Глава 318.1. А не пора ли выйти на следующий уровень (часть 1)?

Сибастер катался по земле от боли, зажимая рукой рваную рану. От внезапного сильного удара все его тело невольно содрогнулось. Рыцарь был вне себя от ярости. Он, генерал Северо-западной армии, сражавшийся с принцем драконов, был побежден каким-то обыкновенным лесным животным! Попросту говоря, это был настоящий позор.

Сибастер был взбешен. Внезапно до него донесся хохот Двэйна. Сплевывая кровь, рыцарь прохрипел:

— Ты… ты разве не сидел в пещере? Ты обманул меня. Это снова был твой коварный план!

Двэйн с трудом сдержал смешок и, покачав головой, произнес:

— Любезный генерал! Многоуважаемый генерал! Бедный генерал! Я, правда, сочувствую тебе. Разве ты не знаешь… В магии есть нечто иллюзорное. Я всего лишь создал в пещере небольшую иллюзию, и, на удивление, ты повелся на нее. А я тем временем сидел возле вот этого дерева и смотрел на это забавное представление. Увидев, как ты заходишь в пещеру…хахаха…. я со смеху чуть не помер, чесслово.

Слушая, как Двэйн наигранно сладеньким голоском зудел у него над ухом, Сибастер еле сдерживался, чтобы не блевануть. Пристально глядя на мага, он искренне хотел выплюнуть кровь прямо ему в лицо и обругать самым жестким образом. Стиснув зубы, он прохрипел:

— Глупости! Ты только прикидываешься умным, выкидывая эти твои штуки. Но на самом деле, все это не стоит и ломаного гроша!

Двэйн снова едва сдержал улыбку и серьезным тоном сказал:

— Ах, пустяки. Мой юный генерал, похоже, тебе в жизни очень не хватает неприятностей. Неужели ты даже не в состоянии разглядеть, что за моими, как ты говоришь, пустяками скрывается столько тонкостей и мастерства?

Он поднял руку перед собой и, загибая по очереди пальцы, сказал:

— Во-первых, мне необходимо расположить на земле поддельные следы, чтобы навести тебя на ложную мысль, будто бы я действительно вошел в пещеру. Во-вторых, мне нужно в совершенстве владеть магией иллюзии, чтобы заставить тебя войти в пещеру. В-третьих, мне нужно просчитать наперед ход твоих мыслей, а также знать, что самая желаемая тобою вещь — это мой меч «красавица под луной». В-четвертых, я должен понимать, как подчинить себе черного медведя и заставить его послушно сидеть в берлоге. Заметь, бесшумно! Вплоть до того момента, когда ты войдешь в пещеру. Знаешь ли ты, как это сложно? В-пятых, я потратил львиную долю своей силы, а также прибавил магию ловкости. Хаха… Эта мощь в лапе медведя действительно свирепая! В-шестых… а шестое…

Двэйн нарочно помолчал немного, а затем с легким пренебрежением, смеясь, добавил:

— Мне все равно, пустяк это или искусство. Так или иначе, пострадал от этого ты, а не я. Я буду доволен всем, что доставит тебе неприятности. Хаха! Если ты не хочешь смириться, то придумай способ заставить меня плеваться кровью. Способен ли ты на такое?

У Сибастера потемнело в глазах. Ему наконец удалось подавить в себе гнев, и, раскрыв рот в попытке что-то сказать, он лишь снова сплюнул кровью.

Это кровь была не следствием глубокого ранения, а результатом проделок Двэйна, который умудрился довести рыцаря до белого каления.

Двэйн, наблюдая за сплевывающим кровью Сибастером, нарочно начал хлопать в ладоши, стараясь произвести звук как можно более громкий. Торжествуя, он произнес:

— Превосходно! Превосходно! Мой юный генерал, эта твой поза, в которой ты плюешься собственной кровью, в высшей степени элегантна, честное слово! Я знаю, тебе сейчас очень плохо. Хаха… Однако, я слышал одну очень мудрую поговорку: эм, как же там…тебе плохо, но ты плюй, плюй, постепенно и привыкнешь.

Внезапно Сибастер громко закричал и, схватив свой меч, сделал резкий выпад в сторону Двэйна. Острие меча подобно молнии вмиг возникло перед самым его носом! Какой же мощной должна была быть Доу Ци вокруг этого меча, если его метнул всадник девятого уровня! Как же Двэйн, находясь в каких-то нескольких десятках метров от него, мог увернуться от удара?

Двэйн громко закричал. Длинный меч насквозь пронзил его тело…

Вот только оно, проткнув его грудь, лишь заставило тело мага немного скрючиться, и он сделал несколько шагов назад, однако при этом ни одной капли крови не вытекло из его раны. Затем, его силуэт начал мерцать и бледнеть до тех пор, пока не исчез полностью.

Внезапно со всех сторон донесся громкий смех.

— Бедный, бедный генерал. Сколько выстрадал ты в дороге из-за меня, а все никак не научишься быть хоть чуточку умнее. Я знаю, что ты воин девятого уровня, а я всего лишь маг. Как же я могу осмелиться приблизиться к тебе? Посмотри, ты только что бы обманут моей иллюзией, а сейчас вновь повторяешь свою ошибку. Хаха!

Сибастер в этой атаке потерял меч. Остолбенев, он постоял какое-то время в нерешительности, а затем стал громко кричать.

Голос Двэйн по-прежнему звучал со всех сторон:

— Сибастер! Мой юный генерал! Глупенький парнишка! Не сердись ты так, ведь тебе просто не свезло встретиться со мной на твоем пути. Давай, сейчас начнется настоящее представление. Посмотри, вокруг столько высоких деревьев, какие у них пышные ветви! Твой талант рубить деревья поистине потрясающий, но вот только не знаю, сможешь ли ты искромсать такое их количество…

Сказав это, Двэйн нарочно испустил тяжелый вздох, а затем со смехом прибавил:

— Виноват! Чуть было не забыл. Мой юный генерал, у тебя теперь даже нет твоего меча. Эх… Как же ты будешь рубить деревья без меча? Хм, неужели ты собрался продемонстрировать мне, как нужно ломать древесину голыми руками?

Сибастеру стало дурно. Оглядевшись вокруг, он убедился, что со всех сторон окружен деревьями. Ему невольно стало жаль себя, однако, он не мог сдержать своего гнева и, закусив губу, сказал:

— Ты… Куда ты дел Папу Храма и Короля Шаманов?

Двэйн, рассмеявшись, вздохнул:

— Не беспокойся. Я не только могу управлять волчьей стаей, но и львами, тиграми, оленями и так далее. Конечно, я не мог оставить двух бедных старцев дожидаться своей смерти, поэтому я спрятал их ранее. В этом лесу так много деревьев, мне не составило труда создать иллюзию и превратить их в два таких же дерева. Если только они будут сидеть тихо, такой кретин в магии, как ты, никогда не разрушит мои чары.

Сказав, это он снова громко расхохотался:

— Давай, я уже не могу ждать. Генерал, скорее покажи мне свое представление с рубкой деревьев.

Когда все вокруг стихло, по лесу пронесся мелодичный звук горна. Услышав его, Сибастер похолодел. Он, конечно, помнил, что именно так Двэйн в прошлый раз призвал энтов.

В этот раз он был ранен, да и к тому же потерял свой боевой меч. Теперь ему предстояло встретить тысячи оживших деревьев безоружным… Разве он мог в таком состоянии противостоять им?

Сибастер изменился в лице и, наконец, выдавил из себя звучный рык, которым он выразил весь свой гнев и непримирение с судьбой. Он уже все решил. Вмиг повернувшись в противоположную сторону, рыцарь стремительно помчался прочь, и через мгновение его силуэт скрылся за горизонтом.

Он действительно принял окончательное решение спасти свою жизнь. Поэтому ему ничего не оставалось, как бежать.

После того как Сибастер исчез, в лесу наступила тишина. Внезапно со ствола дерева, растущего возле пещеры, соскользнула мерцающая волна. Тело Двэйна постепенно обрело видимые очертания.

Он посмотрел вдаль. Затем громко вздохнул и вытер пот со лба. Несмотря на то, что с Сибастером он держался уверенно и непринужденно, все же ему стоило усилий заставить рыцаря обозлиться и испугаться своего противника.

— Черт, пришлось использовать маневр «пустого города»… Эх!

На этом Двэйн горько рассмеялся.

В данную минуту он не чувствовал облегчения. Призывающий энтов рог сегодня уже не мог быть использован им, и если бы Сибастер не сбежал, то маг оказался бы в весьма затруднительном положении.

Что касается Байхэчоу и Папы…

Двэйн глубоко вздохнул и, посмотрев лежащий неподалеку труп черного медведя, горько усмехнулся:

— Прошу прощения, что пришлось отнять у тебя жизнь. Только выманив тебя из пещеры, можно было заставить его полагать, что в ней никого нет. Подумать только, как живой человек мог бы находиться в берлоге вместе с черным медведем? Разве что, только если у него устойчивая психика.

Он посмотрел в небо и тихо вздохнул:

— Гэндальф, магия Друидов, которой ты меня обучил, снова спасла мне жизнь.

Затем он повернулся и вошел в пещеру. Почувствовав отвратительный смрад, по-прежнему стоявший в берлоге, Двэйн нахмурился. Отойдя от входа на некоторое расстояние, он достал из кармана магический камень, который после того, как маг легонько потряс его, осветил темное пространство вокруг него.

Оставить комментарий