Глава 312. Три вождя

Перед его глазами простирался вид на обрушившуюся Святую гору, которая некогда служила непроходимым заслоном между миром людей и изгнанными расами, но сейчас она превратилась в жалкие развалины. В этом месте было похоронено множество их предков-драконов…

Теперь необходимо было соорудить из обломков горы могилы для больших ящериц.

Тысячи выходцев из изгнанных рас, выстроившихся в походившие на поток мутной речной воды боевые шеренги, выли и ревели, скаля зубы и размахивая когтями. И даже лютый ветер не мог охладить их твердой решимости сражаться.

Огромные бегемоты снова забили в свои барабаны, и этот глухой звук звучал как предвестие смерти. Услышав барабанный гул, десятки тысяч стоявших в передних шеренгах орки начали издавать ритмичные рыки. Эта размеренная какофония рева и завываний, сливалась воедино так, будто все эти звери кричали в один голос, заставляла услышавших ее похолодеть от ужаса.

Безусловно, Владыке Драконов была хорошо известна боевая тактика и приемы изгнанных рас, ведь как-никак он воевал с ними всю свою жизнь. Услышав этот ритмичный ревущий призыв, он точно знал, что орки вот-вот начнут свое наступление. Эти твари всегда любили перед началом боя завывать добрые полдня.

Мгновение, и огромное войско орков пришло в движение. В передних рядах было не меньше десятка тысяч воинов, медленно продвигавшихся в сторону Святой горы.

Все эти разномастные, разноликие приземистые орки со свирепыми лицами казались частью какого-то дурного сна. На них были одеты доспехи всевозможных размеров и форм, старые и новые, а были и такие, которые на первый взгляд носились их владельцем не один век. Некоторые латы были покрыты ржавчиной, что заставляло усомниться в их оборонительной функции. Однако, такого столь пестрого и потертого обмундирования этих солдат-дикарей все же было достаточно.

Но их оружие было еще более странное. Мало кто из воинов носил на поясе качественно выкованный меч. Большинство орков использовали в бою неотесанную, крепкую, заостренную с одного конца палку, а также огромные деревянные щиты. Если бы человек вздумал поднять это все, то ему понадобилась бы помощь еще нескольких людей. Эти чудовища же с легкостью держали их перед собой одной рукой.

Десятки тысяч орков начали медленно наступать, делая широкие, но неторопливые шаги.

Проходя по ледяному полю, они давили своими ножищами обломки горных пород, преодолевая границу, которую никто не мог преодолеть на протяжении многих столетий.

Наконец, в трехстах километрах от драконьего войска, полчище орков снова издало боевой клич, а затем, прибавив шаг и подняв оружие, они с бешеной скоростью понеслись вперед, и их лица с рычащими ртами искривились в обуревавшей их ярости.

В глазах правителя драконов вспыхнуло презрение… На протяжении нескольких тысяч лет военные привычки орков по-прежнему оставались неизменными.

Он высоко поднял голову и протяжно засвистел.

Следуя приказу своего повелителя, крупный черный дракон расправил крылья и, приклонив голову, спикировал вниз. Этот дракон был никем иным, как тем самым «мудрейшим» Святой горы, над которым некогда пошутил Двэйн. Но его не так уж легко было опозорить. В его огромном гибком теле были сосредоточены силы, которые в племени считались третьими по мощи в боевых искусствах.

В небе показалось еще несколько десятков черных драконов, которые, расправив крылья, спикировали на несущихся в бой орков.

Небо заполонил пронзительный свист. Это был рев ярости десятков черных драконов, сложившийся в одну мощную, разрушительную силу. Когда драконы сталкивались лицом к лицом с неприятелем, их окружал ореол величия и превосходства.

Любое живое существо, встретив драконов на своем пути, не могло не испытывать трепета перед ними, столь естественного, когда вид более низший сталкивается с видом более высшим. Черные драконы вместе устремились в атаку подобно возникшей внезапно черной туче. Сколь величественными они казались в этот момент!

Разнесшийся по долине звонкий величественный свист тяжело обрушился на бегущих впереди орков, и в миг их прежде нерушимая ярость и воля к победе была почти полностью уничтожена. И это случилось не потому, что орки были трусами, просто природный страх перед драконами преодолеть было практически невозможно.

Напор атакующих мигом спал. Командир черных драконов, взяв себе в помощь еще с десяток драконов, устремился вниз и своим длинным хвостом нанес удар по бегущим впереди оркам. Затем он, разинув пасть, выдохнул из глотки едкое черное пламя.

Вот оно, пламенное дыхание драконов! Как только черные драконы выдохнули пламя, оно тут же черным облаком опустилось на долину, откуда начали раздаваться стоны боли. Бегущие впереди солдаты погрузились в пламенный поток, и их тела вмиг были сожжены дотла. Прокатившись по земле, они замолкали навсегда. Оставшиеся в живых орки хоть и были храбрыми, но драконы уже получили значительное преимущество с воздуха. Кружась в небе, они уничтожали солдат неприятеля один за другим, посылая вниз языки черного пламени, не оставляя противнику ни единого шанса на оборону.

Даже если особо свирепые воины, в борьбе за жизнь поднимали бы свои щиты в небо, которые хотя и разбились бы, но защитили своих владельцев от ударов неприятеля, то какой бы ущерб принесло это отважным драконам?

Величие, помноженное на превосходное мастерство в боевых искусствах, привело к тому, что первая волна атаки орков потерпела полный крах. Часть воинов было сожжено мощным дыханием драконов, некоторые в ходе наступления потеряли свое оружие, поэтому вынуждены были, прикрывая головы, спасаться бегством. А драконы тем временем кружили в небе, время от времени хватая из кучи растерянных орков одного и с легкостью разрывая его в воздухе на части.

Свежая кровь и внутренности были разбрызганы по земле. Среди шумных рядов многотысячной армии царил хаос. Несколько десятков черных драконов, казалось, были опытными в такого рода войнах, поэтому они разбились на группы и разлетелись в разные стороны, изрыгая по пути смертоносное пламя.

Стонущие от боли орки катались по земле. Везде пылал огонь, вызванный драконьим дыханием, и казалось, будто вся долина беспросветно полыхала желто-красным заревом, и из этого ада не было спасения…

Однако, в конце концов, в армии орков было больше десяти тысячи воинов. Совместными усилиями черным драконам удалось внести беспорядок в ряды неприятеля, но так ли просто было уничтожить это несметное полчище?

Земля с самого начала битвы превратилась в пепелище обугленной почвы и травы. Беспрерывное изрыгание пламени в конечном счете вымотало многих из черных драконов, обессиленные, они продолжали кружить в небе, налетать на кучки бегущих орков и убивать их, кого-то разрывая в небе, кого-то сбрасывая с огромной высоты. Звуки вокруг слились в один истошный предсмертный вопль…

Некоторые из оставшихся орков хотя и были очень храбрыми и пытались несмотря ни на что продвигаться вперед, продолжая атаковать драконов, но большинство все же в полнейшей растерянности металось по полю. Орки, конечно, обладали недюжинной силой, но в битве, совершая стремительный набег, подпитываемый лишь отвагой, приводит к тому, что когда в рядах возникает неразбериха, этот порыв храбрости почт и мгновенно исчезает. А потому такое войско вероятнее всего потерпит поражение быстрее, чем какое-либо другое. Орки, оказавшись окружены пламенем со всех сторон, чувствовали себя плохо, что усиливалось природным страхом перед драконами, и уже немало воинов спешно бросились назад.

Владыка Клана Драконов наблюдал за всем этим издалека. Увидев в ужасе бегущих орков, он холодно улыбнулся:

— Ох уж эти изгнанные расы. Все по-старому, как и всегда. Берут числом, а толку ноль.

Даже издалека было видно, что среди воинов было много тех, кто с разочарованием глядел на эту кровавую резню.

— Господа! Похоже, нам все же придется послушаться этого парня.

Так вздыхал один крупный трехметровый монстр. Его голос звучал громко и хрипло, точно приглушенный звук громовых раскатов. Его голова была очень крупной, а на носу рос рог. Все его тело было покрыто толстой непроницаемой кожей, а конечности казались твердыми, как скала. На 30 процентов это был человек, а на остальные 70 — носорог.

Неподалеку от него стоял коренастый воин ростом чуть поменьше, он то и дело издавал недовольное рычание, похожее на рычание тигра. Можно сказать, что он и был тигром в получеловеческом обличии. Его руки и ноги действительно были очень похожи на человечьи, однако в мощном теле было сосредоточена неиссякаемая сила. Его шкура отливала бледно-золотистым светом, на лбу тигриной головы были начерчены полосы, складываясь в иероглиф «Государь». Зеленые кошачьи глаза пылали неукротимой свирепостью. На нем была одета черная броня весом не менее 100 кг, а в его когтистых лапах была огромная кувалда. Когда тигро-человек услышал слова носорога, он не выдержал и зарычал:

— Яньши! Неужели оркам обязательно слышать речи этих эльфов-гордецов? Черт подери! Когда я его в первый раз увидел, то сразу возненавидел всем сердцем. У этой мелюзги такой потоскушный вид. Стоит нам только приклонить пред ними головы, как они тут же начнут считать нас своими холопами. Такого отношения я выдержать не в состоянии, нет уж, увольте. Да мы крепче их в десятки раз, сильнее — в сотни, почему мы должны им подчиняться?

Яньши с силой похлопал тигра по плечу и хриплым голосом сказал:

— Я тоже их ненавижу, особенно того парня. Однако, мой дорогой Тонху, мы вынуждены уступить им пока… Ты ведь знаешь, после того, как мы покинули континент Лоулан (Это изначальное название Континента, на данный момент Империя также называется Лоулан. Не путать с городом Лоулань), потери в наших рядах были поистине катастрофичны, а воздушные расы были практически полностью истреблены. Сейчас только люди-соколы могут летать, но их племя так малочисленны, что им не под силу сражаться с драконами. Теперь ты сам все видишь, хотя твои воины храбры, однако у нас есть только две ноги и нет крыльев.

Сказав это, Яньши снова посмотрел в сторону поля битвы. В его голосе чувствовалась холодность:

— Что ты хочешь этим сказать? Как считаешь, Доминик?

Этот парень по имени Доминик стоял в шести-семи метрах от монстров и отличался от них тем, что был намного ниже их. Однако в этот момент он восседал на двухметровом скакуне с черной гривой, который недовольно хватал и прикусывал свои волосы, скребя землю своими длинными передними когтями и обнажая острые клыки… Этот «скакуном» был на самом деле огромный волк!

Сидевший на волке крепкий широкоплечий Доминик был воплощением силы и энергии. Его доспехи, в отличие от обмундирования метавшихся по полю орков, выглядело значительно новее и качественней, а на голове был надет шлем в виде волчьей пасти.

Услышав вопрос Яньши, Доминик обернулся. Его лицо было покрыто шерстью, а глаза сияли ярко-зеленым светом. Настоящий оборотень!

— Как вам больше нравится, — его голос был хриплым, но в ледяном его тоне была некая кровожадность. — То, что у вас есть только две ноги, это ваши проблемы. Мы, волчьи всадники, не будем подчиняться каким-то эльфам-гордецам. Кроме меня, никто не смеет отдавать приказы моим солдатам!

Сказав это, он изо всех сил ударил своего волка, который тот час поднял голову и, злобно оглядевшись, медленно повез своего хозяина прочь отсюда.

-Эх, не обращай на него внимание, — Тонху мрачно посмотрел вслед удалявшемся Доминику. — Этот отвратительный оборотень берет в расчет лишь количество.

Яньши кивнул.

— Хоть я его и ненавижу, но к счастью, он хотя бы понимает, что если разозлит эльфов, то не сможет ничего противопоставить им.

Глава оборотней Доминик покинул двух монстров и направился к своим солдатам, которые стояли поодаль, в самом левом фланге армии орков. Это было действительно зловонное место. Подгоняемый им волк неожиданно прыгнул и очутился на самом верху трехметровой скалы. Обнажив острые клыки, Доминик вытащил из-за пояса меч и, направив его в небо, громко закричал:

— Волчьи всадники! Время битвы пришло!

Ууууу…

Тотчас же снизу послышался волчий вой. Посмотрев вниз, он увидел, как бесчисленное множество волков пали ниц. На их спинах виднелась примитивная амуниция, напоминающая седло, а рядом с ними стояли спешившиеся кавалеристы в доспехах, с мечами, направленными в небо, и громко выли.

Это было несметное войско, заполонившее собой огромное пространство вокруг скалы.

Оставить комментарий