза:

— Понял?

Оставить комментарий