Глава 314-1. Меч Шамана Байхэчоу (часть 1)

Десять шагов!

Оставалось только лишь десять шагов. Уже начинал казаться худосочный облик Папы Игоря Павла XVI. После того как удалось разбить защитный барьер, ему оставалось пройти только десять шагов, и вот уже можно было встретиться лицом к лицу с Папой Храма.

И хотя у этого святоши была сильная и прочная защита, он вопреки этому выглядел таким слабым и беззащитным, что даже не смог бы вступить в сражение. И как обычно это бывало, даже самые талантливые пользователи магии по сравнению с отважными воинами имели один общий недостаток, они совсем не умели сражаться. И вот в одночасье непревзойденный воин Байхэчоу (Вайт Ривер) оказался так близко, что каким бы выдающимся не был маг, он не смог бы дать ему отпор!

Этот Байхэчоу (Вайт Ривер) одним ударом прорвался через мощную защиту благодаря своему высочайшему боевому мастерству, и пространство сразу раскрылось перед ним. Маг, заметив спускающегося к нему Байхэчоу, внезапно поменялся в выражении лица, удивленно вздохнул и спросил:

— Как вы вышли за границы?

— С помощью законов, — Байхэчоу, улыбаясь ему, ответил. — Подобно тому, как вы можете менять законы, так же и я… могу уничтожать все эти законы!

Во это время, он еще приблизился на три шага.

Лицо Павла XVI сильно омрачилось, он, тихо вздыхая, проговорил:

— О нет, я – служитель Богини Света, прибывший сюда из очень далеких мест, я совсем не думал с вами, почтеннейший Шаман, устраивать поединок. Я знал, что вы должен были явиться на Континент Роланд, и если бы я не пришел встретиться с вами, я бы сильно сожалел об этом.

Сказав это, он немного усмехнулся:

— Почтеннейший Шаман, не лучше б нам сейчас оставить все, как есть! Что скажете?

Байхэчоу слегка озадачился, перестал делать шаги и оглядел мага с ног до головы:

-Ты на самом деле очень сильный, неужели ты хочешь уйти от сражения и обратиться в бегство?

Павел XVI медленно покачал головой:

— Я ведь слуга Богини Света. Не то, чтобы мне не хватает храбрости. Всего-навсего пришел сюда издалека, и даже не думал ни о каком сражении с вами, о Великий Шаман. Я ведь на самом деле здесь для того, чтобы помочь сопроводить вас.

— Сопроводить меня? – Байхэчоу неожиданно рассмеялся. — Достопочтенный Папа Храма, хотя я здесь и гость, только я еще не хочу никуда идти! И этот путь пройду, не торопясь. Ведь континент Роланд и вправду очень интересный. Кто знает, на сколько недель я еще задержусь здесь. Но пройдет время, и я, конечно же, вернусь обратно в степи. Вы говорите, что пришли сопроводить меня? Да только я сейчас идти никуда не хочу!

Папа слегка улыбнулся. Подозрительно сощурил глаза и сказал:

— Я лично пришел сопроводить вас. Почему же вы не хотите идти?

Байхэчоу, качая головой:

— Понимаете, я такая странный человек, что вот чем больше другие хотят, чтобы я сделал что-то, тем все меньше я хочу про это что-либо слышать. Достопочтенный, вы хотите заставить меня пойти с вами. Но у вас есть только один выбор – это сразиться со мной.

Закончив говорить, он продвинулся на один шаг вперед. Все тело как будто оказалось в сером тумане, который также окутал самого Папу.

— О нет… — Папа начал качать головой. — Я пришел с миром. У меня нет злого умысла, Великий Шаман. Я здесь только для того, чтобы дать вам совет. Даю вам слово. Я даже могу поклясться Орденом Богини Света. Во имя Богини Света, пойдемте со мной.

Услышав это, Байхэчоу взволнованно ответил:

— Пойти с вами?

Папа Храма с глубоким уважением посмотрел на него и сказал:

— Да именно так, пойдемте со мной…

Глаза Байхэчоу засияли, с натянутой хитрой улыбкой он оглядел Павла и сказал:

— Подобно Богам такой весь из себя праведный и прямодушный, вы — предвестник всего святого, не то, что я – непонятный иноверец. Наверно уже не терпится расправиться со мной и потом радоваться, да? Достопочтенный Папа, если вы, и в самом деле, думаете со мной договориться, то я вас вынужден предупредить, вы можете обрести такую славу, что вашему Ордену Богини Света не поздоровиться.

На лице Папы выразилась некоторая злость:

— Ну что же, дело непростое, я вынужден буду это сделать. Почтеннейший Шаман, вам придется согласиться покинуть Континент Роланд. Вы никогда не сможете выйти ни на шаг из степи и пять лет не покинете ее пределы. Я защитник Континента Роланда, но я не враг вам. Да и…

Он внезапно за одно мгновенье из своего рукава достал длинный золотистый посох, верхушка которого была обрамлена хрустальным кольцом. Затем он поднял посох перед собой и вдруг слегка провел им по земле.

Из хрустальной верхушки посоха стали раздаваться острые сверкающие лучи. В это же время вслед за действиями Папы под ногами стала трескаться земля, и на ее поверхности сразу же появились длинные следы, словно кто-то вспахивал землю плугом.

— Я Святой Игорь Павел XVI, слуга Богини Света, на этом месте клянусь именем своего Ордена Богини Света! – сказал Папа Храма с почтительным лицом. — Шаман Байхэчоу, повелеваю тебе согласиться со мной! Так ты сможешь осуществить свою мечту, столетнюю мечту человека из степей! Говорят, вы, степные люди, издавна жаждите этого, только Конь наступает на холодный источник и закрывает проход! Я повторно даю клятву вам, только согласись со мной! Отныне границы Континента Роланда и Степей будут начинаться именно тут, где я только что провел черту! Западные территории, провинция Нулинг, Деза – все будут открыты для вас, степных людей! Вы люди с Снежной Горы, сможете свободно передвигаться по двум западным провинциям Континента Роланд!

Только что услышанное сильно потрясло Байхэчоу! Он поневоле изменился в лице.

В это время, неподалеку сидел Двэйн, услышав последние слова, он сразу же подбежал к Байхэчоу и Папе Храма! Громким голосом прокричал:

— Так, не пойдет! Никак нельзя!

Двэйн стал из-за всех сил выпячиваться вперед и издалека закричал Папе:

— Допустим ты Святоша их Храма Богини Света, только вот не надо вмешиваться в Имперскую Власть! Уставы монархии основывались целые тысячелетия, и они неизменны! Даже если тебя тут очень сильно почитают, ты не имеешь права решать такие вопросы! Две провинции западных земель принадлежат Империи, и никому не позволено находиться там! И тут ты… Ты! Да кто ты такой, чтобы принимать такие решения!

Двэйн сильно разозлился и впал в ярость.

— Уступить территории? Провинцию Деза?

— Да чтоб тебя…

— Провинция Деза – еще с древнейших времен является собственным владением Империи. И я, истинный владелец этих земел, пока еще не высказывал своего одобрения. Ты, никчемный старик, с какой стати даришь другим людям западные земли Империи?

Павел XVI оглядел Двэйна. Он странным взглядом опрокинул его и, ухмыльнувшись, вздохнув, сказал:

— Эти владения принадлежат Герцогу Тюльпану. Ты говоришь истину, Храм не должен вмешиваться в дела Империи. Законы закладывались целыми тысячелетиями. Но, в скором времени Континенту Роланд не избежать перемен. Целые тысячелетия уставы оставались неизменными, однако скоро они будут претерпевать крах.

Двэйн разозлился еще сильнее:

— Как бы там не было, даже если в твоем распоряжении земли Храма Богини Свсете, тебе никто не давал права управлять всей Империей, к тому же Деза принадлежит мне! С какой это стати… ты…

Павел XVI покачал головой:

— В этом случае я могу лично договориться с Принцом Соном. Я сам могу лично убедить его. Что же касается вас, Герцог Тюльпан, и твоей территории… Я могу попросить Принца сверх всего прочего вернуть тебе твои владения.

Договорив это, он обратился к Байхэчоу:

— Почтеннейший Шаман, теперь я сказал все. Вы до сих пор не верите мне? Я, Папа Храма Богини Света, никогда не бросаю слова на ветер.

Байхэчоу задумался на секунду. Он поднял голову и с застывшим выражением лица, без всякого энтузиазма сказал:

— Я, Байхэчоу, все время желаю что-нибудь, и другие люди всегда отдают мне это! Но сейчас мне не надо, потому что я силой могу забрать свое!

После чего он усмехнулся и сказал:

— Достопочтенный Папа Храма, если вы хотите, чтобы я уступил вам, тогда нам придется сразиться… Однако если подойти к вопросу с другой стороны.- Его взгляд все больше и больше охладевал. — Если я собственными руками убью вас, Папу Храма Богини Света, то это для меня, человека со степей, разве не будет намного существеннее, чем две какие-то провинции?

Он поднял ладони перед собой, внимательно посмотрел, в его глазах было какое-то переживание:

— Я в этот раз пришел с Снежной Горы и заметил, что в Империи Роланд тоже есть много сильных людей, как жаль, что только мне одному не хочется никого убивать. Всю жизнь я желал, чтобы моя смерть пришлась на руки достойному меня противнику. И Достопочтенный Папа, здесь я встретил вас, самого почитаемого среди всех служителей Богини Света, с самого начала не хотел убивать вас… Да только, кто сможет подтвердить, что вы действительно Папа Храма Богини Света?

Закончив говорить, Байхэчоу перестал двигаться. Словно застыв на одном месте, он стал приходить в ярость.

Его и Папу разделяло расстояние всего в несколько шагов. И в одно мгновение он всей своей силой рванул вперед. Теперь уже никакого расстояния между ними не было. Тихо вздохнув, Папа с приоткрытым от удивления ртом отскочил назад.

Обстановка складывалась очень непредсказуемо. В это время они были похожи на великих воинов Святого Уровня, каждый из которых обладал своей мощной сферической защитой.

Они были совсем на небольшом расстоянии друг от друга, и раз за разом каждый из них менял траекторию, чтобы дать другому отпор. Все происходило очень быстро, как будто бы закружил вихрь. Однако Двэйн, глядя на них, устал от скуки. Эти двое выглядели так, как будто они затвердели на месте и превратились в статуи. На самом же деле, если бы он осмелился зайти в их пространства, то он бы увидел совсем другое.

Удары барьеров вызывали сильные ультразвуковые волны, которые с земли поднимали даже камни. Эти камни, попадая в пространство между их барьерами, от ударов стирались в порошок.

Вспомнив о недавнем опыте, Двэйн не стал использовать свои силы ради просмотра поединка, только спокойно сидел, наблюдая за всем в стороне. Он сильно сдерживал себя, и никак не осмеливался подойти к ним.

В конце концов, Папа, не переставая, бросал мощные лучи света, и все они, долетая до Байхэчоу, уничтожались его собственным барьером. Байхэчоу уже почти удалось дотронуться кончиками пальцев до лица Мага.

В это же время пустые невзрачные глаза Мага начали ярко сверкать и становиться серебристого цвета! Два зрачка тоже стали серебристыми. И все его тело начало дрожать.

Почувствовав силу своего противника, Байхэчоу стал быстро сдерживать его, однако на одно мгновенье Папе удалось вырваться из-под его контроля, и Байхэчоу почувствовал, что не может сдержать его. Папа, воспользовавшись этим моментом, выдохнул воздух и отступил далеко-далеко назад. Лицо Байхэчоу выразило недоумение, он не погнался за Папой, а наоборот остался на месте.

Все тело Мага сильно содрогнулось, и вдруг стало заметно, как позади в нескольких ста метрах святая магия покрыла городские стены.

— Какой силой вы наделены? — нахмурив брови, спросил Байхэчоу. В его глазах появлялось все больше страсти. — Неужели вы скрывали свою истинную силы? Только что вы отскочили назад, но это далеко не все, что вы сделали!

Маг, вздыхая, поднял руку, чтобы убрать пот с лица, со смехом ответил:

— Почтеннейший Шаман, моя сила далеко не такая, как у вас! Но раз уж вы не согласились пойти на мои условия, то сегодня мне ничего не остается кроме того, как рискнуть своей жизнью и сразиться с вами! Если я не смогу остановить вас здесь, то вы не согласитесь на мои условия!

Сказав последние слова, он неожиданно высоко поднял золотой посох. Его глаза становились все больше и больше необыкновенного серебристого цвета. Он затаил дыхание. Во время его движений, было ощущение, что постоянно не хватает воздуха.

Папа стоял на своем месте, как будто находился в середине сферы, и его слова одно за другим словно вырывались наружу…

— Законы этого мира больше не существуют, но святейшие обладают сознанием, непостижимым сознанием, это и есть главный закон! Если вы не будете подчиняться закону, это и будет непостижимым сознанием!

Папа высоко стоял на городской стене. И вслед за его словами, в потоках холодного ветра развевалось его длинное одеяние. Это придавало ему еще большей таинственности.

Внезапно Байхэчоу как будто бы что-то почувствовал, и его лицо стало печальным. Он взвыл и тут же бросился на Папу. Разведя ладони в стороны, он уже не пускал лучи льда и инея, теперь он использовал пламя огня. И левой, и правой стороной поворачиваясь к Папе, он, издавая свист, все ближе подходил к нему.

— Богиня Света говорила, что в этом мире все едино. Все было уготовано мне. Я же могу даровать, а могу забирать обратно.

Все это звучало так, как будто бы он быстро рассказал что-то, и в то же время изложил целую историю длиною в вечность.

В это мгновение вся вселенная наблюдала за ними. Но Двэйну казалось, что время остановилось. Он почувствовал, что все кругом остановило свой ход. И после этого покрылось мерзлотой.

Ветер перестал дуть. Но горы остались неизменными!

Весь этот мир и его краски жизни – все прекратило свое движение!

Оставить комментарий